Пекинский бартер Владимира Путина

ПОЙМАЛИ НЕГРА

Война, начавшаяся на территории распавшейся Грузинской ССР, стала одним из крупнейших вооружённых конфликтов постсоветского пространства.

С обеих сторон в боевых действиях уже приняло участие около 50 тысяч человек. Грузия ввела в бой почти все части подготовленные израильскими, американскими и турецкими инструкторами — три кадровые пехотные бригады с бронетехникой, несколько батальонов спецназа, а также несколько частей укомплектованных резервистами и ополчение из грузинских сёл Южной Осетии.

В боях приняли участие и зарубежные консультанты, а один из них — темнокожий гражданин США вроде бы попал в плен, хотя до сих пор не показан.

После того, как обученные по стандартам НАТО части потеряли боеспособность, грузинская армия стала быстро разваливаться. Хотя ни численного, ни технического преимущества (кроме некоторого перевеса в авиации) её противники не имели.

На сегодняшний день Россия задействовала мотострелковый и танковый полк из состава 19-ой мотострелковой дивизии 58-ой армии, по одному полку 76-ой и 98-ой воздушно-десантных дивизий, 218-ый батальон спецназначения 45-ого отдельного разведывательного воздушно-десантного полка и некоторые другие части.

Вместе с ними воюет маленькая югоосетинская армия, добровольцы из Северной Осетии, Дагестана и Кабардино-Балкарии, а также подразделения абхазской армии в Кодорском ущелье.

Следует подчеркнуть. Успех грузинского наступления в первые часы был обусловлен исключительно выполнением противоположной стороной Дагомысских соглашений.

Против лучших сил Саакашвили соответствующих усиленной мотопехотной дивизии Россия и Южная Осетия имели на границе лишь по одному миротворческому батальону оснащенному исключительно стрелковым оружием.

Кроме того, защищать город почти невозможно — он лежит в котловине между высотами, с севера над ним нависают, контролируемые Тбилиси деревни, в обход которых проложена единственная дорога.

Почему сосредоточение сил противника было проигнорировано?

Предположить можно всё что угодно.

Желание красиво смотреться перед мировым сообществом.

Готовность подставить под удар грузинской артиллерии Цхинвал, дабы Саакашвили смотрелся перед этим самым сообществом похуже.

Наконец, обычное торможение, столь ярко проявившееся при вторжении Наполеона Карлыча в 1812-ом, и Адольфа Алоизыча в 1941-ом.

Однако, к счастью, Саакашвили — не Наполеон и не Гитлер, да и нас кое-чему прошлые вторжения научили.

Марш-бросок и ввод войск в бой прошёл достаточно чётко, а быстро налаженная в отбитом Цхинвале оборона позволила отразить второй штурм с минимальными потерями.

Несомненно, нечто подобное репетировалось и неоднократно, однако мощному наступлению предшествовала изрядная пауза, позволявшая предположить, что Южную Осетию запросто могут и сдать, по сценарию, обкатанному на территории распавшейся Югославии.

«БУРЯ» В ЦХИНВАЛЕ

Атакуя Цхинвал, Грузия действовала точно по образцу Хорватии, уничтожившей отделившуюся от этой страны республики Сербская Краина.

Получив от НАТО гарантии невмешательства в случае быстрого успеха, хорватская армия 4 августа 1995 года начало операцию «Буря», и за трое суток зачистило Краину от сербского населения, при минимальных потерях.

Контролируемые лидером Югославии Слободаном Милошевичем офицеры республики оставили свои войска без горючего и боеприпасов, и потому их сопротивление оказалось чрезвычайно слабым.

Саакашвили несомненно был уверен, что Путин и Медведев, поведут себя подобно Милошевичу.

Только этим и можно объяснить отсутствие каких-либо попыток овладеть Рокским тоннелем — единственной коммуникацией связывающей Южную Осетию с Россией. Действуя, по хорватскому сценарию, вечером 7 августа грузины открыли ураганный огонь по Цхинвалу и окружающим деревням, чтобы их обитатели либо погибли, либо сбежали на север.

Казалось, хорватский сценарий работает. Россия, как и Югославия 13 лет назад реагировала очень вяло, ограничившись жалобами в ООН, которые ей немедленно швырнули обратно. Смиренно приняв отказ, российский полпред Виталий Чуркин пожаловался, на нежелание ООН «включить в проект заявления формулировку о том, что стороны должны отказаться от использования силы». И тут же заявил, что, несмотря на это «грузинские представители почувствовали, что международное сообщество не готово мириться с силовыми методами урегулирования грузино-югоосетинского конфликта».

В районе боевых действий было ещё хуже.

Армия еле двигалась, а российский посол по особым поручениям Юрий Попов, уже после подтверждения расстрела солдат миротворческого батальона скорбно заметил, что Грузия «поступила абсолютно непостижимо», а её руководство «имеет нулевой кредит доверия».

В свою очередь, Владимир Путин пообещал некие «ответные действия», но какие конкретно — не уточнил. Складывалось впечатление, что речь об очередном шмоне грузинских ресторанов, высылке пары десятков нелегалов или сокращение поставок ослиной мочи, именуемой вином.

Поклонники Кремля на ставке впали в глубокое уныние, а некоторые даже начали в частном порядке осторожно сетовать, что Белковский прав.

НА ТБИЛИСИ ИЛИ В ГААГУ?

Но вдруг!..

После короткой встречи Путина с Бушем на Олимпиаде в Пекине всё изменилось.

Российские войска перешли в решительное наступление, за двое суток, несмотря вышибли агрессора с занятых территорий, авиация начала бомбить грузинские города, а флот блокировал Грузию с моря, потопив вражеский катер.

Тихий Чуркин внезапно стал напоминать буйного советского вождя Никиту Хрущёва. Правда, ботинком по ооновской трибуне он не стучал, но дал понять, что речь может идти не только о разгроме грузинской армии, но и об отстранении Саакашвили с поста президента. Петров, ничего столь грозного сказать не успел, и теперь его клеймят более ретивые соратники.

Что же случилось?

Прежде всего, в отличие от событий в Хорватии страны НАТО не выступили единым фронтом.

Германия и Франция не слишком хорошо относились к Саакашвили, ориентирующегося исключительно на США и убравшего с поста министра иностранных дел главную лоббистку западноевропейских интересов гражданку Франции Саломе Зурабишвили. В такой ситуации, можно было и поторговаться.

По имеющимся данным Штаты получили гарантии неприкосновенности нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан, и главное им обещали не препятствовать в надвигающемся решении проблемы Ирана, угрожающего превратится в ядерную державу.

За это Вашингтон отказывался от каких-либо санкций против Москвы, и должен был ограничиться гневным осуждением.

Таким образом, главным пострадавшим от российско-грузинской войны может стать президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад, к побережью которого уже стягиваются авианосцы.

Зато Владимир Путин, изрядно подкрасил свой несколько поблёкший имидж патриота и державника, щёдро поделившись им с Дмитрием Медведевым.

Отступать им было некуда. Взяв Южную Осетию, Саакашвили, несомненно, полез бы в Абхазию, а сдачу соотечественников российским лидерам могли и не простить. Сербы поддерживали Милошевича, пока тот отстаивал соотечественников в Хорватии, Боснии и Косово. Но, сдав их, белградский лидер подписал себе смертный приговор и был продан в Гаагу.

Реализовав слободановский сценарий в Южной Осетии и Абхазии, обитатели Кремля поступили бы ещё хуже. Население сербских республик не имело паспортов «Большой Сербии», тогда как почти все жители бывших грузинских автономий — граждане РФ. Предав их, Путин с Медведевым официально расписались бы в том, что цена их державным понтам — рулон использованной туалетной бумаги на двоих.

После этого остальные сограждане получали полное моральное право на любую «оранжевую», «красную» или «коричневую» революцию. C последующей продажей великого вождя Владимира Владимировича и любимого руководителя Дмитрия Анатольевича в Гаагу либо любое другое место, где их захотят приобрести.

На фоне роста цен на продукты и падение на нефть обитателям Кремля такой финал представлялся вполне реальным — и армии, скрепя сердце, дали воевать по-настоящему.

ОБЕСЦЕНЕННАЯ ПОБЕДА

Если, в ближайшие недели наступление на военном и дипломатическом фронте пойдёт столь же успешно, уродливое порождение Беловежского сговора в нынешних границах окончательно прекратит своё существование. Южная Осетия с Абхазией сменят статус, а в Тбилиси место буйного Михо займёт усмирённый преемник.

Его задача — навсегда забыть о советских границах, смиренно обслуживать нефтепровод, и бороться за превращение нынешних фекалий, в напиток, который советские граждане так любили в годы коммунистического террора.

Правда Кремль ещё может сдать назад и начать с преемником гнилую торговлю о восстановлении территориальной целостности взамен на отказ от вступления в НАТО и прочую лабуду. Но надеюсь, опыт умиротворения «пророссийского» Кучмы и прочих Ворониных хоть чему-то научил.

Кроме того, выделяя (и правильно) деньги на восстановлении Цхинвала, не надо забывать, что проблемы русской провинции с её галопирующими ценами, бандами «мирных беженцев» и чиновно-ментовским беспределом никуда не денутся даже после триумфального парада на проспекте Руставели.

Никуда не денутся и позорные приговоры по делам, Ульмана и Аракчеева продавленные лично господином премьер-министром, и никакие фанфары их не заглушат.

Разгром Масхадова и Басаева во Второй Чеченской войне был не хуже, чем победа над тбилисским фюрером, а чем всё кончилось? Правильно: словами Кадырова о «недопонимании присяжными по данному уголовному делу воли моего народа», вытянувшимися по стойке «смирно» Путиным и Зорькиным, позором ростовского судилища и непрерывно растущей данью Чечне.

Если одним победителям битвы под Цхинвалом придётся выбивать свои хилые «боевые» через суд, другим отправляться за решётку вследствие недопонимания присяжными воли грузинского народа, а третьи, вернувшись домой, увидят привычную нищету, лавры бартерного обмена Саакашвили на Ахмадинеджада увянут очень быстро.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter