Веселящий газ

Перед визитом российского президента на Украину новый украинский коллега попытался опровергнуть распространенное мнение о том, что "оранжевая революция" отдалила Украину от России. "Наше продвижение в Европу не является проблемой для России, оно будет только способствовать нашему дальнейшему сближению", — витиевато заявил Ющенко на заседании Европарламента. Но тут же добавил, что параллельно Киев максимально укрепит границы и таможни, а также либерализует визовый режим со странами Евросоюза. Судя по тезисам "Приоритетных заданий МИД Украины на 2005 год" , Украина намерена спешно "завершить процесс правового оформления государственной границы по всему ее периметру". Фактически речь идет о том, что Киев под новые декларации о дружбе с Россией намерен построить стену на границах со странами СНГ. Все этого, разумеется, ради того, чтобы Запад не опасался открыть для него свои границы.

Может быть, поэтому росийский президент не стал стучаться в уже заколоченную калитку "вечного соседа", а заглянул к славянским "братьям и сестрам" через парадное крыльцо, широко открытое в Европу. Путин прилетел в Киев после встречи в Париже с тройкой лидеров "старой Европы", и многозначительно передал Виктору Ющенко привет от остальных участников "квартета": президента Франции Жака Ширака, канцлера Германии Герхарда Шредера и премьера Испании Хосе Родригеса Сапатеро. В переводе с дипломатического этот жест означает, что влияние, которое получили США на Украине после "оранжевой революции", беспокоит не только Россию, но и лидеров ЕС. И особенно — с точки зрения энергетической безопасности Евросоюза.

Касаясь стратегических взаимоотношений России и Европейского союза, аналитики отмечают, что здесь ключевым вопросом их сотрудничества является вопрос о стабильности и росте поставок нефти и газа. Такое положение дел сложилось еще в период 1990-е годов, когда сформировалась устойчивая модель торговых отношений России с Европой. С той поры в российском экспорте доминируют две группы товаров: энергоносители (преимущественно нефть и газ), а также такие энергоемкие товары, как металлы и химическая продукция. К началу XXI века Россия и Европа оказались более привязаны друг к другу экономически, чем когда-либо в совместной истории.

Ввиду чрезвычайно высокой доли энергоносителей в экспорте (65%) сначала в российской внешней торговле, а затем и в российской внешней политике возник новый вид еврозависимости. Сегодня "незыблемая" и необсуждаемая позиция России, как "кочегарки Европы", формулируется крайне просто: Российская Федерация, как часть Европы, покорно несет значительную долю ответственности за энергетическую безопасность континента.

Все дело в том, что советская инфраструктура экспорта энергоносителей, где важнейшим транзитным участком служит Украина, практически полностью была завязана на Европу. Не случайно, важнейшим вопросом, который затронул в Киеве президент РФ, оказалась транспортировка российского газа в Европу. Знаковая фраза Путина о том, что "мы должны быть уверены, что транзит российского газа нашим западным партнерам в Европу будет работать как часы", прозвучала как очевидный наказ. Но не от лица России, а от всей "европейской четверки".
 
Впрочем, сам Ющенко, который еще в ходе предвыборной кампании очень деликатно подходил к теме российского голубого топлива для Европы, сразу заверил коллегу, что Украина не подкачает. Дескать, "мать городов российских" не будет стремиться к пересмотру договоренностей относительно газотранспортного консорциума. Но давайте разберемся, какимио были прежде эти договоренности и что именно понимает под целями консорциума каждая из сторон.

Перед встречей с российским президентом Виктор Ющенко озвучил свои энергетические планы в ходе встречи  с российскими журналистами. Обсуждение перспектив функционирования газотранспортного консорциума он также назвал одной из главных тем саммита. Украина, по словам Ющенко, "хочет использовать свое географическое положение и поддержит любое соглашение, обеспечивающее транзит по ее территории газа из России в страны Западной Европы". Однако украинская власть настойчиво предлагает вернуться к идее трехстороннего консорциума.

Вполне логично возникает вопрос о числе сторон, участвующих в создании газотранспортного консорциума. Напомним, что пока только две страны — Россия и Украина — создали в конце 2002 года ООО "Международный консорциум по управлению и развитию газотранспортных сетей Украины" на паритетных началах. "Нефтегаз Украины" и российский "Газпром", как соучредители, планировали, что консорциум на взаимовыгодных условиях будет обеспечивать транспортировку газа, а также надежность, безопасность и стабильность функционирования газотранспортной системы Украины, доставшейся в наследство от СССР.

Уже стало неприлично вспоминать, что вся газовая инфраструктура была создана в 1970-80-е годы за счет советского государства и в ущерб другим социальным факторам. Чтобы создать экспортную отрасль, деньги "изымались" из других отраслей промышленности и из сферы потребления населения. Советский Союз ежегодно вкладывал в газовую промышленность порядка 10-12 млрд долларов. Кажущаяся дешевизна тарифов сегодня — это недоучет стоимости строительства советской инфраструктуры. Надо сказать прямо, что дешевый газ внутри России есть не только результат наших естественных преимуществ (богатые природные ресурсы), но и "подарок наследникам" от жителей бывшего СССР: вся газотранспортная инфраструктура была построена на наши с вами сбережения!

Однако еще в 2003 году Украина отказалась от создания совместного с Россией консорциума по управлению газотранспортной системой Украины. Тогда вице-премьер Гайдук особо подчеркнул, что Украина готова создавать с Россией консорциум лишь для строительства новой трубы для транспортировки газа из Центральной Азии, где ожидается увеличение добычи. 19 марта 2004 года на встрече с Путиным новый президент Ющенко четко заявил, что речь не может идти о совместной эксплуатации украинского газопровода, указав, что "газотранспортная система остается собственностью Украины".

В момент создания проекта премьер-министр Украины Анатолий Кинах упорно отрицал, что паритетность участия в газовом консорциуме Украины и России (50 на 50) будет уменьшаться по мере присоединения к проекту западных компаний. Однако на недавней пресс-конференции Владимир Путин изложил совсем другую точку зрения на состав газотранспортного консорциума России и Украины. К этому двухстороннему проекту должны быть привлечены и европейские партнеры: Италия, Франция и, прежде всего, Германия. По словам Путина, "самым естественным партнером для нас является Германия, поскольку это самый крупный потребитель российского природного газа. И Германия получает основные объемы газа через транспортную систему Украины".

Виктор Ющенко тоже не против такого "стратегического использования уникальных транзитных возможностей по газу". Он завявил, что готов поддерживать любое соглашение, которое закрепляет стратегическую функцию Украины как страны, обеспечивающей транзит газа из России в Европу. Поэтому на переговорах в Германии Виктор Ющенко обратился к "естественному партнеру" — канцлеру Шредеру — с инициативой вернуться к идее организации трехстороннего консорциума : Россия-Украина-Германия. Причем, Германия уже готова взять на себе роль "экономического куратора Украины". По мнению президента Украины, проект газотранспортного консорциума "обречен на вечность" только в одном случае — если он учитывает интересы трех сторон. Страны, которая поставляет, стран, которые потребляют газ, и страны, которая обеспечивает транзит. Любая иная комбинация, по выражению Ющенко, "минимизирует стратегическое значение" этого объекта.

Однако сложившийся баланс интересов между поставщиками и потребителями энергоносителей основывался на том, что производитель газа имел гарантированный многолетний сбыт. Эти соглашения позволяли рассчитывать на окупаемость долгосрочных инвестиций в трубопроводную инфраструктуру. В настоящее время одной из основных целей либерализации рынка энергоносителей, так широко заявленной в Евросоюзе, является уход от долгосрочных контрактов и переход на биржевую торговлю, на краткосрочные сделки. И хотя существование долгосрочных контрактов пока политически не отрицается, в будущем определение цены на основе краткосрочных сделок (по примеру рынка нефти) может переложить все риски на производителя газа, т.е. на Россию. В этом случае газотранспортная компания или "страна, которая обеспечивает транзит" всегда берет свой твердый тариф, а разница между спотовой ценой и тарифом окажется рисковой выручкой производителя газа. Последняя может колебаться столь же значительно, как и цена нефти.

Надо признать открыто, что рынок газа давно уже является рынком покупателя, а не продавца. Сегодня Россия, как некогда СССР, фактически дотирует экономику Евросоюза фиксированными долгосрочными контрактами на поставки энергоносителей. Газ, поставляемый в центр Европы примерно по 100 дол. за тысячу кубометров, доходит по цепочке до конечного потребителя по цене 120-150 для крупных и 300-350 дол. для отдаленных и мелких потребителей. Эта разница обусловлена налоговой и социальной политикой Евросоюза, ведь за счет полученных прибылей и налогов и осуществляется модернизация Европы. Предстоящее вступление Турции в Евросоюз отрезает возможные пути для маневра России, зато делает возможным со строны Евросоюза активную игру на понижение "первой отпускной цены на газ" (характерный пример - история с "Голубым потоком"), что резко уменьшает прибыли газовиков.

Понятно, что сегодня и в ближайшие десятилетия российский энергетический экспорт в Европу не имеет альтернативы для обеих сторон. Однако до сих пор публично не обсуждалась ни схема участия стран ЕС в консорциуме, ни направление крупных европейских инвестиций в газотранспортную систему России. При этом нужно четко понимать, что в перспективе возможны только две долгосрочных стратегии. Либо поставщики из России, желающие расширять экспорт в Евросоюз, масштабно инвестируют в инфраструктуру сами и несут самостоятельно все риски, компенсируя их повышением внутрироссийской цены на энергоносители. Либо европейцы инвестируют свои значительные средства в модернизацию российских трубопроводов, получив гарантии того, что добываемое сырье будет гарантированно поступать именно в ЕС.

Все попытки Евросоюза создать транзитные и финансовые "прокладки" из стран "санитарного кордона"  (пусть даже под чьим-то сильным "кураторством") не могут в будущем гарантировать ни бесперебойность, ни рост поставок энергоносителей. Похоже настал тот самый момент, когда особые обязанности, которые накладывает ЕС на свою "кочегарку" Россию, должны быть дополнены соответствующими особыми правами.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter