На пороге гражданской войны

Америка снова объята расовыми бунтами. Дело дошло до вооруженных нападений на полицейских — помимо снайперской засады в Далласе, покушения произошли в Луизиане и Миссури. Был обстрелян участок в Сан-Антонио, штат Техас.

Ситуация все больше напоминает конец 1960-х годов, когда повсеместно вспыхивали беспорядки на расовой почве, а полицию и государственные учреждения терроризировали военизированные группировки «Черные пантеры», «Черная власть» и др.

Как и почти полвека назад, американское общество расколото, напугано и полно гнева и недоверия. Межрасовые отношения в США ухудшились до крайности. Взаимные обвинения в СМИ и социальных сетях иной раз перерастают в неприкрытые угрозы. Из темных углов снова вылезли радикальные группировки чернокожих — «Новые черные пантеры», «Пехота лиги Миссури» и новоявленная «Черные жизни важны» (Black Lives Matter), которая хоть и позиционирует себя как мирное общественное движение, на своих митингах и площадках в социальных сетях выступает с отнюдь не мирными лозунгами.

Еще в 2014 году, когда расовые протесты прокатились по многим городам США из-за убийства полицейским чернокожего Майкла Брауна в Фергюсоне, на вооружение был взят лозунг «Нет правосудия — нет мира», фактически означающий, что бунт не прекратится до тех пор, пока белый полицейский не будет осужден. В том же году активисты Black Lives Matter прошли по улицам Нью-Йорка, выкрикивая «Чего мы хотим? Мертвых полицейских! Когда мы этого хотим? Сейчас!».

В июле 2016-го твиттер движения был переполнен сообщениями, в которых выражалась открытая поддержка далласскому стрелку. Появилась и новая «модная» кричалка чернокожих активистов: «Свиньи в попонах. Жарь их, как бекон!» («свиньями в попонах» или попросту «свиньями» уже пару десятков лет в афро-американских общинах называют копов). И с этой кричалкой Black Lives Matter промаршировали по улицам Сент-Пола, штат Миннесота. Лозунг разлетелся по социальным сетям и вскоре был повторен на маршах в Луизиане и Миссури, где последовали столкновения с полицией и были пострадавшие с обеих сторон.

Даже не верится, что на дворе второе десятилетие XXI века, а у власти в США чернокожий президент! Генеральный прокурор также чернокожий, причем второй подряд. При этом в Далласе, где под огонь снайпера попали ни в чем не повинные полицейские, глава полиции — также чернокожий.

И вот что на первый взгляд кажется наиболее парадоксальным. За годы президентства Барака Обамы межрасовые отношения только ухудшились.

По данным агентства Gallup, в 2009 году, т.е. когда Обама въехал в Белый Дом, 70% белых и 61% черных американцев считали, что эти отношения являются «очень хорошими» или «довольно хорошими». К концу 2015 года таковых было лишь 51% и 45%, соответственно.

Социологический опрос, проведенный телесетью PBS совместно с Институтом Мариста, показал, что 60% белых и 56% черных считают, что межрасовые отношения ухудшились за последний год. При этом 40% всех опрошенных полагают, что они ухудшались в течение всего президентства Обамы.

Администрация 44-го президента США не скупилась на риторику о расовом неравенстве и «структурном расизме» американского общества, о тяжелом положении чернокожей общины Соединенных Штатов и о несправедливости к ней правоохранительной системы.

Но было ли что-то сделано для улучшения положения? Анализ данных показывает, что, если какие-либо попытки для этого и были предприняты, то они все провалились. Бедность, безработица и уровень преступности в черных кварталах только возросли. Синтетический индекс занятости (учитывающий количество рабочих часов на человека) снизился в этой группе населения на 19.6%, число людей, получающих продуктовые талоны, возросло на 58%, количество бездомных увеличилось на 4.6%.

При этом черные общины буквально погружаются в пучину криминальных разборок. Политическая родина Барака Обамы, город Чикаго, являет тому ужасающий пример этой тенденции.

Мегаполис сегодня поделен примерно на три равные части, заселенные белыми, латиносами и чернокожими. За время президентства Обамы в нем произошло 3459 умышленных убийств, причем 70% из них были убийства чернокожих чернокожими. Часть этих преступлений носили, как у нас говорят, бытовой характер, но подавляющее большинство — следствие разборок банд.

В целом по США чернокожее население составляет 14%. Согласно данным министерства юстиции, ими совершается 24% насильственных преступлений в стране.

Что по этому поводу говорит администрация Обамы? Почти ничего. Даже после самых страшных и массовых криминальных расстрелов чернокожих жителей Чикаго президент высказывался (9 раз за все время пребывания в Белом Доме) нейтрально-траурно, без каких бы то ни было выводов, в том числе в отношении мэрии и городского совета, представленных демократами.

Зато каждый раз, когда полиция делала, по мнению либеральных СМИ, «что-то не то» по отношению к афро-американцам, следовала полная обличений и политических инвектив речь. И так было не менее двадцати раз — это только по моим подсчетам.

Все началось еще в 2009 году, когда в ходе рутинной проверки полицией был задержан чернокожий гарвардский профессор (и после разговора в участке отпущен). Обама не преминул назвать действия полиции «глупыми» и «расово мотивированными». Последовал скандал, который президент предпочел поскорее прилюдно затушить, пригласив на кружку пива в Белый Дом и профессора, и полицейского, производившего задержание.

Но это ничему Обаму не научило. Фергюсон, Нью-Йорк, Балтимор и многие другие менее раскрученные в СМИ случаи объявлялись президентом «примерами расовой дискриминации» еще до того, как было начато серьезное расследование инцидентов.

Но когда в Нью-Йорке в 2014-м чернокожий американец Исмаил Бринсли подошел к полицейской машине с просьбой о помощи и в упор расстрелял двух копов, предварительно объявив о готовящейся «мести за наших» в инстаграме, президент ничего не вымолвил о расовой ненависти убийцы или о «войне с полицией», которую уже давно объявили черные экстремистские группировки.

Когда выяснилось, что застреленные полицейские были не белыми, а азиатом и латиносом, социальные сети черных общин наполнились твитами вроде «Не того грохнул, брат!». И это снова осталось без внимания.

Даже после недавней бойни в Далласе ни слова не было сказано о ненависти и расизме, несмотря на то, что стрелок в ходе переговоров с полицией ясно дал понять (и тут нет смысла не верить чернокожему шефу полиции Дэвиду Брауну), что он намеренно охотился из засады за полицейскими, прежде всего, за белыми полицейскими. И ведь, судя по всему, снайпер вовсе не собирался ограничиваться убийством пяти копов. В его квартире найден приличный арсенал оружия и взрывчатка, которые, учитывая его армейский опыт, могли быть использованы для куда более масштабного зверства.

Когда полицейские заблокировали стрелка и стали вести с ним переговоры, он отказался сдаваться и перед смертью собственной кровью написал на стене нерасшифрованную пока аббревиатуру «R.B» и еще какие-то значки. Возможно, инициалы друга или возлюбленной. А может быть, название пока еще неизвестной широкой публике экстремистской ячейки. В любом случае ясно, что далласский снайпер был полон решимости идти до конца и стать героем, как многие убитые в перестрелках 60-х боевики «Черных пантер».

Техасские стражи порядка уже призвали генерального прокурора США рассматривать дело как массовое убийство на почве ненависти, но ответа пока не последовало. Как обычно, следуют ритуальные слова о доблестных полицейских и расовом неравенстве в Америке…

При этом главные поджигатели бунтов в Фергюсоне и Балтиморе, лидеры движения Black Lives Matter, за прошедшие годы не раз побывали в Белом Доме. А преподобный Ал Шарптон, который прямо во время поминальной службы в Фергюсоне с церковной кафедры провозгласил «Нет справедливости — нет мира!», является давним другом президента еще с тех времен, когда Обама был сенатором от штата Иллинойс.

Как на этом фоне выглядит жизнь в обамовской Америке для чернокожих граждан США? Они в большинстве своем бедны, загнаны в неблагополучные районы и имеют мало шансов устроиться на хорошую работу. Территория контролируется бандами. Кругом наркотики, рэкет, насилие. Дожить до совершеннолетия, не вляпавшись в неприятности, закончить школу с хорошими отметками и сбежать в колледж или другой город представляется чем-то из разряда «миссия невыполнима».

Когда ты живешь в таком районе, настороженное отношение к тебе со стороны полиции гарантировано. Ситуация осложняется тем, что вокруг тебя и правда живет много подозрительных личностей. И здесь уже были перестрелки с полицией. Так что самые лучшие, тренированные, опытные, по-настоящему служащие-и-защищающие копы, сюда стараются не соваться. Значит, и полиция, которая сюда приезжает, не самого высшего качества. Гремучая смесь!

Как, например, относиться к тому факту, что убитого в Миннесоте Филандо Кастиле до этого останавливали на дороге по подозрению в различных административных правонарушениях 52 раза, особенно учитывая, что половину обвинений суд отклонил как незаконные или несущественные? И как оценивать выложенную в Сеть запись, где полицейский, только что четыре раза выстреливший в водителя, что-то орет, срываясь на юношеский фальцет и направляя ствол в салон? Так или иначе, но 53-я остановка стала для Филандо последней…

Белое же население США, среди которых, если по-честному считать, расистов едва ли наберется пару процентов, тоже, мягко говоря, недоумевает: почему именно «черные жизни важны», а не все? Почему самая обособленная (даже латиносы и азиаты не живут так компактно и так не стоят друг за друга горой) группа населения, которая к тому же мало работает и много получает различных пособий даже после десятилетий позитивной дискриминации ведет себя во время демонстраций так агрессивно? Почему за выражение «черный дурень» можно попасть под бойкот всех жителей своего района, а «белая сучка» считается всего лишь шутливым обращением? И почему медиа и Голливуд постоянно тычут белых носом в их «структурный расизм»?

Полицейские тоже негодуют. Уж кто-кто, а органы правопорядка точно представляют собой идеальный пример американского плавильного котла. Там нет черных, желтых, белых — только «синие» (по цвету униформы). И за что их всех обозвали расистами и продолжают это делать, несмотря на далласскую резню, которую не то что терактом, а даже преступлением на почве ненависти назвать не хотят? И копы начинают еще настороженнее вглядываться в лица чернокожих: а не идет ли навстречу очередной мститель?..

Этот порочный круг взаимного недоверия, по-видимому, пытался в начале своего президентства разорвать Барак Обама. Точно так же, как пытался президент Джонсон в 1960-х, объявляя о построении Великого Общества.

Однако очень быстро стало понятно, что если, наконец, проблема системной черной бедности и неустроенности будет решена, то это плохо скажется на электоральных перспективах Демократической партии.

Благополучные чернокожие американцы, интегрированные в индустрии и местные сообщества и не чувствующие себя более ущемляемым меньшинством, перестанут солидарно голосовать за демократов. Они будут голосовать, как все общество, — то за тех, то за других. Но если они останутся в своих гетто и им раз за разом будут подкидывать идеи о расизме и селективном полицейском насилии, давать все новые пособия и поругивать белую Америку, они останутся легко мобилизуемым отрядом левых либералов.

Стоит только намекнуть, и они идут срывать предвыборное мероприятие Трампа, голосуют «как надо» и вообще остаются надежным оплотом так называемой «обамовской коалиции избирателей», на которую рассчитывает и Хиллари Клинтон.

Рабочие места? Образование? Равенство? Не для этого нынешняя администрация Белого Дома обхаживает чернокожих активистов и не для этого Линдон Джонсон водил дружбу с доктором Мартином Лютером Кингом.

Вот только ситуация, похоже, выходит из-под контроля, как и в конце 1960-х, когда Америка выбрала республиканца Ричарда Никсона, откликнувшись на его призыв восстановить, наконец, законность и правопорядок, вдоволь насмотревшись на баррикады, погромы и перестрелки.

И неслучайно Дональд Трамп, реагируя на трагические события в Далласе, в своем телеобращении вторил Никсону: «Мы должны восстановить закон и порядок. Мы должны восстановить уверенность нашего народа в том, что они в безопасности в своих домах и на улицах».

Ну а в том, что решение реальных проблем чернокожей общины вновь откладывается, афро-американцы могут винить только своих лидеров и ту партию, за которую они столь дисциплинированно голосуют.

 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter