«Розовая» действительность: разруха на фоне казино

Третья годовщина «революции роз» — государственного переворота, в результате которого власть в Грузии была незаконно захвачена Михаилом Саакашвили и его соратниками, — праздновалась в Тбилиси весьма помпезно. Однако многие грузины, собравшиеся за накрытыми столами, пили вовсе не за «розы», а за самый почитаемый здесь церковный праздник — день Святого Георгия, покровителя Грузии.

Праздновать нечего

И это понятно — ведь праздновать, несмотря на победные реляции, особо нечего, хотя грузинское руководство пытается уверить мир в обратном. «Если приедете к нам, увидите, что у нас в Грузии большие изменения, — заявила председатель грузинского парламента Нино Бурджанадзе 30 ноября в интервью рижской газете «Час». — Мы проводим очень серьезные реформы. Мы хотим, чтобы в Грузии было максимально большое количество инвестиций».

Между тем в ноябре авторитетное международное рейтинговое агентство Standard&Poor`s изменило прогноз по рейтингам правительства Грузии с «Позитивного» на «Стабильный». По мнению агентства, «геополитические риски в регионе значительно усилились, а это может сдержать улучшение показателей внешней ликвидности, настроений инвесторов и темпов экономического роста». Уровень рейтингов ограничен также относительно высокой инфляцией, сравнительно неразвитым финансовым сектором и узостью экономической структуры, отмечается в сообщении агентства.

Однако грузинское руководство предпочитает говорить только о «достижениях». «Начиная с 2003 г., Грузии удалось добиться многого, — указал Саакашвили 23 ноября в интервью немецкой «Der Tagesspiegel» с характерным заголовком «Европа должна остановить Россию». — Если тогда она считалась «failed state» — несостоятельным государством, то сегодня Грузия относится к наиболее преуспевшим странам с трансформирующейся экономикой». Неделей ранее, в интервью британской «The Financial Times» 17 ноября, он привел конкретные цифры: «президент признал, что в этом году рост валового внутреннего продукта, оцениваемый экономистами примерно в 8%, из-за действий России снизится на 1,5–3%». «Но Грузия с этим справится, обеспечив себе альтернативные поставки газа и диверсифицируя экономику, — продолжил Саакашвили. — Сейчас стремление к выживанию служит нашей главной мотивацией».

Существенное изменение по сравнению с самоуверенными июньскими заявлениями о росте ВВП в 12% (впрочем, в интервью французской «Le Figaro» от 9 октября под названием «Путин — глава расистского государства» Саакашвили рисовал еще более радужную картину: «Москва знает, что наша страна развивается, рост экономики составил 13 процентов, в два раза выше, чем у России со всей ее нефтью, уровень коррупции снижается, короче говоря, в стране сложился благоприятный инвестиционный климат»).

Однако и оно не отражает реальной ситуации. Российские санкции, о которых с таким пренебрежением говорило грузинское руководство, всего за несколько месяцев практически разорили страну. После объявления Москвой о повышении цен на газ для Грузии до 230 долларов за тыс.куб., Тбилиси не удалось ничего «обеспечить». Выяснилось, что соседи — Иран и Азербайджан — не имеют ни необходимых Грузии свободных объемов газа на продажу, ни желания демпинговать, ни намерения ссориться из-за этого с Россией. Переговоры о покупке газа в этих государствах продолжаются. А вот планы «диверсификации» провалились окончательно: грузинское сельское хозяйство полностью ориентировано на российский рынок, и возможности продвижения его основных продуктов — фруктов и вина — на европейские рынки стремятся к нулю. Страна находится в глубоком экономическом кризисе, итогом которого, если Тбилиси не проявит реальной заинтересованности в том, чтобы коренным образом изменить российско-грузинские отношения, может быть только полный крах. Чтобы убедиться в этом, достаточно просто поездить по стране.

«Кислотные» города

В преддверии «революционной» годовщины президент Грузии посетил Чиатуру, открыв в этом шахтерском городе бассейн и спортивную площадку. Нет сомнений, что именно этих сооружений так не доставало чиатурцам. Градообразующее предприятие — «Чиатурмарганец» — было остановлено еще в первые годы грузинской независимости, лишив горожан средств к существованию. Давно закрыты промышленные предприятия в Рустави, Зестафони и Кутаиси, «во времена советской оккупации» дававшие работу и уверенность в завтрашнем дне тысячам местных жителей. Ржавые остовы металлургических комбинатов выглядят стоп-кадрами из фильмов о последствиях ядерной войны. Особенно безотрадно они смотрятся в конце ноября, под низким серым небом, едва припорошенные первым снежком.

Бывшие работники этих заводов и фабрик — кроме тех, конечно, кто уехал зарабатывать на хлеб в Россию — часами неподвижно сидят у порогов своих ветшающих домов. Делать им абсолютно нечего: в Кутаиси работают лишь лабазы с набором самых необходимых продуктов, некоторые бюджетные организации да рестораны. Вода подается пару часов в сутки, свет часто отсутствует. Чтобы разрушающиеся от ветхости, змеящиеся трещинами многоэтажные дома не наводили страх, власти додумались красить их — прямо поверх осыпающейся, пузырящейся штукатурки — в веселенькие оранжевые, розовые, сиреневые цвета. Однако ощущение всеобщего распада и безнадежности от этой неумелой маскировки только усиливается. На базаре второго по величине бывшего промышленного города Грузии одно из основных транспортных средств — вол или осел, впряженные в самодельную телегу. «Пошел!», — хлещет вола по спине худой крестьянин, и медлительное животное нехотя начинает движение вперед. В этой картине начала XXI века — вся безысходность нынешней Грузии, стремящейся в Евросоюз и НАТО.

В селе положение не лучше. Некоторые деревни в Кахетии, почти сплошь состоящие из пустых остовов домов, выглядят точь-в-точь как уничтоженные во время боевых действий сухумские и очамчирские кварталы. Вот только в Кахетии не было войны. Теперь во многих селах региона живут одни старики да дети. Сельское хозяйство в упадке, поля зарастают сорняками. «Раньше у нас работал кирпичный завод, птицефабрика, — рассказывает АПН Дали из Дедоплисцкаро, получающая нищенскую пенсию в 15 долларов. — Теперь каждый выживает, как может — кто медом торгует, кто вином, кто едет в Тбилиси на заработки. Перешли фактически на натуральное хозяйство… Моя дочь — прекрасный врач, получает всего 30 долларов. Разве можно на это прожить?».

Этот кахетинский ющая на нищенскую пенсиюицефабрика, — рассказывала "е кварталы. вания - навевали лом Саакашвили и его соратниками — ителгородок — всего в полутора часах езды от грузинской столицы. В Аспиндзе, до которой из Тбилиси часа четыре, и вовсе вернулись во времена первобытного общества. «Половина здешнего населения занимается охотой и рыболовством, остальные сидят по домам, — говорит 18-летний Ираклий, который, несмотря на молодость, уже женат и имеет ребенка. — Раньше в Вардзиа (пещерный монастырь примерно в десяти километрах от города) была турбаза на 700 мест, но она давно не действует. Сейчас, когда начали строить дорогу до Ахалкалаки, на работу нанимают местных жителей. Но ее построят — и все они снова окажутся на улице. Больше здесь зарабатывать нечем». Сам Ираклий — «на подхвате» у отца — водителя маршрутки, и, похоже, по местным меркам устроился неплохо. Грязь, нищета, давно не ремонтированные, но, как и в Кутаиси, раскрашенные в кислотные цвета дома — примета маленькой Аспиндзы.

Тинейджеры на работе

«Сколько было надежд на новую власть, но время идет, и ничего не меняется к лучшему», — слышал корреспондент АПН от самых разных людей и в Кахетии, и в Имеретии, и в Джавахетии, и в Тбилиси. Столицу очень любят приводить в пример штатные пропагандисты Саакашвили. Действительно, покрашенные к прошлогоднему приезду Джорджа Буша дома в центре пока еще выглядят симпатично. Но здания вдоль носящей имя американского президента трассы, ведущей в аэропорт, уже утратили ии, и в Имеретии, и в Джавахетии, и в Тбилиси, который так любят обновленный вид. «Позолота» стирается — остаются хронические экономические проблемы и удручающе низкий уровень жизни населения. Хотя из 200-долларового номера «Шератон Метехи Паласа» или аналогичной гостиницы для иностранных инвесторов и аналитиков ситуация не выглядит столь безнадежной.

Рядовые сограждане Михаила Саакашвили отнюдь не заражены его оптимизмом, причем это касается далеко не только лиц среднего и старшего возраста. «Если подводить итоги трех последних лет, надо сказать, что даже искренне верившие в силу «революции роз» успели почти сразу же разочароваться, — говорит Ани, в этом году получившая диплом о высшем образовании в сфере гостиничного обслуживания. — Но при этом все, даже самые скептически настроенные, отмечают изменения: как к лучшему, так и к худшему».

«Хлеба и зрелищ!» — нынешний президент постоянно претворяет в жизнь этот девиз, — считает бывший геолог, ныне домохозяйка Светлана (ей немного за пятьдесят, родители назвали ее в честь дочери Сталина). — Правда, он больше охоч до зрелищ. Хлебом не корми, дай покрасоваться перед телевизионной камерой и перерезать ленточку по поводу открытия очередного фонтана или аквапарка в Кобулети. Строительство очередного фонтана стало уже притчей во языцах». Правительство напоминает «тусовку, сборище тинейджеров, которые решили поиграть во взрослую жизнь, но не знают правил игры, а посему каждый городит свой огород, кто во что горазд, не зная наперед, во что это может вылиться и какие могут быть последствия», уверена женщина. «Интересно, кому могло прийти в голову отправить кисть винограда главному санитарному врачу России? — недоумевает Светлана. — Как такое может позволить хотя бы просто уважающий себя человек, не говоря уж о члене правительства! Многие были в шоке от этого поступка — как говорится, «за державу обидно».

За три года пенсии и зарплаты немного выросли, но инфляция растет быстрее. «С самого начала имевших работу и безработных просто поменяли местами, — рассказывает Ани. — Уволили стариков или приверженцев старой власти, наняли просаакашвилевски настроенную молодежь. Безработица все еще высокая. Никакие гранты и трехмесячные программы занятости безработных не помогают. Производство практически стоит. Зато появляются новые фонтаны, парки, отели, ледовые шоу за невероятные деньги на Новый год и другие средства отвлечь население от того, что живется все еще худо...»

78-летняя Лили 45 лет проработала в школе педагогом русского языка и литературы. Сейчас ее пенсия составляет 38 лари (примерно 22 доллара), что в три-четыре раза меньше прожиточного минимума. «После начала блокады со стороны России все продукты подорожали на 50–100%, — говорит она. — Гречневая крупа стоила доллар за килограмм — сейчас 1,75. Этот список можно продолжить до бесконечности. Ну а что будет с газом да со светом, можно только гадать. Как выживать! Хорошо, есть сын». Его, работавшего в органах МВД, выгнали на пенсию в 49 лет. Он получает 90 долларов — доход на грани выживания. «Интеллигенция как раньше страдала, так и сейчас страдает, — добавляет Светлана. — Академик, профессор, за одну прочитанную лекцию получает гонорар в 2,5 доллара, а за целый год работы с магистрантами заработал... 22 лари (чуть больше 12 долларов)».

«Только за прошлый год в Грузию вернулись 100 000 грузин из Европы и всего мира, — говорит Михаил Саакашвили в интервью Der Tagesspiegel. — Это было их голосование «ногами», и теперь они помогают нам строить новую, демократическую и современную европейскую страну». Официальной статистики по этой теме нет, но президент, похоже, вновь выдает желаемое за действительное. «Те, кто не питает иллюзий насчет ближайшего будущего и не ждет вступления Грузии в ЕС, все так же бегут отсюда, — отмечает Ани. — Любыми способами. На прошлой неделе в Турции были задержаны и депортированы сначала 125, а потом еще 47 граждан Грузии, пытавшихся нелегально пересечь границу с Грецией». Многие ее ровесники всеми правдами и неправдами пытаются получить визу какого-нибудь европейского государства с намерением навсегда «зацепиться» в Европе.

Патруль и бутики

Впрочем, следует отметить и некоторые достижения «розовой» власти — по принципу «да, но…». К ним относятся строительство новых и ремонт старых дорог, создание дорожного патруля вместо ГАИ и милиции. «Они молодые, интересные, не берут взяток, но с удовольствием выписывают штрафы даже за переход улицы в неположенном месте, — рассказывает Ани. — Зато их же вызывают в случаях домашних скандалов и ссор. Они — мастера на все руки».

Покрытая новым асфальтом трансгрузинская магистраль «Восток-Запад» (Тбилиси-Кутаиси-Батуми) становится похожа на немецкие автобаны. Впрочем, некоторые новации объясняются сугубо личными мотивами. «Тбилиси — очень своеобразный город, здесь ничего невозможно утаить, — рассказывает Светлана. — Начали делать дороги — это хорошо. Проспекты Руставели и Чавчавадзе — главные магистрали города, ведущие к самой престижной зоне летнего отдыха нашей элиты, что-то вроде Рублевки — утюжили месяца три, покрыли чуть ли не в три слоя, и вдруг ни с того, ни с сего взялись за окраину города. Все жители микрорайона Вазисубани были обрадованы, но и очень удивлены, с чего бы такая честь. Через некоторое время все прояснилось — оказалось, там живет одна из пассий президента».

На улицах города появилось много секонд-хэндовских автобусов из Голландии. «Учитывая происхождение нашей первой леди — все понятно! — считает Светлана. — Злые языки утверждают, что здесь не обошлось без посредничества тестя нашего уважаемого президента. О том, сколько это обошлось городу, история, естественно, умалчивает. И, как всегда, не обошлось без ложки дегтя. Автобусы рассчитаны на европейские стандарты, но самое главное, в них должны работать кондиционеры. Но они по непонятным причинам не работают, а окна не открываются, и это в сорокаградусную жару! Так в муках прошло лето прошлого года. В этом году стали срочно заменять стекла и врезать форточки, но почему-то очень маленькие».

В Тбилиси стало гораздо чище, снова появились дворники (в основном по программе трехмесячной занятости), мусорные баки и домофоны. «К новым мусорным бакам неплохо бы приложить инструкцию, — иронизирует Светлана. — Где-то сбоку там есть незаметная педалька, которая открывает крышку, но об этом никто не подозревает». В результате баки стоят открытыми, и количество крыс, мышей, бездомных кошек и собак остается прежним, со всеми вытекающими отсюда последствиями. «Все еще есть районы, в которых не бывает света, воды или (что реже) газа, — добавляет молодой специалист Ани. — И это в столице, не говоря уж о периферии». Зато минувшим летом зарегистрировано небывалое количество курортников на черноморском побережье Аджарии. «Я езжу туда шесть лет подряд, но столько гуляющей и сорящей деньгами молодежи еще не видела, не говоря уж о наплыве туристов из Армении, — отмечает девушка. — Люди по всей стране стали интереснее одеваться, интенсивнее вести общественную жизнь, так что нельзя не отметить, что денег у них хоть чуть-чуть, но больше».

Это отмечает и Светлана: «В Тбилиси оживилась культурная жизнь, появилось много новых театров — некоторые на 30-40 мест, некоторые на 100-150, частных художественных галерей, кафе, ресторанов на любой вкус, гостиниц и казино». Бутиков в грузинской столице — пруд пруди. Недавно напротив бывшей гостиницы «Аджария» открылся «Наф-Наф» — «магазин одежды прямо с Елисейских полей». «А уж парфюмерных магазинов «ICI PARIS» с парижскими же ценами уже штук пять, если не больше, — говорит Светлана. — И не банкротятся ведь — значит, «народ» стал жить лучше и веселей».

Ремонтируются старые и открываются новые школы, что, безусловно, благо — но страдает сама система образования. Закрыли традиционно русскоговорящие факультеты ТГУ — математический и физический, планировали закрыть и Академию наук Грузии. Из родного здания за город хотят выселить институт виноградарства (а с ним лабораторию и хранилище с коллекцией из 35 тысяч уникальных вин). Выселяют и союз кинематографистов. Весной едва не закрыли бесплатный Дворец молодежи с более чем тремястами кружками, клубами и объединениями. «Но люди отстояли девять тысяч квадратных метров бывшего дворца наместника Кавказа графа Воронцова на проспекте Руставели, — рассказывает недавняя студентка, кстати, тоже выпускница этого Дворца. — Продать Родину по кусочкам — картина маслом». «Правительство спешит как можно скорее распродать все, что можно, особенно на Руставели, гда аренда самого маленького помещения обходится в 2000-3000$», — добавляет Светлана.

***

«Наша новая власть — какая-то дерганная и спешащая, — говорит Ани. — Она не понимает и не способна понять, что за три-пять лет нельзя сделать из Грузии европейскую страну, кардинально изменив все по западному образцу. Есть и такие вещи, которые нам не подходят». Президент страны считает иначе, представляя грузино-европейские связи в абсолютно нереальном свете. «Тесные связи между Грузией и ЕС выгодны обеим сторонам: совместно мы можем обеспечивать Европу энергетическими ресурсами, создавать рынки для наших товаров, защищать границы и заботиться о стабильности в Черноморском регионе», — отмечает он все в том же интервью «Der Tagesspiegel». Но от реальности не уйти. «Пришло время, чтобы мы, грузины, поняли: мы не должны денно и нощно думать о том, что Россия думает о нас, что она скажет о нас, что предпримет в отношении нас и какие у нее планы в отношении нас», — заявил Михаил Саакашвили по итогам встречи с президентом Путиным на минском саммите СНГ. Однако думать об этом придется — если, конечно, глава грузинского государства не задумал погубить его окончательно.

Тбилиси-Дедоплисцкаро-Кутаиси-Аспиндза

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter