Грузия достойна свободы!

ОТ РЕДАКЦИИ. Мы продолжаем републикацию текстов АПН, посвящённых российско-грузинским отношениям.

После сценария Игоря Джадана мы обращаемся к тексту Сергея Черняховского, опубликованному в ноябре 2006 года. В то время подобные идеи казались безнадёжной маниловщиной. Сейчас этот текст читается совершенно иначе — как один из реалистичных вариантов простраивания государственной политики.

Читайте.

* * *

Основная ошибка, — даже не ошибка, а коренной порок в отношении России к Грузии, порождающий все проблемы и напряженности в отношениях двух республик в последние 15 лет, — заключается даже не в непоследовательности российской политики (точнее, в отсутствии политики как таковой). И не в мягкости и слабоволии, которые выражаются в поощрении наиболее деструктивных и маргинальных элементов грузинской политической жизни. И дело не в том, чтобы проявлять к Грузии какое-либо дискриминационное отношение, дело не в том, чтобы не любить ее или не уважать.

Основной «порок», стало быть, в том, что Россия относится к Грузии как к независимому суверенному государству, способному проводить ответственную и цивилизованную политику, как на своей территории, так и на международной арене.

Грузия — интересное, яркое, древнее государство, существующее значительно дольше России. Грузия раньше узнала письменность и раньше приняла христианство. Те, кто твердят, что грузинской нации не существует, что грузины появились только в XX веке, что Грузия не имеет права на контроль своей исторической территории (включая Осетию и Абхазию) — отчасти просто невежды, отчасти — лжецы.

Грузия — одно из древнейших и культурнейших государств мира. По большому счету, таких — в мире не наберется и дюжины. Грузия — дошедший до нас осколок, раритет Древнего Мира. Ее территория в лучшие времена простиралась от Никопсы до Дербента, ее войска останавливали персиян, сельджуков, хорезмийцев, арабов и монголов. Грузия была оплотом античной цивилизации и христианской веры, когда нынешние ведущие страны Европы еще только начинали путь от варварства к цивилизации.

Если бы грузинская армия не встала при Георгии Лашарелле насмерть на пути передовых отрядов монгольского нашествия, Орда обрушилась бы на русские княжества значительно раньше, чем это случилось в действительности. Грузинские солдаты несколько веков дрались в рядах русских войск, грузинские полководцы вели русские войска в двух Отечественных войнах.

Грузины и русские — всегда были эмпатичными и комплиментарными народами, всегда чувствовали взаимное родство, всегда тяготели и симпатизировали друг другу. В состав России Грузия просилась, начиная с конца XVI века.

Просто Грузии не повезло. На ее долю выпала трагическая судьба. Зажатая между османами и персами, между шиитами и суннитами, она не успевала стереть кровь с клинка, отразив нашествие одних хищников, как на нее обрушивались другие. Без промышленности и огнестрельного оружия она вставала на пути турецких мушкетов и персидских пушек, останавливая их экспансию на Кавказе, прикрывая российские поселения на Тереке, срывая персидские планы захвата Астрахани.

Слава России и слава Грузии — идут в истории рядом. В Советском Союзе Грузия была одной из самых интернациональных и самых процветающих республик страны.

С разделом СССР на Грузию обрушилась новая трагедия. Свергающие друг друга диктаторы обрекли экономику на развал, народ — на вымирание и эмиграцию. Почти половина населения республики, ее наиболее дееспособные и динамичные люди, вынуждены были по политическим и экономическим причинам покинуть республику и уехать в Россию, которую грузины по традиции воспринимали как свою Родину, как исторического защитника. Оказавшись вне СССР и России, Грузия, повседневно унижаемая и разворовываемая то одной, то другой кучкой бандитов, сменявших друг друга, так и не стала самостоятельным и независимым государством. Те ее области, которые сумели противостоять энтропии, самоорганизовались и заявили о намерении войти в состав России. Если бы грузинскому народу дали возможность в демократической и спокойной обстановке высказаться по этому вопросу — он сделал бы то же самое, как и те из грузин, кто и так уехал в Россию.

Сегодня это — не определившаяся и не обретшая государственности территория. Заявлять, что она стала независимой — все равно, что считать независимой Ичкерию дудаевского образца. Говорить, что там установился демократический строй — значит, бредить наяву.

За все время «независимости» в Грузии не прошло ни одних демократических выборов. Причем результаты ряда из них напрямую оспорены европейским судом. В Грузии правят бандитские группы. В Грузии ни разу передача власти не произошла легитимным путем. В Грузии разрушена вся промышленность, оставшаяся ей от СССР. Нищий народ, те, кто не смог уехать в Россию, живут под занесенным кнутом боевиков преступных групп. Народ Грузии живет за счет денежных переводов родственников, работающих в России. Их надсмотрщики — на жаловании США, причем даже не всегда на государственном, а на дотациях тех элитных групп, которым перепродали право грабежа Грузии.

Древняя страна оказалась под пятой шайки пиратов, иногда носящих грузинские фамилии лишь потому, что за взятки поменяли их в условиях хаоса. А поскольку захватившим власть бандитам надо как-то оправдывать получаемые ими долларовые зарплаты, они пытаются это делать путем постоянных провокаций и хулиганств в адрес России. Им за это платят. Даже не потому, что так уж сильно, как пишут иные патриоты, ненавидят Россию, — а потому, что Россия — конкурент, и любая ее проблема — есть осложнение ее конкурентоспособности.

Именно поэтому, ведущие страны мира делают вид, что признают Грузию независимым государством и предлагают России очередной тест, чтобы замерить, стала ли Россия сильнее в сравнении с 1990-ми годами — или нет, может ли справляться с угрозами — или нет, намерена ли вести себя как цивилизованная великая страна — или нет, то есть в ответ на угрозу своим гражданам обрушивать на обидчика всю свою мощь, — или, как аутсайдер мировой политики, ограничиваться лишь протестами и жалобами в ООН.

Для России признавать, будто Грузия является суверенным независимым государством, что там все нормально, что там демократия, значит, во-первых, демонстрировать свою недееспособность западным странам. Более того, выставлять себя в качестве душевнобольного, неспособного отличить демократию от фашизма.

Во-вторых, это значит просто бросать в условиях цивилизационной катастрофы братский и близкий народ, обрекая миллионы людей на вымирание в условиях бандитского произвола. Сегодня ни один гражданин Грузии не может жить спокойно, не может быть гарантирован от того, что не будет брошен в тюрьму: или как организатор заговора, или как русский шпион, или потому, что тот или иной чиновник захочет отобрать его квартиру, или потому, что сексуально озабоченный Саакашвили захочет овладеть его дочерью.

В-третьих, это означает отказываться даже не только от своих прав, но и просто от своих обязанностей на территории СССР.

Дело в том, что процесс так называемого раздела СССР юридически не вполне оформлен. Не говоря о спорности Беловежских соглашений, ситуация такова, что именно Россией они в конституционном порядке не были ратифицированы. Было голосование об их ратификации в Верховном Совете РСФСР, но, поскольку они затрагивали конституционный вопрос, требовалась их ратификация Съездом народных депутатов. Такой ратификации не было. Более того, в марте 1996 г. Государственная Дума своим постановлением отменила постановление Верховного Совета о ратификации Беловежских соглашений. Это означало, что Россия остается в составе СССР, если даже предположить, что все другие республики из него вышли (что юридически тоже спорно), Россия — единственная оставшаяся в Союзе республика, одновременно провозгласившая себя его преемником и принявшая на себя его государственные обязательства. Раз Россия платит долги СССР, значит, она и осуществляет его юрисдикцию на не определившихся в легитимном порядке территориях. В косвенном виде это признано на высшем государственном уровне: в прошлом году уже Президент Путин, официально огласил трактовку государственного статуса России, как «сохраненной территории Советского Союза».

Это само по себе не означает непризнания новых государственных образований на территории СССР. Но это означает, что Россия вправе, обеспечивая обязанности СССР перед входившими в него республиками и народами, осуществлять над ними латентный протекторат. На этом пространстве есть территории, на которых государственные структуры, даже при спорности их выхода из СССР, де-факто не подлежат сомнению: бессмысленно, например, сомневаться в их реальности в Казахстане или Белоруссии.

В тех же случаях, когда государственность не состоялась, не выполняет своих обязанностей перед гражданами, Российская Федерация, как юридически полномочная сохранившаяся часть СССР, имеет право и обязанность на обеспечение юридического порядка и демократических норм на их пространстве. Во всяком случае, у нее такие права ничуть не меньше, чем у США на установление демократии в Ираке или Югославии.

То есть, если в наличии имеется такая территория, Россия имеет право и обязанность осуществить над ней юридический контроль, создать в ней дееспособную администрацию, навести нормальный цивилизованный порядок, стабилизировать ситуацию — и после этого, организовав честные и прозрачные демократические процедуры, во-первых, провести референдум о ее будущем государственном статусе. Желает ли такая территория отныне быть независимым суверенным государством, либо она желает войти в единое союзное государство с Россией, либо просто войти в состав России. Причем необходимо гарантировать участие как жителей данной территории, на ней проживающих, так и выехавших на работу в ту же Россию.

В зависимости от полученного ответа, Россия должна обеспечить созыв Учредительного Собрания данной территории, обеспечить возможность демократической разработки и принятия Конституции, проведения в соответствии с ней честных демократических выборов и формирование конституционных органов власти, в течение оговоренного срока передать им власть от созданной ранее временной администрации.

Причем все это должно происходить в спокойной атмосфере, при стабилизированной экономической ситуации, чтобы получить результат здравого осознанного выбора, а не очередного всплеска эмоций.

Такой неопределившейся территорией сегодня является Грузия, потому что, как уже говорилось:

— в ней не существует законно избранных органов власти;
— ни одни выборы проведенные в ней, не соответствуют современным демократическим нормам;
— все циклы передачи власти в ней происходили путем государственных переворотов;
— она не контролирует полностью свою территорию, а в референдуме и выборах должны принять участие, кроме прочего, и жители Абхазии, и Южной Осетии;
— она не имеет стабильной экономики и на сегодня не может обеспечивать минимальное благосостояние своих граждан.

Не делать этого — значит бросать дружественный народ на произвол судьбы, обрекая его на катастрофу и вымирание.

Все остальное, все разговоры о «независимой и процветающей Грузии» — есть частью информационная война тех, кого устраивает сохранение нынешнего статус-кво, кого устраивает роль Грузии как пристанища политических хулиганов, провоцирующих Россию, частью — результат проплаченного этими же бандитами и хулиганами PR’а, которым они занимаются достаточно активно.

Уже через несколько месяцев после того, как в Грузии установилась диктатура Саакашвили, туда были приглашены для знакомства многие российские и зарубежные журналисты. В духе традиции им устроили празднество, длившееся несколько дней, ознакомили со всеми особенностями национальной кухни и виноделия, вручили соответствующие сувениры. Участники застолья вернулись в Россию, существенно укрепив свое материальное положение, а по многим СМИ, даже контролируемым государством, прокатилась волна благожелательной информации, повествующая об успехах грузинской демократии.

Об этом направлении работы Саакашвили не забывал и позже: в Москву и вновь приезжали его эмиссары с сувенирами соответствующего казначейства, и в самые неприятные моменты для грузинского диктатора, который в последнее время даже завел памятный гитлеровский зачес на лбу, в российских СМИ появлялись хвалебные статьи, рисующие его демократический имидж.

Даже недавно, после известной провокации Саакашвили, бросившего в тюрьмы десятки людей, объявив их организаторами заговора, считающаяся вполне респектабельной и независимой Марианна Максимовская в субботней аналитической программе на Ren-TV разместила в ней странно апологетический репортаж о блеске правления Саакашвили, открывающего одна за другой в Грузии новые школы и полицейские участки. Подобные просаакашвилевские материалы, повествующие о благоденствии грузин, появились уже совсем недавно и в ряде вполне пророссийских и патриотических изданий.

Вообще, здесь складывается ненормальная ситуация: если подобные материалы волнами расходятся время от времени по нашей стране, особенно после очередных антироссийских выходок тбилисского диктатора, то материалы о грузинской оппозиции и популярном в Грузии Игоре Георгадзе, которого не пускают в Тбилиси, можно увидеть значительно реже.

Россия вообще проявляла все это время странную слабость к Саакашвили. Сначала чуть ли не первой признала осуществленный им переворот, отрыв дорогу международному признанию нового режима. Затем позволила свергнуть ориентированного на нее Абашидзе, подарив новому диктатору Аджарию. Затем вяло отмахивалась от настойчивых провокаций в Южной Осетии, проглатывая хамство по отношению к своим миротворцам. Летом этого года Россия не воспрепятствовала прохождению через ее наблюдательные посты в Кодори боевиков, брошенных на подавление мятежа сванов.

Вместо того чтобы, — если она, по странности, готова рассматривать Грузию как суверенное государство, — четко и однозначно реагировать на хамство Саакашвили, достойно великой державе пресекать провокации хулиганов, твердо и однозначно поддержать грузинскую оппозицию и Георгадзе, оказав им достаточную помощь, в первую очередь — информационную, но и другую, и смести кучку бандитов, не первый год насилующих грузинский народ, — Россия то бросает на борьбу с ними экзальтированного Онищенко и, в духе 1985 года устраивает борьбу с грузинскими винами, — то плачется в жилетку международных организаций.

Вообще, в российско-грузинских отношениях присутствуют два мифа. Один заключается в том, что Саакашвили пользуется в Грузии высокой поддержкой. Второй, что если России призовет его к порядку, то она поссорится чуть ли не со всем миром.

И тот, и тот являются ложью. Саакашивили действительно, пользовался популярностью в первые месяцы — на фоне осточертевшего Шеварднадзе. Но уже за первые несколько месяцев он и сам осточертел грузинам. Его любовные похождения, его гитлеровский зачес и замашки клоуна, ни чуть не улучшившаяся экономическая ситуация, постоянные военные авантюры и антироссийские провокации (а грузины вовсе не понимают, зачем им ссориться с Россией, считая ее второй родиной) привели к тому, что рейтинг его поддержки упал примерно в восемь раз и сегодня дошел уже до 12 %. Российских грузин, приезжающих в Тбилиси уже давно только и спрашивают о том, когда «вернется Игорь» (Георгадзе), тогда как о «Мише» говорят только как о сумасшедшем, благо, соответствующие данные европейских клиник не для кого не секрет.

Второй миф тоже является ложью. Наведя порядок в Грузии, Россия ни с кем не испортит отношений. Грузия интересует западные страны сегодня только, как уже говорилось, в качестве теста для России. Им интересно, стала Россия сильнее, или нет. Наведет порядок — будут уважать больше и разговаривать соответственно. Не наведет порядок — будут уважать меньше. Мир уважает не тех, кто морочит голову ООН своими жалобами. Мир уважает тех, кто сам решает свои проблемы. Первые — есть проблема для мира, которую ему надо решать за счет своих средств. Вторые — его опора, на которых держится его стабильность.

Однако все это имеет смысл, если считать Грузию независимой страной. Она таковой, увы, не является. И если и вести речь о ее независимости, реально такую независимость может дать ей только Россия, взяв ее под свой административный контроль и наведя в ней порядок.

И это означало бы и выполнение своих обязанностей перед близким народом, всегда шедшим рядом с Россией, и перед остальным миром, поскольку означало бы спасение одной из цивилизационных и культурных сокровищниц, одного из великих народов, который попал в катастрофическую ситуацию, стал добычей авантюристов.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter