Фестиваль Юйлинь в Госдуме Российской Федерации (Часть I)

Во время Фестиваля Юйлинь ежегодно

забивают около 10—15 тысяч собак,

чьё мясо употребляют в пищу, чтобы

отметить летнее солцнестояние.

 

Часть 1. За что мы боролись, за что мы страдали? 

           

Весной этого года в Государственной Думе прогнозируется принятие одного из самых резонансных и долгожданных законов, а именно ФЗ № 458458- 5 «Об ответственном обращении с животными». Принятый в первом чтении в 2011 году, закон пережил три созыва депутатов ГД РФ и так не был вынесен ко второму чтению, пока уже сам Президент РФ в ноябре 2016 года не озвучил важность его принятия. "Насколько я знаю, законопроект на эту тему прорабатывался в парламенте, однако до сих пор он находится там без движения, - сказал он на заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам. - Давайте обсудим, как продвинуть и эту инициативу, как оформить цивилизованный порядок обращения с животными".

 

За эти годы желающих принять закон было много, однако это сделать никому не удалось. В чем же кроется секрет? Казалось бы, закон о защите животных должен быть поддержан зоозащитниками, вопреки этому зоозащитники активно сопротивлялись принятию закона в какой-то не той версии. Неоднократно звучали требования отстранить депутата, занимавшегося законом. Мы решили разобраться в сложившейся ситуации и узнать, каким будет закон «О защите животных».

 

Еще в 2010 году группой депутатов в Госдуму был внесен законопроект "Об ответственном обращении с животными". Основными задачами законопроекта явились установление общих и специальных требований при обращении с животными, защита животных от жестокого антигуманного обращения, страдания и гибели, недопущения жестокого умерщвления животных, укрепление нравственности и гуманности общества, обеспечение безопасности, иных прав и законных интересов граждан. В 2011 году упомянутый документ был принят в первом чтении. После этого Госдума V созыва собрала на доработку закона рабочую группу, состоящую из зоозащитников, кинологов, биологов, и началась активная работа над законом. Однако буквально через год прошел новый созыв депутатов, после чего вход зоозащитникам в профильный Комитет был закрыт, а работа над законом приобрела закрытый характер. Отдельные высказывания о законе, доносившиеся из уст депутата, насторожили зоозащитников, так как они не соответствовали гуманной концепции закона. По стране покатились волны зоозащитных митингов с требование допустить зоозащитников к разработке теста. Но, несмотря на это, контакта с зоозащитниками установлено не было, а работа над законом практически не велась.

 

На разных общественных площадках зоозащитные организации, а также кинологи, биологи, дрессировщики обсуждали, каким должен быть закон о защите животных, и по итогам этих обсуждений был предложен текст закона ко второму чтению. В конце VI созыва Думы профильный депутат был отстранен от работы, а Комитет представил свой вариант текста закона ко второму чтению, который не совпадал концептуально с изначально заложенными в законе ценностями.

 

В чем заключается принципиальная разница двух текстов? Вариант, предлагаемый Комитетом, превращает закон в закон о «Кошках и собаках», в котором отсутствует обязательная регистрация животных как один из основных инструментов закона. Добровольная регистрация животных есть и сейчас, тогда возникает вопрос, что изменит ФЗ в случае его принятия? Любые контрольные меры могут быть применены исключительно к ответственным владельцам животных, зарегистрировавших своих животных добровольно. То есть, закон будет контролировать и без того ответственных владельцев.

 

Еще один важный момент - гуманное обращение с безнадзорными животными, основанное на научных подходах. Однако ни научные, ни гуманные подходы не присутствуют в тексте Комитета экологии Госдумы. Вместо этого закон написан таким образом, что его легко обойти и нарушить. Возникает вопрос, для чего принимать заведомо неработающий закон? Для местных властей давно считается приемлемым тратить бюджетные деньги на массовое и зачастую публичное уничтожение животных, что влияет на формирование в сознании обывателя допустимости жестокости по отношению к тем, кому человеческая цивилизация обязана помощью в выживании. Это, безусловно, одна из причин появления в интернете видео и фотосъемок разного рода издевательств над животными со стороны подростков. Что самое страшное, уже не остается сомнений, что производство подобного видеоконтента зачастую поставлено на коммерческую основу. Журналист и писатель Марина Ахмедова первой заговорила о связи подобных материалов с порноиндустрией, ссылаясь на свой более ранний материал, где упоминался краш-фетиш в борделях. Добавим, что видео с шок-контентом самого разного рода в принципе востребовано среди нездоровых граждан, и методы борьбы с этой индустрией должны быть именно такими, как в противостоянии любой организованной преступности, а не разрозненным случайным явлениям. «Группы смерти» в соцсетях, склоняющие детей и подростков к суициду, вызвали большой общественный резонанс, так почему же народ не напуган развращением детских душ путем поощрения живодерства?


Подобные вещи выглядят как намеренное разрушение моральных основ нации.  Более того, Президент четко дал понять, что необходим гуманный закон, и Министерство природопользования РФ разработало версию закона ко второму чтению именно в гуманном духе. Но высказывания заместителя председателя Комитета ГД по экологии и охране окружающей среды депутата Владимира Панова на недавнем круглом столе в Общественной палате РФ, и попытки сказать, насколько плох текст закона, предлагаемые Правительством, наводят на мысль о том, что принятию закона мешают намеренно.
 
Безусловно, текст, разработанный командой министра природных ресурсов Донского, требует дополнений, но Минприроды само проявило добрую волю, высказав готовность принять во внимание и правки со стороны зоозащиты, которые были предложены в ходе общественных обсуждений в электронном виде в начале этого года.


В преддверии принятия этого важнейшего закона СМИ и телеканалы накрыла волна заказных материалов о нападениях собак и кошек на человека, а также о якобы исходящей от них серьезной санитарной угрозе, не прошла она и до сих пор. И хотя 86% покусов совершают хозяйские собаки, а в сравнении с количеством даже не травм, а смертей от домашнего насилия, врачебных ошибок и автокатастроф эта проблема, мягко говоря, малозаметна, журналисты неизменно делают вывод о необходимости уничтожения бездомных животных.

 

В чьих интересах появляются эти публикации, которые, пренебрегая статистикой, здравым смыслом и научными исследованиями демонизируют животных-компаньонов? Почему новая законодательная инициатива от петербуржского депутата Заксобрания связана с запретом нахождения кошек в подвалах? Неужели они так опасны? Ищите, кому выгодно. Массовая истерия нагнетается в интересах тех, кто получает возможность класть в свой карман бюджетные средства, выделенные на отлов и содержание бездомных животных. Начало 2017 года было отмечено множеством заведомо «убойных» тендеров, среди них есть те, что предусматривают и стерилизацию, и утилизацию, то есть убийство – из одного собачьего тела выжимается финансовый максимум. Здесь идет речь не только о несостоятельности сложившейся тендерной системы, о которой не так давно заговорила глава Счетной палаты Татьяна Голикова. Подряды, связанные с бездомными животными, получают организации, абсолютно некомпетентные в вопросе.
 
Еще более серьезные проблемы показала недавняя махачкалинская бойня, когда с позволения администрации на улицах садистски уничтожались и бездомные, и хозяйские собаки. Она явно служила не просто прикрытием для расхищения выделенных из бюджета средств, а репетицией управляемых вооруженных беспорядков. Когда колокол звонит по кошкам и собакам, он готовится зазвонить и по людям. Так кто же дергает его за веревку?

 

Часть 2. Избранники «ex machina».

 

Год 1991 принес с собой не только распад Советского союза. После развала системы ветеринарных пунктов и какой-никакой системы обязательной регистрации собак в городах, введенной в начале 80-х годов, в России вопросы бездомных животных в авральном порядке были официально приписаны к компетенции муниципалитетов и ЖКХ. Эта вынужденная мера, административный атавизм, сохраняется и по сей день, на практике оборачиваясь бесконтрольным списанием бюджетных средств в пользу подрядчика и заказчика, убийствами во время отлова на улицах, смертями от голода, холода и лопаты в муниципальных приютах и пунктах передержки, или новомодной эвтаназией как способа регулирования поголовья. Сторонники последней, такие, как британский фонд «Большие сердца» и другие, уже российские компании, аффилированные с его ключевой фигурой Анной Коган, не скрывают своего намерения нести цивилизацию в дикую Россию.
 
Напомним, эти люди в 2014 году засветились в истории с льготными стерилизациями хозяйских животных без наркоза, собирали деньги на эвакуацию животных от наводнения в Хабаровске, не отчитавшись за средства и не поучаствовав в работе спасателей и пытались продвигать программу для пенсионеров – им предлагалось отдавать квартиры фонду в обмен на заботу о своих осиротевших питомцах
 
 
В ответ на пропаганду из тех краев напомним, что такое явление западной цивилизации как «гуманная эвтаназия» уже не животных, а людей, в ее европейском изводе не столько избавляет от  страданий неизлечимо больных, сколько снимает финансовую нагрузку с тех стран, которые больше не имеют возможности проводить политику «социального государства», что заставляет невольно вспомнить о программах Третьего Рейха.

 

Именно в интересах сохранения старых добрых коррупционных схем, или лобби усыпителей, или и того, и другого вместе, на наш взгляд, действовали в последние годы некоторые депутаты Государственной Думы, которые сменили своих более добросовестных коллег V созыва.
О ком идёт речь? Среди депутатов, на сомнительную для многих зоозащитников активность которых мы обратили внимание - адепт эвтаназии скандальный депутат от ЛДПР Максим Шингаркин, пытавшиеся перехватить и извратить инициативу магаданской зоозащитницы Тины Акчуриной по созданию поста Уполномоченного по делам животных депутаты от той же партии  Виталий Пашин и Данил Шилков, единоросс Александр Сидякин, теперь в этом списке меняющихся персонажей-функций появился депутат Госдумы от Нижнего Новгорода Владимир Панов.
 

Часть 4. Кипучий лентяй на службе отечеству?.

 

Законопроект об ответственном отношении с животными – кажется, единственный предложенный Пановым за все время его пребывания в статусе депутата Госдумы. По нашему мнению, депутат демонстрирует поразительную некомпетентность в вопросе, местами наигранную (нельзя, в самом деле, всерьез считать, что безотчетное расходование средств бюджета приведет к чему-то кроме воровства), местами – вполне правдоподобную. Так, он внес поправки ко второму чтению к законопроекту, согласно которым предлагается ввести в закон понятие "опасные породы собак" и внести соответствующие изменения в КоАП. Известно ли депутату, что это понятие, мягко говоря, малонаучно? Хотя постойте, нам известен случай его правомерного применения.  Американские зоологи из Университета Пенсильвании по результатам многолетнего исследования они назвали самой опасной, агрессивной и часто атакующей людей собакой таксу. Вслед за ней в рейтинг собак с дурным характером попали чихуахуа и джек-рассел-терьер, та самая прыгучая собачка из фильма «Маска».Что будет дальше, Владимир Панов согласится с экспертами или будет устанавливать критерии опасности породы сам, смещая фокус с ответственности хозяина за правильное содержание собаки любой породы на «личность» хвостатого компаньона?


Теперь обратимся к сфере государственного интереса. Регистрационный взнос разумных размеров, высокие штрафы, как наказание, наряду с заключением, за браконьерство и нарушение статьи 245 (МВД уже предлагало ужесточающие поправки по этим статьям за подписью Колокольцева), лицензирование и обложение налогом заводчиков в сочетании с четко прописанными правилами разведения, запрет на убийства животных в любой форме как средство регулирования их численности (на убийства, как показывает практика, можно безотчетно списать практически любые суммы), - все эти меры могли бы существенно поддержать бюджет. Однако Панов демонстративно игнорирует данные вопросы. Он счел неважной проблему бесконтрольного разведения животных, которая, помимо промышленного количества пометов с генетическими отклонениями, зачастую жестокого обращения и антисанитарных условий содержания, приводит к увеличению числа бездомных животных, породистых и метисов породных. Но дальше, что самое странное, он имеет самоуверенность торпедировать уже утвержденную инициативу об обязательной регистрации и чипировании, которая должна вступить в силу с 2018 года. Процитируем «Известия»: Животные на территории России вскоре получат уникальные идентификационные номера (УИН). С января 2018 года российским фермерам и владельцам домашних животных придется снабжать их чипами, татуировкой или тавром с УИН. К нему в специально создаваемой федеральной государственной информационной системе (ФГИС) будет привязана информация о жизнедеятельности животного. Согласно поручению вице-премьера России Аркадия Дворковича, до 15 февраля Минсельхоз, Минэкономразвития и Минфин должны разработать «дорожную карту» внедрения идентификации.

 

Напомним, в начале декабря 2016 года Панов послушно говорил о том, что Депутаты продолжат работу над законопроектом, определяющим порядок обращения с животными» в рамках реализации Послания президента России Владимира Путина Федеральному собранию президента России Владимира Путина активизировать работу над законопроектом, определяющим порядок обращения с безнадзорными животными: «Законопроект предлагает новые нормы по ответственному обращению с безнадзорными и домашними животными, а также животными, участвующими в культурно-развлекательных мероприятиях. Документом также предполагается введение нового порядка регистрации домашних животных». В начале 2017 года он сменил курс на прямую фронду к требованиям Правительства. Депутат прямо заявил о том, что регистрация в его версии документа не предусмотрена. Это значит, что указание вице-премьера будет противоречить федеральному закону.

 

Что же предлагает депутат вместо комплексной и поэтапно вводимой системы безубойного решения вопроса с бездомными животными? Он превращает в фетиш программу «Отлов – стерилизация – вакцинация - выпуск», которая по определению работает только при наличии сети небольших приютов, подконтрольных государству и общественникам, стандарта качества, регистрации животных и многих других условий. Именно эта программа прекрасно себя зарекомендовала, когда самые разные страны начали отказываться от тотального уничтожения бездомных животных как негуманной и неэффективной тактики. Но наш законодатель явно не вникал в детали. Это неудивительно, ведь уже есть прекрасный образец – как «заработать» на ОСВВ при условии отсутствия регистрации и чипирования животных, сети компактных приютов с прозрачной деятельностью и строгого контроля над расходованием каждой копейки.

 

В группу зоозащитников, которая регулярно присутствует на заседаниях с Владимиром Пановым и поддерживает его законодательную инициативу, по нашим сведениям, вошел один из экспертов, близких к кругу Татьяны Павловой в ее бытность Начальником отдела городской фауны правительства Москвы. В нулевые годы именно при этом должностном лице программа ОСВВ была полностью провалена, зоозащитники свидетельствовали о массовых убийствах животных, а сама Павлова в интервью признавалась, что «стерилизовали» не только сук, но и кобелей, да и крыс. На стерилизацию каждой собаки выделялось до 5 тысяч рублей. Но в 2010 году при проверке приюта «Кожуховский» выяснилось, что суки, по документам стерилизованные, продолжали приносить щенков.

 

Там, где исчезают бюджетные средства, гибнут не только животные, но и люди: так ушли в мир иной представительница администрации одного из подмосковных приютов, которая слишком много знала, и ее водитель. Их смерти остались толком не расследованными. Если за 2003 и 2004 на безнадзорных животных Правительство Москвы выделяло из бюджета по 35,2 миллиона рублей денег налогоплательщиков ежегодно, то уже за 2008 - 2009 год на содержание и стерилизацию кошек и собак в столице потратили 1,3 млрд рублей. Оцените масштабы аферы. Но после осуществления программы на улицах Москвы осталось 27,5 тысяч кошек и собак, и это не считая «утилизированных», а, как утверждают представители зоозащиты, пытавшиеся противостоять беспределу, счет уничтоженных животных велся не на килограммы, а на тонны. Лучше ли это, чем массовые сожжения собак в крематории на улице Юннатов после закрытых грузовиков-душегубок перед Всемирным фестивалем молодежи и студентов в 1957 году и в 1980-м - перед Олимпиадой? Ненамного.

 

Продолжение следует.

 
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter