Игромания как причина краха мировой экономики

Современнная мировая экономика — нечто вроде игромана, которого пытаются вылечить.

Но игроман не излечивается, когда его продолжают стимулировать деньгами. Он опять играет и всё проигрывает.

Поведение игромана — иждивенца и паразита — сильно зависимо от близких, которые постоянно проплачивают его проигрыши.

Забавная ситуация сложилась в мировой экономике: проигравших игроков хотят поддержать финансово с помощью ответственных и неиграющих налогоплательщиков. Больных игроманов (ипотетчиков, безответственных людей вечно живущих в долг и т.п). хотят поддержать благодаря кошельку здоровых и ответственных граждан. Сейчас начнутся многомиллиардные вливания на поддержку игроманов (аваннюрных Банков и других финансовых субъектов), а это значит, что ответственные и небольные игроманией субъекты почувствуют, что их ответственность ни к чему, так как государство может всегда подстаховать авантюру, и, поэтому, тоже начнут играть. Этот прецедент со страховкой проигравших ещё больше подстегнёт игроманию мировой экономики.

Таким образом, игромана мировой экономики очередными финансовыми вливаниями не вылечишь. Более того, это лишь усугубляет игроманию, вовлекая в неё ранее ответственных финансовых субъектов, которые начинают понимать, что их честность и ответственность нужна только для того, чтобы стать козлами отпущения. Эта обида может привести к тому, что последние также станут игроками, а это крах. Полная изоляция от финансовых вливаний — необходимое условие излечения игромании мировой экономики. Это приведёт к краху и шоковой терапии, но после неё возникнет основа для выздоровления этой болезни. Но, увы, уже совершена грубейшая ошибка — страховочные финансовые вливания уже начались.

Иного пути, как изоляция от финансов игроманов нет. Этот путь развития уже давно спрогнозирован первооткрывателем современной культуры катастроф философом Жаном Бодрийаром. Экономика обречена на своё развитие через катастрофы. Но необходимо научиться выбирать меньшие из них, а для этого нам необходимо осознать некоторые пункты:

1. Несмотря на многочисленные потуги (заигрывание с религией, армией, спортом) нашего Президента и правительства в России так и не удалось сформировать идеологию. Она отсутствует уже так долго, что на её место спонтанно вползло нечто, что уже давно направляет и настраивает россиян на будущее. Поэтому это нечто мы по праву можем называть идеологией.

В основе её лежит феномен игры, в который ввязалось большинство россиян. Игра всё чаще становится первичнее всего остального в России.

2. Хотя кто-то может сказать, что дескать это мы уже проходили во времена «халявщиков» и «м-м-мов». Но тогда была нищая и обанкротившаяся Россия и тяга к игре была защитной реакцией от инфляции и нищеты. Сейчас, наоборот, Россия играет от наличия большого количества денег, которые некуда девать, разве что складировать в стабфонд. Мы сидим на нефтяной наркотической игле и нет нужды напрягать трудовую волю россиян и инвестировать деньги в экономику. Игроки стали значительным социальным слоем России. Зачем нам деньги, заработанные нами самими, когда их можно выкачать из-под земли.

Всё большее количество россиян уже давно не работают во благо России, а просто заняты, то есть играют роль работающих, получая свою зарплату, как дотацию, выделенную из нефтяных денег, а не из прибыли, полученной самой «деятельностью».

3. Большинство профессий, должностей и понятий в России потеряли свой изначальный статус (всё перемешалось и вышло в тираж потеряв свой первичный смысл). Попробуй их не займи — сразу начнутся забастовки.

Именно в этом основная причина роста бюрократии. Если сейчас начать сокращение бюрократов, то будут волнения. Бюрократы стали социальным слоем. Бюрократы — «актёры» играющие роли «работающих» во благо России.

Как-то мне один мой знакомый похвастался, что, дескать он инвестирует деньги в экономику России. Играет на акциях. Он покупает и продаёт акции на ММВБ, а они всё растут и растут в своей цене. Дескать и ему выгодно и России полезно.

Что ж. Ему, как спекулянту это выгодно, а России — вряд ли. Наше правительство и без инвестиций этих спекулянтов не может справиться с потоком нефтяных долларов, вывозя их в стабфонд. Деньги этого спекулянта, очевидно, вращаются по карманам таких же спекулянтов как и он сам и России от этого ничего не перепадает. Рынок акций живёт сам по себе и российские организации, акции которых продаются, иногда, никакого отношения к этим акциям не имеют. В акциях используется только знак или симулякр этой фирмы, которая уже давно бесперспективна, но благодаря проплаченному блефу в СМИ и Интернету, на плаву держится лишь сам знак этой фирмы, а не сама фирма. Такова политэкономия знака, такова эпоха постмодернизма. Люди покупают знаки, но способствуют ли эти финансовые пузыри росту экономики России? Вряд ли. Поэтому рост индексов РТС — это не показатель роста экономики России.

Разбухание стабфонда — это рост, но чьей экономики нашей или американской? Поэтому заявления первого заместителя премьера министра Жукова о росте экономики России являются обыкновенным политическим блефом. Мы уже придаток Запада, только делаем вид, что между нами и американцами нет «пуповины». Наш стабфонд и есть эта пуповина, а мы играем в «самодостаточную Россию».

4. Нет инвестиций в экономику, но есть много лёгких нефтяных денег. Что с ними делать. Либо играть на рынке, переваливая их из одних карманов играющих россиян в другие, либо раздавать их занятым россиянам, играющим роль работающих на благо России (Именно поэтому в Татарстане построили новый ипподром и собираются построить Тат-вегас).

5. Самое интересное то, что играют в эти акции всё большее и большее количество россиян, но их всё же значительно меньше тех, кто стоит у «одноруких бандитов» — игровых автоматов, страдая игроманией. Игра для них стала главной ценностью жизнью. Именно она направляет и вдохновляет на «великие подвиги». Игра становится главной отдушиной россиян, но для некоторых из них и способом выживания.

6. Подрастающее поколение, видя, что их родители являются игроками — людьми, которые без напряжения воли делают деньги, — всё чаще и чаще отказываются заниматься какой либо трудовой деятельностью, где требуется работа воли. Растёт поколение, мечтающее выгодно играть как их родители. Поэтому теряют престиж многие профессии. Растёт число молодых людей, которые при появлении денег сразу же их несут в казино или к игровым автоматам.

7. Россияне чаще становятся религиозными не благодаря росту духовности, а возможности помолится Фортуне, которая может подмахнуть в игре и принести прибыль.

Многие часто ходят молится за успех игры на бирже, на рынке акций. Всегда найдутся свои «святые валентины», которые благословят на грехи и большие прибыли в игре. Игра священников, которые вышли в тираж в эпоху постмодерна — это отдельная тема.

8. Есть ли какая- либо особенность феномена этой игры в России, по сравнению с Западом? Россия ввергается в игры без наличия развитой и самодостаточной экономики. Иными словами, мы не умеем зарабатывать, а играем.

В казино ходят люди, умеющие зарабатывать деньги за пределами казино. То есть на Западе существует страховка — это возможность вновь и вновь заработать после проигрыша. Мы же с вами играем надеясь на вечный поток нефтяных долларов.

Пока мы научились у Запада только его способности играть в деньги. Но ведь Запад умеет их и зарабатывать, делая из нас сырьевой придаток, превращая нас в игроков с зелёными знаками.Да и то уже проигрался.

А что мы видим в последнее время?

Я посмотрел вчера по всем каналам сводку новостей. Везде (например, на канале беловоротничковых спекулянтов РБК, лохующих его телезрителей ) депрессивные физиономии президентов различных стран по поводу мирового экономического кризиса. Врубаю программу «Сегодня» (НТВ) и вижу премьера Путина, собравшего пресс-конференцию на своей даче по поводу подарка — тигрёнка, которого ему подарили. Он хвастается, а глаза блестят как у мальчишки.

Что это? Для чего это искусственное игнорирование кризиса? Может быть, это продуманный психологический ход или психотерапия психоза в информационном пространстве кризиса? Или «шизофреническая» холодность премьера обусловлена капитализацией психики бывшего президента? Или начавшееся безумие, обусловленное осознанием своего финансового и политического фиаско? Или, всего лишь следствие телевизионного монтажа кудесников НТВ, насмешка над Путиным? Тогда почему Путин и его тигрёнок пригласили к себе на дачу армию журналистов в столь тяжёлое кризисное время? А может быть, он не переживает, так как кризис уже давно спрогнозировал, и радуется от того, что он пророк? (Прогнозировал, но не в таких масштабах!)

А может быть, это предвкушение радости возвращения России к своей сути без нефтяной иглы? Но разве наркоманы радуются возвращению в трезвую реальность?

Поэтому, в какой-то момент я предположил, что Путин — олицетворение этого состояния. И на это есть основание. Ведь всё идёт к тому, что ранее мы были лишь де-факто сырьевым придатком Запада (Нефтяной стабфонд был в обороте Запада. Сейчас же стабфонд американцы съели во благо снятия своего кризиса), а теперь уже и де-юре. Мы отдаёмся с потрохами западным инвесторам, и мировой экономический кризис разрешится поеданием России.

То, что мировая экономика держалась на психологии, а не на экономике, не вызывает сомнений. Психология доверия, накаченная привычкой к туфтовому доллару, стала сходить на нет. Число недоверяющих, которые раньше были в зародышевой концентрации, выросло до критического значения, и, начался лавинообразный их рост, то есть массовый психоз недоверия. (Конечно психологам ещё предстоит много поработать, чтобы вырваться из клещей модернистской психологии в постмодернистскую, учитывающую социально-психологические бифуркации и непредсказуемости).

Имеет ли кризис фундаментально-экономическую основу, покажет время. Но как сбить этот массовый психоз? Необходим массовый гипноз, но его уже больше не будет, так как в России нет идеологии. Локальные внушения высоких чиновников о том, что мы сильны и эти потрясения у нас не будут такими масштабными — это блеф и фальсификация. Почему тогда наши темпы падения в 4-5 раз выше мировых? И почему наши чиновники совершенно не переживают, что наш стабфонд весь кинули на спасение США?

Конечно, переживают. Поэтому всё это блефовое поведение. Помощь Исландии — предел блефа. Остаётся одно — отвлечение и дезориентация обывателя нечто иным, отличным от денег, например, тигрёнком.

Мне, как психоаналитику, приходится работать с депрессией некоторых моих разорившихся игроманов и пациентов-бизнесменов. Но Путину депрессия точно не грозит. Ведь у него есть теперь отдушина — тигрёнок.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter