Заговор Олигархов — 1

 Лучший друг Пуха, которого звали Пятачок, в полном одиночестве жил в большом-пребольшом Дворце, за большой-пребольшой Зубчатой стеной. Стена стояла в самой середине Леса, а Пятачок жил в самой середине Дворца. А рядом с Зубцами стояли старые-престарые Башенные Часы, на которых была прибита поломанная доска с надписью, и тот, кто умел немножко читать, мог прочесть:

Спасская Б.

Больше никто ничего не мог прочесть, даже Сова и сэр Кристофер Робин, которые умели читать совсем хорошо.

Был чудесный зимний день. Пух, в полном одиночестве бесцельно топтавший своими лапами снег у Зубчатой стены, поднял голову и увидел не кого иного, как самого Пятачка. Пятачок медленно шел куда-то, внимательно глядя себе под ноги, и так глубоко задумался, что, когда Пух окликнул его, он и не подумал остановиться.

- Эй, Пятачок! — закричал Пух. — Здорово, Пятачок! Ты что там делаешь?
- Охочусь! — небрежно сказал Пятачок.
- Охотишься? На кого?
- Выслеживаю кого-то! — таинственно ответил Пятачок.
Пух подошел к нему поближе:
- Выслеживаешь? Кого? Этих … Олигархов?!
- Вот как раз об этом я все время сам себя спрашиваю, — сказал Пятачок. — В этом весь вопрос: кто это был? Кто будет следующий?!…

- А как ты думаешь, что ты ответишь на этот вопрос?
- Придется подождать, пока я с Ними встречусь, — прямо сказал Пятачок. — Погляди-ка сюда. Он показал на снег прямо перед собой. — Что ты тут видишь?
- Следы, — сказал Пух. — Отпечатки чьих-то лап!
 
Тут Пятачок даже взвизгнул от волнения.- Ой, Пух! Ты думаешь… это… это может быть Олигарх… или… хотя бы страшный Дикий Бука?!
- Все может быть, — сказал Пух. — Иногда как будто Он, а иногда как будто и не Он. По следам разве Их угадаешь? По плодам узнаете Их…

Он замолчал и решительно зашагал вперед по пугающему следу, а Пятачок, помедлив минутку-другую, побежал за ним.
Внезапно Пятачок остановился, нагнулся к земле и внимательно осмотрел свои тонкие ноги.
- В чем дело? — спросил Пух.

Пятачок загадочно посмотрел в сторону Евровостока и задумчиво произнес.
- Они хотят воспользоваться нашей временной слабостью… И тем самым лишить нас важнейших геополитических преимуществ! Ведь через наш Лес всегда проходил знаменитый путь из Бяк в Буки… А теперь нас вытесняют из наших традиционных транспортных коридоров. Скоро и под Зубцами просто так не пройдешь!..

Пятачок, как всегда, говорил сбивчиво, как бы взволновано, но четко проговаривал каждое слово. Если закрыть глаза, то можно было себе представить, что все эти мудреные фразы произносит дежурный политолог Сова, а не это с виду Очень Маленькое Существо.

- Очень странная вещь, — сказал на это медвежонок. — Теперь тут, кажется, стало два Существа. Вот к этому — Неизвестно Кому — подошел другой — Неизвестно Кто, и они теперь гуляют вдвоем.
Да, по-видимому, так и было! Следы, правда, немного путались и перекрещивались друг с другом, но, совершенно несомненно, это были следы двух комплектов лап.

- Пух, — нервно сказал Пятачок. — Мне кажется, что Они о чем-то договариваются! Видишь, Их следы плетут какой-то хитрый Заговор… Может быть Они хотят воспользоваться моим временным отсутствием, а сами тайно пробираются за Зубцы?

- Точно, ответил Пух, — Они это… заговариваются! То есть, я хотел сказать, сговариваются!.. Впрочем, от этих Олигархов всего можно ожидать. Они только с виду Добрые, а сами кричат «Социальная Ответственность!» или там «Яйца Фаберже!», чтобы мы подошли поближе…

- Знаешь чего, Пух? — как бы волнуясь, сказал Пятачок. — Может быть, ты пойдешь со мной, а то вдруг это окажутся Злые Олигархи, которые больше не едят с рук?
Пух мужественно почесал за ухом и сказал, что до предвыборной пятницы 2008 года он совершенно свободен. И Пух с большим удовольствием пойдет с Пятачком. В особенности, если они будут вместе охотиться на Настоящего Олигарха. Или даже на того Дикого Буку, который выщипывает мех на лапках Пуха, чтобы устроить гнезда для своих малышей.

- Ты хочешь сказать, если там два Настоящих Диких Буки или два Диких Олигарха, — педантично уточнил Пятачок, а Пух сказал, что это все равно, ведь до предвыборной пятницы ему совершенно нечего делать.
И они пошли дальше вместе. Навстречу страшному 2008 году…

Ужасные следы шли вокруг большой Зубчатой стены… и, значит, два Диких Олигарха, если это были они, тоже шли вокруг Стены, постепенно сжимая кольцо, и, понятно, Пух и Пятачок тоже пошли вокруг Зубцов.

По пути Пятачок рассказывал Пуху всякие интересные истории из жизни Олигархов. Например, как нам перераспределить природную ренту или как на склоне лет начать жить своим умом, и всякие другие занятные вещи.

А Пух все слушал и думал, как же это трудно жить своим умом. Особенно, Медведю с опилками в голове. И от этих раздумий опилки в его голове вмиг потяжелели и сделались как бы Железные. И Пуха потянуло к Пятачку словно магнитом. И тут он вдруг все разу понял! Понял, что просто надо жить умом Пятачка.

И Пух сразу повеселел, и ему даже пришло в голову, что вдруг они сейчас охотятся как раз на двух Олигархов, и интересно, если они поймают этих Олигархов, можно ли будет взять хоть одного Олигарха домой и держать Его у себя. А потом потихоньку приручать Его, добиваясь, чтобы Олигарх охотно ел с руки. Интересно, что скажет по этому гуманитарному поводу сэр Кристофер Робин.

А жуткие следы все шли и шли перед ними… И кольцо все сжималось и сжималось…
- Мы будем чморить Их! — неожиданно жестко сказал Пятачок. И повторил. — Мы будем чморить Их там, где бы Они не находились!…

Вдруг Пух снова остановился как вкопанный.
- Смотри! — закричал он шепотом и показал на снег.
- Куда? — тоже шепотом закричал Пятачок и подскочил от как бы страха. Но, чтобы показать, что он подскочил не от страха, а просто так, он тут же подпрыгнул еще разика два, как будто ему просто захотелось попрыгать на лыжах.

- Следы, — сказал Пух. — Появился третий зверь!
- Пух, — взвизгнул Пятачок, как бы переживая за медвежонка, — ты думаешь, это еще один Олигарх… или хотя бы Дикий Бука?

- Нет, не думаю, — сказал Пух, — потому что Их следы совсем другие… Это, может быть, два Диких Буки, а один, скажем… скажем, Цивилизованный Бяка… Или же, наоборот, два Одичавших Бяки, а один, скажем… скажем, Лондонский Олигарх… Надо идти за Ними, ничего не поделаешь.

И они пошли дальше, начиная немного волноваться, потому что ведь эти три Неизвестных Существа могли оказаться Очень Страшными Существами, крайне опасными для Очень Маленького Существа.

И Пуху ужасно хотелось, чтобы его милый Пятачок утешился. И Пух начал вести такой Утешительный Разговор.
- На самом деле неважно, — сказал Пух, — Кем окажется это Очень Страшное Существо: Бякой, Букой или Олигархом. Любой Олигарх может запросто прикинуться простым Диким Букой, торгующим цветами, и устроить… скажем…

- Революцию роз! — нервно сказал Пятачок.

- Вот-вот, — поддакнул ему Пух, — Или Олигарх переоденется Цивилизованным Бякой и вместо Того, Кто Вывозит Самое Нужное, станет с виду Тем, Кто Ввозит Самое Необходимое. Например, всякие ткани, скажем … бархат…

- А сам устроит бархатную революцию! — горячо воскликнул Пятачок.

- Или совсем наоборот, — продолжал Пух, — Олигархи могут пригласить Всех-всех-всех на Площадь перед Зубцами. Они могут даже позвать сюда Родственников и Знакомых тех Диких Бук, что выщипывают мех на лапках Пуха… Позвать как бы на праздник в честь Дня рождения Пятачка! А сами раздадут им по Самому Маленькому горшочку с медом и когда Все-все- все очень быстро съедят этот мед…

Тут Пух даже облизнулся, чтобы показать как быстро исчезнет вкусный мед.

- И тогда Все-все-все и даже Родственники и Знакомые Буки потребуют себе добавки! И они будут громко-громко стучать пустыми горшками по брусчатке Площади и громко-громко кричать: Пятачок, выходи! Пятачок, выходи!!!

- Хватит! Хватит! — громко закричал Пятачок. И даже на всякий случай добавил на языке Цивилизованных Бук. — Кмара! Кмара! Хватит!…

И тут совершенно неожиданно Пух остановился в третий раз и облизал кончик своего носа, потому что ему вдруг стало страшно жарко. Перед ними были следы четырех зверей!
- Гляди, гляди, Пятачок! Видишь? Еще Один Олигарх прибавился!..

- Знаешь что? — сказал Пятачок, в свою очередь, облизав кончик носа и убедившись, что это очень мало помогает. — Знаешь что? По-моему, я что-то вспомнил. Да, да! Я вспомнил об одном Очень Важном деле, которое я забыл сделать вчера, а завтра уже не успею… В общем, мне нужно скорее пойти во Дворец и срочно принять вверительные грамоты у сэра Кристофера Робина.
- Давай примем вместе после обеда, — сказал Пух, — я тебе помогу.

- Да, понимаешь, это не то, что можно принять после обеда, — поскорее сказал Пятачок.- Это такое специальное утреннее дело. Его обязательно надо сделать утром, лучше всего
часов в… Который час, ты говорил?
- Часов двенадцать, — сказал Пух, посмотрев на Башенные Часы.
- Вот, вот, как ты сам сказал, часов в двенадцать. Точнее, от двенадцати до пяти минут первого! Так что ты уж на меня не обижайся, а я…, — сказал Пятачок. И он побежал за Зубцы что было духу, ужасно довольный тем, что скоро окажется в полной безопасности.

Пух еще раз посмотрел на Башню, а потом, услышав чей-то свист, взглянул на Высоколобное Место и увидел там…
- Да это же сэр Кристофер Робин! — сказал он.
- Глупенький мой мишка, — сказал сэр Кристофер Робин, — чем это ты там занимался? Я смотрю, сначала ты один обошел два раза вокруг этой Зубчатой Стены, потом Пятачок побежал за тобой, и вы стали ходить вдвоем… Сейчас, по-моему, вы собирались обойти Стену в четвертый раз по своим собственным следам!..

- Минутку, — сказал Пух, подняв лапу. Он по-блатному присел на корточки и задумался — глубоко-глубоко. Потом он приложил свою лапу к одному следу… Потом он два раза почесал за ухом и поднялся.
- Н-да…- сказал он. — Теперь я понял, — добавил он. — Это были не Олигархи!…
- Надо срочно рассказать об этом Пятачку! — слегка подумав, сказал Пух.

- А мне надо срочно отдать Пятачку вверительные Грамоты, — добавил сэр Кристофкр Робин.

И они, не сговариваясь, дружно закричали хором.

- Пятачок, выходи!.. Пятачок, выходи!!!

Сэр Кристофер Робин даже на время забыл про свою мавританскую сдержанность и начал колотить в такт ручкой своего знаменитого Зонтика. Звук был такой, будто сотня пустых горшков стучала по Брусчатке.

Разумеется, Пятачок услышал этот глас народа. Между Зубцами на миг появилась голова Очень Маленького Существа и крикнула Очень Важную Фразу о недопустимости какого-то банкротства.

Но Пух и сэр Кристофер Робин не услышали этой Фразы. В тот же миг на Площади начало твориться что-то невообразимое. Пух даже подумал, что на него упало небо. Со всех сторон послышались крики, гвалт и хлопанье крыльев.

Это Голубые Фишки внезапно устремились ввысь.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter