Кошмар на улице Иа –1

Глава четвертая, в которой Иа-Иа теряет Капитал, а Пятачок его находит.


Молодой серый ослик Иа-Иа стоял один-одинешенек в самом заросшем уголке Леса. Еще это Унылое Место иногда называли Матросская Тишина. Широко расставив задние ноги и заложив передние за голову, Иа думал о Серьезных Вещах. Иногда он грустно думал: «Почему именно я?», а иногда: «По какой причине?», а иногда он думал даже так: «Какой же отсюда следует вывод?». И неудивительно, что порой он вообще переставал понимать, о чем же он, собственно, думает.

Поэтому, сказать вам по правде, услышав тяжелые шаги адвоката Кролика — этого высокобюджетного защитника серых, но не убогих, — он очень обрадовался, что может на минутку перестать думать и просто поздороваться.
- Как самочувствие? — по обыкновению уныло спросил Иа.
- А как твое? — вопросом на вопрос ответил старый Кролик, сам перенесший недавно глазную операцию.
Иа покачал обритой головой.
- Не очень как! — сказал он. — Или даже совсем никак. Мне кажется, я уже очень давно не чувствовал себя как. Особенно как Олигарх.
- Ай-ай-ай, — сказал Кролик, — очень грустно! Дай-ка я на тебя посмотрю.

Иа-Иа продолжал стоять, понуро глядя в привинченный к полу табурет, и старый Кролик с красными глазами обошел вокруг него.
- Ой, что это таки случилось с твоим Капиталом? — спросил он несколько удивленно.
- А что с Ним случилось? — сказал Иа-Иа.
- Его нет!
- Ты не ошибся?
- Капитализация или есть, или её нет. И незачем тут морочить голову. По-моему, здесь нельзя ошибиться. А твоего Капитала нет.
- А что же тогда там есть?
- Совсем ничего.

Ну-ка, посмотрим, — сказал Иа-Иа. И он медленно повернулся к тому месту, где недавно был его Капитал; затем, заметив, что ему никак не удается Его догнать, он стал поворачиваться в обратную сторону, пока не вернулся туда, откуда начал, а тогда он опустил голову и посмотрел снизу и наконец сказал, глубоко и печально вздыхая:
- Кажется, ты прав.

Это вполне естественно, — грустно сказал Иа-Иа.- Теперь все понятно, почему ко мне никто не приходит. Удивляться не приходится.
- Ты, наверно, сам Его где-нибудь позабыл. В каком-нибудь оффшоре, — сказал старый мудрый Кролик.

- Наверно, Его кто-нибудь утащил… — сказал Иа-Иа, мучительно припоминая имена своих Друзей и Знакомых.

- Чего от них ждать! — добавил он после большой паузы.

- Ну, я пошел, — довольно небрежно сказал Кролик.

- Ничего, ничего! Будет и на нашей улице праздник, — промычал ему вдогонку Иа. — Мы еще увидим небо в алмазах!..

Одинокий Пятачок встал в этот день очень-очень рано и решил нарвать себе чудный букетик фиалок прямо на лужайке Зубцовского сада, и, когда он нарвал букет и поставил его в огромную Малахитовую Вазу посреди своего Дворца, ему внезапно пришло в голову, что никто ни разу в жизни не нарвал букета фиалок для Иа. И чем больше он думал об этом, тем более он чувствовал, как грустно сегодня быть молодым осликом, особенно в Матросской Тишине. Ослом, которому никто никогда в жизни даже не нарвал букета фиалок. И он снова помчался на лужайку, повторяя про себя: «Иа, Фиалки, Тишина», а потом: «Матросы, Фиалки, Иа-Иа», чтобы ничего не забыть.

Пятачок нарвал довольно большой букет и побежал рысцой к тому Унылому Месту, где обычно пасся Иа, по дороге нюхая фиалки и чувствуя себя необыкновенно счастливым. Даже Унылое Место не казалось весной таким Унылым, а просто Тихим уголком Леса. Свое название Матросская тишина это Унылое Место получило за то, что там жил когда-то один Унылый Матрос по кличке Железняк, который Тихо-Тихо разговаривал сам с собою. Он шел на Одессу, а вышел к Херсону, что, видимо и подкосило хрупкую морскую душу.

Пятачку давно хотелось бросить все и выйти к Херсону, чтобы стать таким же матросом, как М.Железняк, или зарыться куда-нибудь глубоко-глубоко и даже стать подводником. Сколько раз Пятачок мечтал за Зубцами, что он — Капитан Немо, который ищет на морском дне золото партии. Или он — Капитан Маринеску, который топит вражеские «Тирпицы» или «Нимицы».У Пятачка даже была любимая фотография в чудном матросском костюмчике, на которой он стоял в обнимку с настоящей Подводной Кувалдой. На этой знаменитой фотографии у него были усталые от морской болезни глаза.

- Здравствуй, Иа, — начал Пятачок как всегда немного нерешительно, потому что Иа всегда был чем-то занят.
Иа поднял ногу и помахал Пятачку, чтобы уходил.
- Завтра отдам, — сказал Иа, — или послезавтра.
Пятачок подошел поближе посмотреть, в чем дело. Перед Иа на земле лежали три палочки, на которые он внимательно смотрел. Две палочки соприкасались концами, а третья палочка лежала поперек них. Пятачок подумал, что, наверно, это какая-нибудь ужасная Олигархическая Западня.

На самом деле в последнее время ослик Иа собирал из палочек волшебное слово «КРИЗИС_ЛИБЕРАЛИЗМА». Сам сэр Кристофер Робин сказал молодому ослику, что как только Иа-Иа сам напишет заклинание «КРИЗИС_ЛИБЕРАЛИЗМА», он сразу сможет выйти из этого Унылого Места. По секрету сказать, ослик уже смог составить на привинченном к полу столе почти полное заклинание. Ему оставалось лишь добавить самую последнюю букву «А».

Ой, Иа, — снова, как бы волнуясь, начал Пятачок, — я как раз…
- Это маленький Пятачок? — сказал Иа, не отрывая взора от своих палочек. — Не тронь моих чертежей!
- Да, Иа, и я…
- Ты знаешь, что это такое?
- Нет, — сказал Пятачок.
- Это «А».
- О! О! — сказал Пятачок.
- Какое «О»? Это «А»! — строго сказал Иа. — Ты что, не слышишь? Или ты думаешь, что ты внутренне богаче сэра Кристофера Робина?
- Да, — сказал Пятачок. — Нет, — быстренько поправился он. — Внутренне, внутренне нет…
И подошел еще поближе.

-Сэр Кристофер Робин сказал, что это «А», — значит это и будет «А». Во всяком случае, пока кто-нибудь на это не наступит, — добавил Иа сурово.
Пятачок поспешно отскочил назад и понюхал свои фиалки.
- А ты знаешь, что означает «А», маленький Пятачок?
- Нет, Иа, не знаю.
- Оно означает ЛиберАлизм, оно означает ПрАвА ЧеловекА, Фондовый Рынок и тому подобные вещи, о которых ни Пух, ни ты не имеете понятия. Вот что означает А.

- О! — снова сказал Пятачок. — Я хотел сказать «Блин!» — поспешно пояснил он.
- Слушай меня, маленький Пятачок. В этом Лесу толчется масса всякого народа, и все они говорят: «Ну Иа — это всего лишь Иа, он не считается даже Олигархом». Они разгуливают тут взад и вперед перед моими окнами и говорят: «МБХа-ха!» а что они знают про букву «А»? Ничего. Для них это просто три палочки. Точно так, как МБХ — для них это просто три буквы… Но для Образованных, заметь себе это, маленький Пятачок, для Образованных Олигархов — я не говорю о всяких Пухах и Пятачках - это знаменитая и могучая буква «А». Да, это тебе не такая вещь, — добавил он, — про которую каждый знает, чем это пахнет!

Пятачок смущенно спрятал за спину фиалки и робко оглянулся в поисках помощи.
- А вот и Кролик, — сказал он радостно. — Здравствуй, Кролик.
Кролик с важным видом подошел поближе, кивнул Пятачку и сказал: «Привет, Иа», тем особым высокобюджетным тоном, ясно говорившим, что спустя не более двух оплачиваемых минут он скажет: «Всего хорошего».

- Иа, у меня к тебе только один вопрос. Ты хочешь вернуть свою Капитализацию? Да, я знаю — ты хочешь именно это. Что мешает тебе попросить Пятачка об этом?
- Что я сейчас вижу перед собой? — сказал Иа, не поднимая глаз.
- Три палочки, — не задумываясь, ответил красноглазый Кролик.

- Вот видишь? — сказал Иа Пятачку. Потом он повернулся к Кролику. — Теперь я жестом отвечу на твой вопрос, — торжественно сказал он.
- Спасибо, — сказал старый мудрый Кролик, — я уже понял твой ответ. Но эта идея, кажется, не очень удачная. Скажем, .. скажем, как эта буква «А»..

Иа посмотрел на свои палочки, а потом с удивлением на Кролика.
- Ну, ладно, я должен идти и сообщить остальным. — сказал Кролик.

Иа еще раз посмотрел на свои палочки, а потом с удивлением на Пятачка.
-Как сказал Кролик? Что это такое? — спросил он.
- «А», — сказал Пятачок.
- Это ты ему сказал? Вы что с ним сговорились?!…
- Нет, Иа, я не говорил. Я думаю, он сам знает….
- Он знает? Ты хочешь сказать, что какой-то Кролик знает тайну про букву «А»?
- Да, Иа. Он очень умный, Кролик-то.

- Либерализм!.. — сказал Иа с презрением, изо всех сил наступив копытом на свои три палочки.
- Права человека!.. — с горечью сказал Иа, прыгая на своих палочках (их стало уже шесть).
- Что такое Фондовый рынок? — спросил Иа, лягая палочки (их было уже двенадцать), так что они взлетели в воздух. — Капитал, Маркс, Фридман, Хайек… Какой-то Кролик все заранее знает. Ха!..

- Я думаю…- начал Пятачок робко.
- Не надо! — сказал Иа-Иа. — Даже и не думай!…
- Я думаю, фиалки довольно милые, — выпалил разом Пятачок. Он положил перед Иа свой букет и умчался.

Вскоре мимо окна Унылого Места, где содержался Иа, с гомоном пролетели ввысь Голубые Фишки. И совсем неожиданно молодой ослик почувствовал, что с ним творится что-то неладное. Место, где был Капитал, стало набухать и на глазах стало расти в размерах. Всего за 20 минут после этого Капитал увеличился на 19,6%, а бедный ослик Иа-Иа как был в Унылом Месте, так и в нем остался…

- Душераздирающее зрелище, — сказал он наконец. — Вот как это называется — душераздирающее зрелище. — Кошмар!!!

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter