Неофеодализм или темновековье?

Изучение неофеодализма как повторяющегося явления в истории ведёт к появлению всё новых и новых футурологических гипотез. Так, А.И. Фурсов называет будущий уклад жизни «темновековьем». По аналогии с периодом европейской истории VI — IX вв., когда уровень жизни и культуры серьёзно упал, имели место непрерывные войны, вторжения, и массовые миграции. Хронология весьма интересная.
 

««Тёмные века» - это время между серединой VI в. (окончательно перестала работать система римских акведуков) и серединой IX в.
Темновековье — это, действительно, эпоха мрака, в отличие от оболганного деятелями Ренессанса и особенно Просвещения Средневековья — светлой, вплоть до начала XIV в. эпохи; XIV-XVII вв. — новое темновековье, у которого, впрочем, был столь же зазывный, сколь фальшивый фасад — Ренессанс.

 

Первые «тёмные века» — Х–VIII века до н.э.. Второе Темновековье - хроноклазм VI–IX века. И, наконец, третье, — 1340–1640-е годы.

Мы погружается в четвёртое в своей истории Темновековье. Я имею в виду европейскую историю, прежде всего. Что такое Темновековье? Это период, когда старое почти, но не до конца, умерло, а новое только проклёвывается. И их взаимодействие порождает уродливые футуро - архаические формы» [1].

 

Как я уже писал, хронология в истории очень зависит от задач, стоящих перед исследователем, его желаний и интересов. И какая хронология «правильная», а какая — нет, установить зачастую совсем непросто. В любом случае, приведённая выше хронология европейской истории Средних веков и Нового времени заслуживает пристального внимания.

 

Но являются ли термины «неофеодализм» и «темновековье» синонимами? На мой взгляд, они пересекают, но частично. Темновековье – первая часть очередного неофеодализма. Но понятие «неофеодализм» включает в себя не только упадок и безвременье, но и последующее восстановление культурного и экономического потенциала и даже расцвет. По крайней мере, его начальную стадию. В него можно включить такой период, подобный которому в тексте А.И. Фурсова назван Средневековьем.

 

Это период, когда новая социальная организация становится устоявшейся, и зачастую приобретает формы, в той или иной степени комфортные для значительной части населения. Причём сами формы могут быть достаточно разными. Понятно, что они далеки от крайностей анархии или тоталитаризма. А внутреннем разнообразии неофеодализма я писал уже не раз. Недавно на эту тему высказался и А.И. Фурсов: «Я думаю, что выходов из кризиса первой половины XXI века будет несколько. И уж что точно не будет глобальной системы, а будет зональная система, разные макро - регионы, контактирующие друг с другом. Я думаю, что глобализация провалится, как она уже проваливалась несколько раз… В истории вообще никогда не получается довести до конца практически ни один процесс. Потому что история – это не автомат, история – это столкновение волей, и субъект всегда шире социальной системы. …Есть логика массовых процессов. И, разумеется, любая система старается личность превратить в социального индивида, но далеко не всегда это получается» [2].

 

Но вряд ли стоит вслед за А.И. Фурсовым считать индивидуализм формой защиты от «клановости» будущего Темновековья. Ведь индивидуалисты могут как-то защитить нынешний уклад жизни только при наличии у них высокого уровня солидарности, способности быстро подключиться к совместной деятельности. Но эта способность у нынешних индивидуалистов слаба и слабеет дальше. Тем более, что в ярко описанном Фурсовым «корпорации — государстве», которое в недалёком будущем может отбросить любые социальные обязательства, только коллектив выживания может реально помочь человеку. При этом А.И. Фурсов справедливо указывает на ту пользу, которую могут принести ещё сохранившиеся элементы средневекового и восточного коллективизма [3].

 

Вернёмся к периодизации неофеодализма. Его поздний период – время, когда социальные структуры ещё не стали вновь громоздкими, основную роль в жизни общества играют коллективы выживания и их сети, различные общины. Материальный достаток даёт силы для труда и борьбы, но ещё не даёт возможности сидеть сложа руки. Культура уже вновь весьма развита, но ещё не столь разнообразна и внутренне противоречива. Она ещё доступна для весьма полного усвоения отдельным человеком.

 

Значительную роль при «развитом неофеодализме» может играть появление / широкое внедрение каких-либо новых технологий. В I тыс. до н.э. такую роль сыграл хозяйственный рывок, связанный с массовым применением металлургии железа. И в рамках концепции неофеодализма полисный строй вплоть до эпохи эллинистических монархий это «светлое» продолжение темновековья X –XIII вв. до н.э.

 

«Хороший» период неофеодализма при благоприятных условиях может затянуться. Но вряд ли окажется вечным, как и любой другой исторический период. Природные, социальные катаклизмы, либо другие воздействие на общественную систему извне практически неизбежно заставят развивать одни элементы культуры в ущерб другим. И устойчивому неофеодальному обществу придёт конец. Свою роль могут сыграть и быстрые масштабные успехи, и длительный покой, переходящий в стагнацию, неспособность ответить даже на сравнительно простые вызовы.

Могут сыграть свою роль призывы возродить уклад жизни XX — начала XXI вв., пусть и в совершенно других условиях. Эдакий постнеофеодальный Ренессанс.

 

Пережить времена, которые станут вновь интересными, людям могут помочь крепкие разветвлённые коллективы выживания и широкое распространение технологических знаний.

 

Примечания

1.Как пройти через новые "Тёмные века". Андрей Фурсов.

2.Рухнула Римская империя … . Андрей Фурсов. 

3.Без иллюзий. Каким будет век корпораций. Андрей Фурсов.

 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Telegram