Камикадзе Михалков

Манифест просвещенного консерватизма «Право и правда» Никиты Михалкова, вне зависимости от желания автора, неизбежно становится частью предстоящей президентской кампании. В 2012 году должен быть избран новый (а может и старый) президент России. На шестилетний срок. С учетом права переизбрания получается не менее 12 лет власти для нового правителя. Целая эпоха. Понятное дело, что в преддверии выборного огневого рубежа ставки возрастают. Имеющий репутацию советника президента Игорь Юргенс делает заявление, что баллотироваться в президенты должен исключительно Медведев. Путин безмолвствует, но один из лидеров «Единой России» Вячеслав Володин неожиданно перемещается в кресло главы аппарата правительства, тем самым создавая для бывшего президента независимый, минуя традиционных кураторов, канал влияния на «Единую Россию». На этом фоне обостряется стандартная полемика между либералами и консерваторами. Тем паче, что основания для полемики есть.

Модернизирующаяся Россия бешеными темпами начинает «разрядку» с Западом. И вот уже «Независимая газета» публикует статью, в которой прямым текстом сообщается о готовности Кремля «сдать» Приднестровье. Организатор войны против России Михаил Саакашвили медоточивыми устами сулит Москве горы милостей от Тбилиси. Политические кулуары застилает бриллиантовый дым из кремлевской дворницкой – «Россию вот-вот примут в НАТО», «грядет великий военный союз России-Франции-Германии», «взамен на уступки по Приднестровью и Грузии, а также участие во вторжении в Афганистан Россия получит «полноценный диалог» с Западом». Короче говоря, над несчастной страной в полный рост встает тень нового Горбачева. Окна либерального «Пицца-хата» горят всю ночь – там думают о нас.

И в этих условиях Никита Михалков как настоящий консервативный камикадзе, отважно бросается на амбразуру. Его текст ставит под сомнение безальтернативность новой перестройки с присущими ей «либеральными реформами», бесконечно честными и интеллигентно-жертвенными ворами и убийцами, разрухой и гибелью страны. Уже за саму попытку привнести хоть капельку света в сгущающуюся тьму либерализма – спасибо Михалкову. Он имел мужество выступить против базового политического тренда в ситуации, когда нам грозит ренессанс «свободы слова» 90-х, когда телезритель, которому не посчастливилось увидеть на ОРТ Хакамаду, мог с полным правом насладиться лицезрением Явлинского на НТВ. И наоборот.

Что же говорит Михалков? Да в общем простые, понятные вещи. Никогда в истории либерализация не предшествовала результативным экономическим реформам. Для того, чтобы получить современное общество, нужна современная экономика – это азы. Страны, которые сначала создавали экономические предпосылки для демократии, а затем вводили ее саму, неизбежно добивались успеха. Мы можем вспомнить, например, Южную Корею и Тайвань, успешно развивавшихся по этому сценарию. Сейчас в том же направлении идет Китай.

Но для экономического успеха нужна политическая «оболочка», которая не была бы напрямую связана с экономикой. Например, авторитарный режим (как в той же Южной Корее). Или опирающаяся на дворянство с его кодексом чести традиционная монархия (как в Германии во второй половине 19-го века). Или даже Коммунистическая партия, как в современном Китае. Во многих странах во второй половине 20-го века роль такой «оболочки», правда, сыграли американские оккупационные силы, как, например, в Японии или ФРГ, удачно восстановивших свои экономики после Второй мировой войны.

Михалков предлагает создать подобную «оболочку» из сильной президентской власти. Он пишет: «Мы считаем, что губернаторы и мэры городов федерального значения должны выдвигаться на должность и освобождаться от должности президентом страны…

Чтобы добиться нового качества политической и правовой работы в стране, следует не только укреплять внутрипартийную дисциплину, но и стремиться к сокращению общего числа политических партий. Карликовые, игрушечные, карманные партии, не представляющие никого и ничего, как и партии, утратившие поддержку своих избирателей, должны уйти с арены политической борьбы.

В будущем в России должны остаться три политические партии, могущие реально бороться за власть: консервативная, либеральная и социалистическая…

Законность и Порядок должны стать в России не только возможностью, но и действительностью. Для этого они должны быть подкреплены политической волей лидера страны. Лидера, способного брать на себя ответственность, действовать быстро, точно и решительно в тех случаях, когда это необходимо для обеспечения национальной безопасности или спасения жизни российских граждан».

Как видим, он предлагает создать весьма умеренный авторитарный режим с сильным лидером во главе, который бы смог провести нужные стране экономические реформы. При этом не отрицается роль гражданского общества, с которым Михалков предлагает советоваться. Не отрицается и демократия. Хотя о выборах и структуре законодательной и исполнительной власти Михалков почти не пишет, делая упор на ценности. Он пишет:

«Идеология просвещенного консерватизма впитала в себя:

— фундаментальные духовные основы православия и традиционных для России религий;

— имперские нормы, принципы и механизмы государственного строительства;

— принципы, нормы и обычаи российского и международного публичного и частного права;

— предреволюционный опыт российской парламентской практики и партийного строительства;

— традиционные для России формы земского и городского самоуправления».

Конечно, со многим в тексте Михалкова можно поспорить. Например, с его видением нации. Он пишет: «По Божьей Воле сложившийся в России тысячелетний союз многочисленных народов и племен представляет собой уникальную русскую нацию.

Нам свойственно особое сверхнациональное, имперское сознание, которое определяет российское бытие в системе особенных — евразийских — координат. Ритм нашего развития и территория нашей ответственности измеряются континентальными масштабами».

Многие наблюдатели, вполне справедливо, как мне кажется, заподозрили Александра Дугина в идеологическом влиянии на михалковский текст, если не спичрайтерстве. Но, несмотря на лезущее из всех щелей евразийство, Михалков пытается предложить России проект умеренного авторитарного режима правого толка. Своего рода русский франкизм. В котором найдется место и рынку, и Божьей воле, и выборам, и консервативным ценностям, и нации, и наднациональной империи и Бог весть чему.

Конечно, авторитарный режим подобного рода несет в себе угрозы, главная из которых – угроза застыть на месте, «подморозится» в духе Победоносцева, да так, что проспать любые возможности проведения экономических реформ.

Но если сравнить михалковский проект с предлагаемым либералами проектом немедленной смерти России и самоубийства русского народа в ходе очередной «перестройки», ей-ей, написанное им выглядит как рациональная, здравая и чрезвычайно доброжелательная по отношению к России идеологическая конструкция.

Либеральная «общественность» как никто умеет затыкать рты. Все мы помним горбачевское заклинание «перестройке нет альтернативы». Потом точно также не было альтернативы явлинским «500 дням», гайдаровской воровской разрухе, ваучерам, пирамидам МММ и ГКО, залоговым аукционам, дефолту.

Можно как угодно относиться к творчеству самого титулованного российского режиссера, но нужно признать, что в не лучший для страны час, когда изо всех щелей несется вопль о безальтернативности «модернизации», понимаемой как бессмысленная сдача страны Западу и проведение экономической и политической системы страны через очередной круг ада либеральных реформ, Михалков продемонстрировал искусство мыслить иначе.

Уже почти столетие Россию терзает мерзкая сила, убивающая миллионы людей с помощью концлагерей, неотличимых от либеральных реформ и либеральных реформ, неотличимых от концлагерей. За сам факт выступления против нее – спасибо. «Трижды подает, кто подает вовремя».

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter