Ржавый ядерный щит России

В начале статьи приведем данные об изменении состава Стратегических ядерных сил (СЯС) РФ в постсоветский период.

На начало 1992 г. Россия получила от СССР (т.е. эта часть СЯС оказалась на ее территории):

в РВСН – 170 МБР РС-18 (по 6 БЧ на каждой), 204 МБР РС-20 (по 10 БЧ), 46 МБР РТ-23, в т.ч. 36 железнодорожного базирования (по 10 БЧ), 207 мобильных МБР РС-12М «Тополь» (по 1 БЧ), всего 627 МБР с 3727 БЧ;

в ВМФ – 14 РПК СН пр. 667БДР (по 16 БРПЛ Р-29Р по 3 БЧ на каждой), 6 РПК СН пр. 941 «Тайфун» (по 20 БРПЛ Р-39 по 10 БЧ), 7 РПК СН пр. 667БДРМ (по 16 БРПЛ Р-29РМ по 4 БЧ), всего 27 РПК СН с 456 БРПЛ, 2368 БЧ;

в ВВС – 22 бомбардировщика Ту-95МС16 (по 16 крылатых ракет на каждом, т.е. всего 352 КР).

Итого – 1083 МБР и БРПЛ с 6095 БЧ, 22 самолёта с 352 КР. Всего 6347 зарядов (БЧ и КР).

В последний день 1999 г. первый президент РФ передал своему преемнику такой состав СЯС:

в РВСН – 150 РС-18, 180 РС-20, 46 РТ-23, 360 мобильных «Тополей» и 20 «Тополей-М» РС-12М2 шахтного базирования, всего 756 МБР с 3540 БЧ;

в ВМФ – 11 РПК СН пр. 667БДР, 2 «Тайфуна» (ещё 1 был переделан для испытаний БРПЛ «Булава», боевых ракет он не нёс), 7 РПК СН пр. 667БДРМ, всего 20+1 РПК СН с 328 БРПЛ, 1376 БЧ;

в ВВС – 15 Ту-160 (по 12 ракет на каждом), 31 Ту-95МС6 (по 6 ракет) и 35 Ту-95МС16, всего 81 бомбардировщик с 926 КР.

Итого – 1084 МБР и БРПЛ с 4916 БЧ, 81 самолёт с 926 КР. Всего 5842 заряда.

Таким образом, за 90-е годы СЯС увеличились на 60 носителей и уменьшились на 505 зарядов.

К началу 2008 г. Россия имела следующий состав СЯС:

в РВСН – 100 РС-18, 75 РС-20, 207 мобильных «Тополей» (в т.ч. 6 «Тополей-М»), 48 шахтных «Тополей-М», всего 430 МБР с 1605 БЧ;

в ВМФ – по 6 РПК СН пр. 667БДР и БДРМ (и тот же экспериментальный «Тайфун» под «Булаву»), всего 12+1 РПК СН с 192 БРПЛ, 672 БЧ;

в ВВС – 15 Ту-160, по 32 Ту-95МС6 и МС16, всего 79 бомбардировщиков с 884 КР.

Итого – 622 МБР и БРПЛ с 2277 БЧ, 79 самолетов с 884 КР. Всего 3161 заряд.

Таким образом, за период с 2000 по 2008 г. СЯС уменьшились на 462 носителя и 2681 заряд. На самом деле, ситуация даже еще хуже, поскольку количество БРПЛ здесь указано, исходя из количества их носителей (РПК СН). В реальности ракет 173 с 611 зарядами. Т.е. общее количество зарядов у нас составляет всего 3150.

3150 зарядов – это пока довольно много. Печальны тенденции. Точнее, они не печальны, а прямо катастрофичны. Особенно, если учесть тот очевидный факт, что СЯС являются единственной вещью, благодаря которой Россия всё еще числится великой державой, а не гигантской почти пустой территорией с огромным количеством природных ресурсов.

Дело в том, что мы безвозвратно теряем многозарядные баллистические ракеты, причем все, как наземного, так и морского базирования. Наземного – потому что предприятия по их производству остались на Украине. Морского – потому что свернули работы по перспективной ракете Р-39М, а Р-29 в обозримом будущем уйдут вместе со своими носителями, построенными еще в советский период.

На смену многозарядным ракетам приходят однозарядные "Тополя". Причем многозарядных ракет выбывает гораздо больше, чем приходит однозарядных "Тополей". Еще более того, первые "Тополя", изготовленные в 80-е, тоже уже выработали ресурс, их тоже списывают, причем темпами более быстрыми, чем поступают новые. Соответственно, количество носителей сокращается очень быстро, а количество боевых частей – просто обвально.

Главная беда в том, что старая американская разводка со "звездными войнами" ("стратегическая оборонная инициатива") сработала просто гениально. Наверное, даже сами американцы не ожидали, что она окажется такой эффективной. Россия стала заложником созданной в качестве реакции на эту разводку концепции "Тополя" и его изготовителей – Московского института теплотехники и Воткинского завода. После потери украинских предприятий они получили полную монополию на обеспечение обороноспособности РФ. И это даже не беда, это катастрофа.

"Тополь" сделали мобильным, видя в этом панацею от повышения точности американских МБР, способных попадать в наши шахтные ПУ. Сегодня, в эпоху ИСЗ, наблюдающих за земной поверхности во всех диапазонах спектра в реальном масштабе времени, и границ РФ, открытых настежь и на земле, и в воздухе, это обернулось высочайшей уязвимостью "Тополей" от всего.

От воздушного ядерного взрыва, выводящего из строя, возможно, даже не одну, а сразу несколько машин. Причем точность для этого требуется гораздо меньшая, чем для попадания в шахту.

От обычного высокоточного оружия со спутниковым наведением в реальном масштабе времени, запускаемом с самолетов, подлодок, кораблей, а в ближайшей перспективе – и с боевых беспилотников. Всё это в условиях практически полностью разрушенной системы ПВО будет проникать в наше воздушное пространство беспрепятственно. Поразить таким оружием такое хорошо защищенное сооружение, как ракетная шахта, как минимум, гораздо труднее.

От действий диверсионных групп, оснащенных РПГ, ПТРК и тяжелыми снайперскими винтовками. Против шахтных ПУ диверсанты практически бессильны.

Таким образом, мобильность "Тополя" не повысила, а значительно понизила его уязвимость. К сожалению, у этой ракеты нашлись и другие "достоинства". Для того, чтобы избежать поражения космическими лазерами (главной "фишкой" СОИ) ему сделали сокращенный разгонный участок и настильную траекторию. Заплатив за это такой "мелочью", как забрасываемый вес. Он составил всего 1 т у "Тополя" и 1,2 т у "Тополя-М". Сравните с 4,3 т у РС-18 и 8,8 т у РС-20. Именно поэтому "Тополь" и оказался моноблочным, обеспечив нам обвальное сокращение количества боеголовок. Именно из-за низкого забрасываемого веса попытки делать на базе "Тополя" многозарядную МБР РС-24 представляются иллюзорными, в лучшем случае это будет изделие с 2-3 маломощными БЧ, но без средств преодоления ПРО, которые на ракету просто не поместятся. Но беда не только в этом.

Никаких космических лазеров, разумеется, как не было в 80-е, так нет и сейчас. Создать их крайне сложно, это, как минимум, дело очень отдаленного будущего. Но теперь американцам это особо и не нужно. "Тополь" с его чудесной настильной траекторией спасся от несуществующих лазеров, зато попал под гораздо более простые и незатейливые зенитные ракеты. Не под те чудовищные GBI, которые в заоблачном количестве 10 штук непонятно через сколько лет предполагается разместить в Польше и которые пока почти ни во что почти никогда не попадают.

А под уже вполне существующие ЗУР "Стандарт-SM3", запускаемые с борта крейсеров типа "Тикондерога" и эсминцев типа "Орли Берк", оснащенных системой "Иджис" ("Aegis"). Каждый из 22 крейсеров типа "Тикондерога" (первые 5 кораблей серии, не имеющих УВП Мк41, считать не будем, их всё равно скоро спишут) может нести до 122 ЗУР, первые 33 "Орли Берка" – до 90, следующие – до 96 ЗУР (сейчас в составе ВМС США более 50 эсминцев этого типа, строительство серии продолжается).

20 февраля с.г. крейсер "Лейк Эри" сбил ракетой "Стандарт-SM3" ИСЗ (американский же, разумеется), который, как пояснили официальные лица, нес большую экологическую опасность из-за наличия в его баках высокотоксичного топлива. Спутник летел на высоте более 200 км. Это ниже стандартной траектории "нормальных" МБР, а вот "Тополь" с его замечательной "настильностью" вписывается в эту высоту. Скорость ИСЗ заведомо выше, чем у МБР. Размеры примерно соответствуют размерам БЧ МБР.

Таким образом, США уже располагают массовым противоракетным оружием. В условиях очень "удачно" начавшегося таяния арктических льдов, им ничто не будет мешать постоянно держать в высоких широтах, т.е. на траекториях полета МБР из России в США, оперативную ракетную группу из 3-4 крейсеров и 4-6 эсминцев. Она будет нести не менее 1000 (тысячи!) ЗУР "Стандарт-SM3", способных сбивать как МБР, так и их БЧ. И этого будет достаточно для того, чтобы гарантировать безопасность США от российских ракет.

МИТ и Воткинский завод монополизировали сейчас не только наземные, но и морские ракеты. Всё тот же великий и могучий "Тополь", создававшийся как ракета однозначно сухопутная, внезапно стал основой для БРПЛ "Булава". Поскольку МИТ никогда морских ракет не делал, "Булава", конечно, не летает, хотя под нее уже строится 3 РПК СН. Есть очень сильные подозрения, что она никогда никуда и не полетит. А Р-29, как уже было сказано, неизбежно уйдут вместе со своими лодками.

Поэтому, если у нас всё останется так, как сейчас, в совсем обозримом будущем мы будем иметь меньше 1000 БЧ на БР наземного и морского базирования. Задача уничтожения почти всего этого потенциала с помощью высокоточного неядерного или "микроядерного" оружия станет для США абсолютно реальной, единичные оставшиеся МБР и БРПЛ гарантированно добьет ПРО морского базирования, даже если ее эффективность составит 10-20% (насчет "третьего позиционного района" в Восточной Европе напрягаться, как раз не надо, он и бесполезен, и не нужен). Тем более, что и система ПВО у нас в совсем обозримом будущем окончательно обнулится.

Удержатся ли США от искушения реализовать указанную возможность – вопрос чрезвычайно интересный. Очень им будет трудно от нее удержаться, да и зачем?

Без СЯС мы, как уже было сказано, превращаемся в огромную почти пустую территорию с гигантским количеством природных ресурсов. Вопрос будет в том, кто ее оккупирует.

Сборище импотентов из НАТО не рискнуло бы на силовую оккупацию даже в том случае, если бы Россия лишилась СЯС. Тактическое ядерное оружие у нас ведь в любом случае останется. И обычные ВС, хоть и тоже быстро деградирующие, еще будут. Значит, потери оккупантов всё равно будут недопустимо велики. Но, дело в том, что, оставшись без СЯС, мы можем пригласить войска НАТО "мирно" и добровольно. Потому что альтернативой станет китайская оккупация. Как уже писалось в предыдущих статьях, для Китая это не прихоть, а жизненная необходимость. Натовская оккупация является меньшим из зол потому, что она заведомо ментально ближе и гораздо мягче по режиму. От нее хотя бы теоретически можно будет избавиться в будущем. От китайской – ни при каких обстоятельствах.

Если мы, всё-таки, хотим обойтись без любого из вариантов оккупации, надо прямо сегодня осознать суть проблемы и заняться производством старых, добрых шахтных многозарядных МБР. Для этого надо будет строить новые заводы, создавать новые НИИ. Денег, омертвляемых в разного рода стабфондах, резервах и т.д., работающих сейчас на экономику США, для начала должно хватить.

С морскими ракетами, возможно, будет несколько проще, завод в Красноярске и КБ в Миассе уже есть. Хотя, видимо, придется создавать новые проекты подлодок. Непонятно, куда мы денем 3 "Борея". Может, пригодятся для чего-нибудь.

Всё это будет очень дорого и сложно. Но альтернатива у этого одна – иностранная оккупация. Еще при жизни тех, кто читает эту статью.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter