Татарстан с Миннихановым: на пути к рядовому региону

Эпоха Минтимера Шаймиева, руководившего Татарстаном двадцать лет, завершилась. Завтра Государственный совет РТ рассмотрит представление президента Медведева о наделении республиканского премьер-министра Рустама Минниханова полномочиями президента Республики Татарстан. Нет сомнений, что эта кандидатура будет одобрена и утверждена практически единогласно, несмотря на то, что вторым кандидатом, представленным в декабре президенту РФ «Единой Россией», стал глава Госсовета Фарид Мухаметшин.

Действующий президент Шаймиев, также включенный в список правящей партии, неожиданно взял самоотвод, чем поверг в шок весь Татарстан, включая властные структуры, надолго лишившиеся дара речи и особенно комментариев. Подобная реакция – свидетельство того, что решение о переназначении Минтимера Шаймиева на очередной срок переиграли в самый последний момент.

В конце прошлого года источники в «Единой России» и администрациях обоих президентов были едины в том, что нынешний глава Татарстана сохранит свой пост, оценивая вероятность этого даже не в 100, а в «101%». Первые слухи о том, что президент республики уходит, просочились в публичное пространство всего за несколько дней до официальной просьбы Шаймиева к Медведеву не рассматривать его кандидатуру. Независимый еженедельник «Звезда Поволжья» вышел с передовицей главного редактора Рашита Ахметова, рассматривавшего шансы Минниханова и Мухаметшина стать президентом РТ, если Шаймиев снимет свою кандидатуру. «С точки зрения федерального центра гораздо предпочтительнее фигура премьера Рустама Минниханова, - констатировал Ахметов. - …Он подчеркнуто далек от политики, всегда выполнял безоговорочно все решения федерального центра, он не стремится к конфронтации, даже в малейшей степени показной». Упомянув другие положительные черты премьер-министра – «одаренный прагматик-экономист», «трудоголик», «у него очень сильна исполнительская дисциплина», «его любит и поддерживает Путин» и так далее, Рашит Ахметов сделал вывод, что предпочтительные шансы стать новым президентом Татарстана – именно у Рустама Минниханова. На следующий день все убедились в справедливости его прогноза.

На пресс-конференции в Казани Минтимер Шаймиев попытался доказать, что его самоотвод является следствием естественного хода вещей. Президент напомнил, что хотел уйти еще в 2005 году, но Владимир Путин уговорил его остаться, и что до сих пор не выступил с посланием Госсовету РТ (на эту необъяснимую задержку многие действительно обратили внимание). «Власть – это порочный, прочный круг», - сказал он в новогоднем интервью «Интерфаксу», расшифровав сейчас: «Я подзадержался у власти». Однако, несмотря на то, что о возможном уходе Шаймиева в 2010 году, и в самом деле, говорилось не раз, его объяснения, хотя президент прекрасно владеет собой, выглядят не слишком убедительно. Основная причина смены главы республики состоит в том, что фигура Минтимера Шаймиева больше не соответствует требованиям, предъявляемым федеральным центром к своим назначенцам, в особенности в регионах, претендующих на некоторую долю самостоятельности. Главные из них – управляемость, предсказуемость, зависимость и, желательно, глухота к «национальной» проблематике.

С приходом Минниханова татарстанская фронда окончательно уйдет в прошлое (некоторые казанские аналитики полагают, что это произойдет за несколько лет, другие – за пару десятилетий). Помимо личных качеств татарстанского премьер-министра, такому развитию событий будут способствовать постепенный уход с политической сцены поколения творцов татарстанского суверенитета в его нынешнем виде, связанное с этим существенное ослабление аналитического обеспечения казанского Кремля и, как следствие, утрата им энергичности и креативности, крайне необходимых, чтобы не на словах, а на деле претендовать на статус «особого региона».

После двухтысячного года, когда в России медленно, но верно начала отстраиваться вертикаль власти, а региональная вольница – приводиться к единому знаменателю («будьте тише воды, ниже травы»), Татарстан тихо, без истерики, прощался со своими завоеваниями эпохи почти неограниченного суверенитета. И хотя к настоящему времени РТ – единственный субъект РФ, заключивший с федеральным центром договор о разграничении предметов ведения и полномочий, на деле этот документ лишен реального содержания и представляет собой лишь красивую бумагу, льстящую национально-региональному самолюбию. Очевидно, что реанимация прежних договорных отношений с Москвой невозможна - федеральный центр разговаривает с субъектами Федерации с совсем иных позиций, чем в начале девяностых. Утратила Казань и необходимый политический потенциал (с экономическим, кстати, дела также обстоят отнюдь не радужно – республиканский бюджет текущего года принят с 20% дефицитом, а госдолг за прошлый год возрос на 63%).

В последние годы, в особенности после отставки в марте 2008 года советника президента Шаймиева по политическим вопросам Рафаэля Хакимова, занимавшего этот пост семнадцать лет, казанский Кремль утихомирился и остепенился. Вместо гремевших на всю Россию проектов укрепления и развития федерализма, евроислама, евразийства на качественно новом уровне из Казани все чаще стали приходить известия о строительстве в том или ином отдаленном уголке республики очередного ледового дворца да победах «Рубина» и «Ак Барса». Даже зарегистрированный весной прошлого года бренд «Казань – третья столица» не помог наполнить этот многообещающий лозунг реальным содержанием. Важнейшим достижением последних лет стала Универсиада-2013, однако значение этого грядущего спортивного события, что вполне очевидно, не идет ни в какое сравнение с утрачиваемой Татарстаном ролью локомотива федерализма и выразителя интересов прогрессивных российских регионов. Республика становится все более «спокойной», роль «передового» во всех отношениях субъекта поестепенно переходит к Чечне.

По всей видимости, Минтимер Шаймиев понимает неизбежность такого развития событий. «Я думаю, все будет нормально - для экономики прежде всего, - без особых восторгов прокомментировал он перспективы своего преемника. - И голос появится, прорежется. Все придет, самое главное, чтобы было понимание, что надо любить свою родину и служить ее многонациональному населению. Такое понимание есть». На вопрос о напутствии Рустаму Минниханову президент Шаймиев немедленно ответил: «Сохранить лицо». Речь, разумеется, шла не о собственном «лице» премьер-министра, а о «лице» республики. «Тот  путь, который мы прошли за это двадцатилетие – за него я, как первое лицо республики, ответственен, - сказал Шаймиев. - У нас материал для дальнейшего развития есть, это радует».

Напоследок он высказал свое мнение в отношении последних инициатив центра об укрупнении регионов, их переименовании и совмещении постов президента и главы правительства субъекта Федерации. «Я был возмущен, - рассказал он о своих мыслях по первому пункту. - Научиться  надо, как бы тяжело не было, жить в федеративном государстве. Благо России - только через федерацию. …Россия имеет свое лицо и является развитым федеративным государством в современном мире. …Так что, если закончить тему, ни название не меняем, ни укрупняемся добровольно». Что касается совмещения постов, то, полагает Минтимер Шаймиев, «учитывая, что по Конституции Татарстан - это государство, я считаю, президент и премьер должны быть». Однако, судя по информации из Госсовета и кабмина РТ, слияние аппаратов и обеих должностей уже намечено и произойдет вскоре после вступления Минниханова в новую должность. Грубоватые заявления Грызлова об укрупнении дотационных субъектов и Тулеева о необходимости унификации названий должностей глав регионов прозвучали также не случайно. Судя по этим шагам, в обозримом будущем федерализму в России предстоит остаться только на бумаге.

Представляется, что оценки, согласно которым Минтимер Шаймиев вовсе не отошел от деятельного руководства Татарстаном, а лишь выбрал удачный момент, чтобы «протащить» через московский Кремль своего преемника, не вполне оправданы. Играть в могущественного серого кардинала при здоровом и здравом действующем президенте пока еще никому не удавалось. Рустам Минниханов будет проводить свою политику, руководствуясь собственными – и, несомненно, федеральными – представлениями о верности того или иного пути дальнейшего развития республики. «Я тоже не на большом расстоянии, наверное, буду, насколько возможно, - максимально реалистично оценил ситуацию Минтимер Шаймиев. - К начальству близко подойти тоже, знаете ли…».

Наверное, не случайно после ухода с президентского поста он намерен употребить свои силы на возрождение Болгарского и Свияжского музеев-заповедников: соратник Шаймиева Рафаэль Хакимов, покинув кремлевский кабинет, возглавил татарстанское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Оба политика, с именами которых неразрывно связана эпоха расцвета татарстанского суверенитета, похоже, намерены сосредоточиться на вечности. Кремль намерен предоставить им такую возможность. Как сообщил на недавней коллегии минкультуры РТ заместитель федерального министра Андрей Бусыгин, Москва готова ежегодно в течении двух лет выделять на развитие обоих заповедников до 800 миллионов рублей (по 400 млн на каждый). «Если будут соответствующие документы, проектно-сметная документация, то выделение средств начнется уже в этом году», - пообещал он. В прошлом году в кулуарах минкультуры Татарстана прямо говорили: приоритетом является Болгар – место принятия ислама предками современных татар, тогда как до Свияжска – бывшей крепости Ивана Грозного, руки дойдут… когда-нибудь потом. Прощальный подарок федерального центра президенту Шаймиеву дает надежду на возрождение обоих историко-культурных центров – как раз в духе толерантности, многоконфессиональности и полиэтничности, которыми так гордится официальная Казань. Но отплатить за это придется отказом от «особого пути» Татарстана.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter