Очень странное решение Верховного суда

Верховный суд РФ посчитал употребление слов-феминитивов знаком принадлежности к запрещённому в РФ движению ЛГБТ (признанному экстремистским), наравне с «особенностями выбора половых партнёров» и «участием в гей-парадах». Для примера перечислены слова «руководительница, директорка, авторка, психологиня». Всё это выглядит так странно, что глава Торгово-промышленной палаты РФ Сергей Катырин уже высказался в том духе, что феминитивы употреблять запрещено не «в целом», а только в контексте конкретной ситуации.


Что ж, спасибо и на этом (видимо, если это будет хотя бы так мы уже должны быть благодарны за "снисхождение"). Но и тогда скажу снова: очень странное и неполезное решение.


Во-первых, – что сразу бросается в глаза, – странное из-за сваливания в одну кучу неловкой и пока неприжившейся «авторки» и совершенно органичной «руководительницы». От одного этого «свального греха» уже появляется ощущение, что авторы вынесенного решения оформляли его механически.

 

Во-вторых, это в принципе неумно и неправильно – мешать русскому языку, с его развитой категорией рода, вводить в свой состав феминитивы. До революции слова для обозначения профессий в женском роде развивались совершенно органично, тут и портниха, и повариха, и учительница, и художница (привет полузапрещённой руководительнице)… Почему сейчас-то нельзя развиваться женским словам в профессиях? Разве доступных женщинам профессий стало меньше? Нет, их стало больше. Так почему новых слов-то для них нельзя?

 

Наконец, в-третьих, сама мотивировка решения Верховного суда – дескать, так говорят ЛГБТ и потому не надо нам феминитивов – поражает, скажем так, недалёкостью. Может быть, я кому-то сейчас открою глаза, но феминистки – злейшие враги «трансгендеров». А именно буква «Т» в сочетании ЛГБТ является чудовищным надругательством над человеческой природой. Так вот, повторю ещё раз: именно настоящие феминистки – самые яростные и откровенные враги «трансгендеров». Потому что для феминисток принципиально важно, чтобы женщина была женщиной, а не мужиком в чулках и парике. Потому что именно феминистки на Западе сколько-нибудь организованно ополчаются на отмороженную пропаганду «менструирующих мужчин» и «имеющих члены женщин». Именно они отстаивают биологическую природу пола. И страдают из-за этого, вплоть до штрафов и увольнений с работы. И их травят (не так давно мужчина в женском обличье, выступая перед своими последователями, открыто призвал бить феминисток по лицу), и называют пренебрежительно «радфемками» («радикальными феминистками», английский аналог -- TERF, "терфки"). Вот совсем свежий пример: в Британии кандидатку от Лейбористской партии Лору Паскаль заставили извиняться за то, что она сказала: «транс-женщины – это не женщины» и «я верю, что биологический пол – это реальная вещь». И да, сказав такую отчаянную крамолу, она считает себя феминисткой. А вот "трансгендерный" преподаватель философии(!) рассуждает, что для признания "трансгендеров" женщинами не имеет значения, как при этом возрастёт число убийств женщин (имеется в виду: если "трансгендеры" получат доступ в женские туалеты и раздевалки).   

 

Так скажите мне: неужели даже дубовое слово «авторка» (вам оно не нравится? придумайте другое; не можете? ну не мешайте тогда) – так вот, неужели даже оно равновесно издевательству над человеческой природой, которую продвигает пропаганда «трансгендерности»? Ведь нет же, не равновесно. Ну так и оставьте тогда феминисток в покое.

 

Не можете оставить в покое феминисток? Оставьте же в покое хотя бы феминитивы. Ещё раз: для русского языка, где есть развитый мужской и женский род, феминитивы нормальны. Нормальны. Вот искусственное их выдавливание – ненормально. Избегание женского рода – ненормально.

 

Я это и себе говорю, ибо сама себя не могу иногда убедить написать «авторша» или «редакторша». И насиловать себя не нужно: не нравится – не пиши. Но я также вижу, что из-за неразвитости женских слов страдает согласование по родам с прилагательными: так, сочетание «хорошая автор» чудовищно, а «хороший автор» применительно к женщине – грамматически-правильно, но безлико; можно прочесть целый текст и не понять, что речь идёт о женщине (или забыть, если имя было упомянуто лишь вначале). А дальше – дальше от этого страдает и категория склонения, например, в случае с недавно вошедшими в язык словами типа «бариста»: слово должно нормально склоняться – но его не склоняют, потому что оно ощущается «непонятного рода». А ведь если бы мы не боялись феминитивов, бариста была бы девушка, а парень был бы барист, и всё прекрасно склонялось бы, как это естественно присуще русскому языку.

 

Или попробуйте просклонять вышеупомянутое «хорошая автор». «Хорошей автора, хорошей автору, хорошую автора, хорошей автором, о хорошей авторе». Да, это возможно – но, положа руку на сердце, выглядит и звучит это ужасно – и потому люди тоже начинают избегать склонения или нелепо путаются в нём.


Ещё и ещё раз повторю: развитая система мужских-женских слов для русского языка – естественна, развитая система склонения – естественна, избегание женских слов «потому что так говорят ЛГБТ» – неестественно. Не надо трепетать перед феминитивами – отвергать их с порога тоже не надо. Это наш язык, а не каких-то там страшных ЛГБТ или неприятных феминисток, и мы творим его здесь и сейчас.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter