Опыт дефашизации японской нации

В конце февраля 2022 г. Россия начала на Украине специальную военную операцию, целями которой были объявлены демилитаризация и денацификация украинской нации. Российское руководство заявило о намерении разгромить нацистские батальоны и привлечь к уголовной ответственности лиц, виновных в совершении преступлений против человечности. Декларировалась также необходимость обеспечения на Украине русским равных прав с украинцами, в частности предоставление русским права повсеместно использовать родной язык, учить на нем детей, иметь доступ к своей культуре и средствам массовой информации.

 

Через месяц после начала спецоперации Москва начала вести переговоры с Киевом о заключении мирного договора. В ходе этих переговоров от Киева стали требовать уже только признать правомерность вхождения Крыма в состав России и независимость республик Донбасса. Вопрос об отказе официального Киева от этнической эксплуатации, дискриминации, принудительной ассимиляции и геноциде русского населения из повестки дня исчез.

Исходя из ставшего достоянием гласности содержания переговоров между сторонами конфликта, можно предположить, что политической целью военной операции российского руководства стала уже не денацификация, а дефашизация украинской нации, причём только частичная – на территории ДНР и ЛНР. Или имела место досадная путаница в понимании содержания двух различных политических процессов и их возможных последствий.

 

Учитывая крайнюю важность проблемы искоренения на Украине общественного строя, основанного на делении людей на высшие и низшие ранги, мы предложили наше теоретическое видение процессов денацификации и дефашизации (https://izborsk-club.ru/22568). Оно основывалось на анализе послевоенного опыта денацификации Германии и Австрии, опыте дефашизации Италии, Венгрии, Румынии и Болгарии. 

Надо отметить, что проблема дефашизации европейских наций крайне слабо прописана в теоретическом плане как в русскоязычной, так и в англоязычной исследовательской литературе. Поэтому мы сочли необходимым обратиться к опыту дефашизации японской нации, который достаточно подробно описан англосаксонскими исследователями, но мало знаком русским читателям.

 

Японская нация сложилась на базе народа ямато. В её составе был крайне незначителен удельный вес иноэтнического элемента – айнов, рюкю, потомков иммигрантов ханьцев и корейцев - буракуминов. Эти этнические меньшинства подвергались ямато эксплуатации и дискриминации, однако на жизнь основной массы населения проблема существенным образом не влияла.

В середине XIX века правящая элита народа ямато состояла из феодалов и бюрократии. Возглавлял ее самодержец - император. Самодержец опирался в духовной сфере на поддержку традиционной церкви – синто. Священники поддерживали миф о божественном происхождении императора и его праве повелевать не только ямато, но и другими народами. Массы японского населения, преимущественно крестьяне, ремесленники, торговцы воспитывались в духе беззаветной преданности императору, а через это и в духе превосходства над другими этносами.

 

В означенное время правящая элита ямато успешно провела буржуазную модернизацию, которая получила название реставрация Мэйдзи. В стране стали быстро накапливаться капиталы, складываться классы буржуазии и наемных рабочих. Формирование японской нации успешно шло по заимствованной на Западе либерально-демократической – «белой» модели.

К концу XIX века, в соответствии с запросами народившегося капитала, японцы начали захват близлежащих территорий и превращение их в свои колонии. В состав Японской империи были включены Тайвань, Корея, юг Сахалина, Квантунский полуостров и Микронезийский архипелаг. Жившие на этих территориях туземцы были покорены, подверглись экономической эксплуатации и социальной дискриминации. В этом отношении японцы мало чем отличались от других либерально-демократических наций - англичан, французов, голландцев, американцев, проводивших схожую колониальную политику. В отношении тайваньских ханьцев и корейцев японцы взяли курс на ассимиляцию с помощью передовых социальных институтов: школ, университетов, газет, радио, кинематографа. Этим «туземцам» принудительно навязывался японский язык, культура, синтоизм.


В 20-е 30-е гг. ХХ в. японское общество испытало сильное социальное напряжение из-за аграрного перенаселения. Крестьяне требовали ослабления давления на них крупного капитала. Их требования стали реализовывать молодые офицеры – выходцы из села. Они взяли на вооружение фашистскую идеологию и требовали установления в обществе контроля за распределением прибылей и заработной платы, усиления накопления и создание новых рабочих мест, пресечения коррупции и транжирства крупных монополий – дзайбацу и бюрократии. Молодые офицеры образовывали заговорщические группы и предпринимали попытки силового захвата государственной власти.

Внутренние неурядицы усилил мировой экономический кризис, который больно ударил по японским наемным рабочим, ремесленникам и мелкой буржуазии. Эти слои также стали активно проявлять своё недовольство.


Правящая элита страны Восходящего солнца увидела выход из разразившегося социально-экономического кризиса в расширении колониальной экспансии и получении за счет этого материальных ресурсов для ослабления социального напряжения внутри страны. Она подавила фашистские путчи, но стала сама, «сверху», проводить фашизацию общества. Во главе политической системы остался император, который теперь стал выполнять роль национального «фюрера». Он опиралась не на единую фашистскую партию, а на многочисленные общественные организации и тайные общества фашистского типа. Можно, к примеру, назвать Ассоциацию помощи трону, Фракцию имперского пути, Общество черного дракона, Общество ронинов. Все эти явные и тайные организации проводили мобилизацию масс японцев на поддержку политики колониальной экспансии, ограбления туземного населения, создания за счет этого новых рабочих мест, перераспределения доходов с целью ослабления социального напряжения. Функции традиционных партий правящими элитами были существенно урезаны, однако парламент продолжал функционировать. Демократические свободы в Японии были отменены, оппозиционеры брошены в тюрьмы.

 

Внутри японской правящей элиты вверх взяли военные и бюрократия. Они оттеснили от власти буржуазию, но дали ей возможность зарабатывать хорошие прибыли в ходе колониальной экспансии и разразившейся вскоре войны. Помощь правящим элитам в мобилизации масс оказала интеллигенция. С ее помощью правящие элиты смогли быстро трансформировать японскую нацию из «белой» либерально-демократической в «коричневую» фашистскую.

В 1931 г. японские войска вторглись в Китай. Страна была обширна и густонаселена, а поэтому японцы захватывали ее по частям, опирались при этом на местных коллаборационистов. Коллаборационистам предоставляли статус сателлитов, позволявший сохранить высокие социальные позиции и доходы. За это коллаборационисты должны были снабжать японцев экономическими ресурсами, помогать эксплуатировать собственные массы, воевать с противниками японцев. Так возникли «коричневые» государства: Маньчжоу-го, под руководством императора Пу И, Мэндзян, под руководством князя Дэ Вана, Китайская республика под руководством президента Ван Цинвэя.

 

В отношении титульного китайского народа - ханьцев – захватчики проводили классическую фашистскую политику. Ханьцы были определены «низшей» расой. Плененные военные умерщвлялись, гражданское население – вымаривалось голодом. Имущество ханьцев присваивалось или уничтожалось. Против ханьцев японцы широко применяли биологическое и химическое оружие. Женщины в период ведения военных действий подвергались насилию, по окончании боёв их принудительно направляли в военные бордели. Массово использовался рабский труд ханьцев.

Очень часто фашистская политика японцев превращалась в нацистскую. Иначе трудно оценить геноцид китайцев, который японцы осуществили в декабре 1937 г. в тогдашней столице страны – Нанкине. В ходе акции, которая получила название Нанкинская резня, японские военные уничтожили около 300 тысяч жителей столицы, в основном гражданских. В феврале 1942 г. в Сингапуре японцы убили более 70 тыс. китайцев только по причине их «неправильного» этнического происхождения. Акция получила название резня Сук Чинг. Это всего лишь два из многих сотен примеров. Нынешние китайские власти оценивают, что всего японцы за длившуюся 14 лет войну уничтожили 35 миллионов китайцев, в подавляющем большинстве – мирных жителей.

 

Значительная часть ханьцев не покорилась японским захватчикам. Они вели борьбу с фашистами в рамках «белой» Китайской республики, у власти в которой находилась партия Гоминьдан во главе с Чан Кайши. Союзником Гоминьдана выступали «красные» китайские коммунисты во главе с Мао Цзэдуном.

Вслед за Китаем японцы распространили свою экспансию на французский Индокитай, Малайю и Бирму, которые находились в колониальной зависимости от англичан, Голландскую Ост-Индию, Филиппинскую республику, бывшую под покровительством США. Правящие титульные этносы всех этих стран почти поголовно поддержали японцев, рассчитывая на то, что они помогут им строить свои собственные нации. Японцы оправдали эти ожидания и, в благодарность за поддержку, помогали титульным народам эксплуатировать и подавлять их собственные этнические меньшинства – китайцев, индийцев, каренов, шанов, моро и многих других. Во всех упомянутых странах Юго-Восточной Азии установились «коричневые» режимы, которые снабжали японцев материальными ресурсами, дешевой рабочей силой, боролись с европейцами, а также с собственными партизанами.

Англосаксов мало волновали установление фашистских порядков в Японии. Они не вмешивались в экспансию японцев в Китай и даже Французский Индокитай. Однако в декабре 1941 г., когда японская экспансия затронула их колонии, разразилась Тихоокеанская война.

 

Англосаксы в борьбе с Японией выступали в союзе с «красным» СССР и «белым» Китаем. В августе 1945 г., когда Тихоокеанская война близилась к концу, «красный» СССР начал боевые действия против «коричневой» Японии.

В сентябре 1945 г. Союзники вынудили капитулировать Японскую империю. Территория империи была занята союзными войсками. Японские острова оккупировали американцы, равно как и Филиппины, юг Кореи. Британцы, голландцы, французы оккупировали свои бывшие колонии. СССР ввёл войска на юг Сахалина, Курильские острова, юг Кореи и в Маньчжурию. Войска Гоминьдана приняли капитуляцию японцев в Китае.


В начале 1946 г. Союзники учредили Дальневосточную комиссию (ДВК) и Союзный совет для Японии (Совет). Первый политический институт должен была вырабатывать основы оккупационной политики союзных держав, второй –консультировать главнокомандующего союзными силами оккупационных войск по вопросам исполнения принятых политических решений. На должность главнокомандующего был назначен американский генерал Дуглас Макартур. В состав ДВК и Совета вошли представители – США, Китая, СССР, Франции, Голландии, Великобритании, доминионов и колоний последней.

В силу того, что метрополию оккупировали американские войска, позиция Макартура доминировала при проведении любых трансформаций японской нации.

 

Еще перед заключением мирного договора высшее руководство в Вашингтоне определило, что будет осуществлять в отношении японцев не денацификацию, а частичную дефашизцию. Ставилась цель подчинить себе японскую элиту и японскую нацию, превратить их в сателлитов США. Исходя из полученной из Вашингтона политической установки император Хирохито (и члены его семьи), стоявший в центре японской политической системы, исключался из числа ответственных за совершённые японской элитой преступления. Это исключение позволяло сохранить в неприкосновенности институт самодержавия, основную часть правящей элиты, в также государственность японской нации, которая была неразрывно связана с фигурой самодержца. Сохранялось не только самодержавие, но и все знаки японской государственности – флаг, герб, гимн.

Реализация такого решения требовала отказа от определения японской нации, как фашистской, а тем более – как нацистской. Американцы определили японцев милитаристами, то есть нацией, во главе которой стояли военные, осуществлявшие силовой захват соседних стран. Режим деления этносов внутри Японской империи на «высшие» и «низшие», дискриминация, эксплуатация, преследования, убийства японцами ханьцев и других «инородцев» были решительным образом забыты. Забыты были и преступления, которые носили явно выраженный нацистский характер – геноцид ханьского населения, применение оружие массового поражения.


Ответственными за все преступления американцы определили 29 высокопоставленных японских военных и близких им министров. Они попали под преследование Международного военного трибунала для Дальнего Востока, о создании которого договорились Союзники. Этот Трибунал проходил в Токио и потому получил название Токийский.

Устав Токийского трибунала утвердил генерал Макартур. Он же назначил судей из числа представителей 11 стран победительниц. Генерального прокурора процесса назначил непосредственно американский президент Трумэн.

Обвиняемых судили в Токио за совершение преступлений против мира, то есть только за военную агрессию. Часть обвиняемых была приговорена к смертной казни, часть – к пожизненному заключению, часть – к длительным срокам тюремного заключения. Все избежавшие смертной казни осужденные к 1955 г. были освобождены. 

Японские разработчики биологического оружия получили от американцев судебный иммунитет за обещание раскрыть результаты проводимых ими экспериментов над людьми. Это было прямое сокрытие преступлений японских правящих элит против человечности, совершённое американцами.

 

Советские представители на Токийском трибунале требовали привлечения к ответственности императора Хирохито, однако их просьбы Вашингтоном были проигнорированы. В дальнейшем не были удовлетворены и просьбы советской стороны привлечь к ответственности японцев, виновных в разработке и применении биологического и химического оружия.

Помимо Токийского трибунала, на территории самой Японии и в бывших японских колониях прошло еще несколько сотен трибуналов, на которых рассматривали массовые убийства и преступления против человечности, совершённые японскими военными. Всего к ответственности было привлечено 5700 человек, из которых 984 человека приговорили к смерти, 475 человек к пожизненному заключению, 2944 человек к различным срокам заключения, 1018 человек оправдали, 279 человека не получили приговора или не предстали перед судом.


В основном трибуналы преследовали тех японских военных, кто совершал преступления против американцев, британцев, голландцев, французов и только в небольшом числе случаев – против китайцев. Геноцид миллионов филиппинцев, малайцев, индийцев и прочих «туземцев» должны были рассматривать местные суды. Попутно отметим, что такого рода суды не были созданы или отказывались рассматривать политически острые для местных «коричневых» элит вопросы.

В Китае, сначала при Чан Кайши, а потом при Мао Цзэдуне, прошло три десятка судебных процессов, в ходе которых к ответу было привлечено несколько тысяч японских военнослужащих. Вопрос о геноциде ханьцев на них не поднимался, как и вопрос о принуждении ханьцев к принудительному труду, вопрос массового обращения ханьских женщин в сексуальное рабство.

В декабре 1949 г. в СССР прошел Хабаровский военный трибунал, в ходе которого было осуждено 12 японских военных из числа тех, кто находился в плену. Среди них были лица, участвовавшие в разработке и применении биологического и химического оружия. Проходили также закрытые судебные процессы. Всего в СССР было осуждено за совершенные преступления 1600 японских военных.

 

Японская нация была определена Союзниками к наказанию посредством присуждения ей контрибуций, аннексии территорий, депортаций, принудительного труда военнопленных.

Японцы заплатили нациям, пострадавшим от их агрессии, контрибуцию. Она была не очень велика и выплачивалась длительный срок после окончания войны. В основном происходила конфискация зарубежных японских капиталов и финансовых активов, производились поставки японских промышленных товаров пострадавшим нациям.

 

Япония лишалась всех колоний. Американцы, британцы, голландцы, французы вернули себе свои колонии. Кроме того, американцы получали контроль над Микронезийскими островами и о. Окинавой. Китай восстановил суверенитет над захваченными японцами территориями, в том числе и над Тайванем. Корее после дефашизации была обещана независимость. СССР получал юг Сахалина, Курильские острова и временный контроль над Порт-Артуром и частью Квантунского полуострова.

Тайвань, Окинава, южная часть Сахалина и Курильские острова вошли в состав Японской империи задолго до того, как она стала фашистской, но тем не менее Союзники аннексировали эти территории.

Все находившиеся в колониях японцы подлежали депортации в метрополию. Общее число лиц, подлежавших принудительному переселению, составило на конец августа 1945 года 6,9 млн. человек, из которых 3,2 млн. составляли военные и 3,7 млн. – гражданские лица. Гражданские колонисты не получали компенсации за утрачиваемое при переезде имущество. С Японских островов на родину было выслано 2,3 млн. корейцев, китайцев, представителей других этносов, насильственно привезённых туда в годы войны.


Японские военные, попавшие в плен к Союзникам, использовались на принудительных работах. Англосаксы и китайцы использовали труд японских военнопленных в течении двух-трёх лет после окончания войны, СССР – до 1956 г.

Дефашизация японской нации, хотя она и называлась демократизацией, проводилась американцами практически единолично. Механизм этого процесса заключался в следующем.

Ответственность за проведение трансформации японской нации возлагалась американцами на ее правительство. Император назначил руководителем правительства проамерикански настроенного дипломата Сидэхара Кидзюро. Премьер получал директивы от генерала Макартура и должен было их выполнять, опираясь на свой собственный бюрократический аппарат. В случае необходимости, правительство проводило в парламенте законы, которые были необходимы для реализации требований оккупационных сил.


Одна из первых директив Штаба оккупационных войск (ШОВ) требовала отменить все законы, ограничивающие свободу слова, собраний, распустить политическую тайную полицию и другие репрессивные органы, провести чистку в органах внутренних дел. Эта директива была выполнена, на свободу выпустили около 3 тыс. политзаключенных.

В январе 1946 года ШОВ направил японскому правительству директиву «О смещении и устранении нежелательных лиц из государственных учреждений», в которой определялись семь категорий лиц, подлежащих устранению с руководящих постов государственных и общественных институтов. В число лиц, подлежащих чистке, входили обвиняемые в военных преступниках, офицеры вооруженных сил, лидеры националистических (реально фашистских) обществ, лидеры Ассоциации содействия имперскому правлению, капитаны бизнеса, участвовавшие в зарубежной экономической экспансии, губернаторы бывших японских колоний и политики, принимавшие участие в принятии решений, поведших страну к войне. Была создана правительственная комиссия для исполнения этой директивы. Всего комиссия рассмотрела дела по деятельности 210 288 человек. Однако далеко не все попавшие под расследование увольнялись со своих постов. В министерствах и ведомствах признали виновными лишь каждого десятого сотрудника. Из числа депутатов парламента довоенного и военного времени от политической деятельности было отстранено 434 человека.

 

После отмены всех ограничений на политическую деятельность в стране началась регистрация новых политических партий, а в апреле 1946 г. прошли парламентские выборы. По итогам выборов произошла смена правящих японских элит. Представители старой бюрократии, военных, крупного финансового капитала оказались отодвинутыми от власти. Несколько позже, с принятием новой Конституции, от реальной власти оказались отстранены император и концентрировавшаяся вокруг него аристократия.

Новая Конституция была разработана американцами, принята парламентом и в мае 1947 г. вступила в силу. По этой Конституции Великая Японская империя была переименована в Государство Япония. Исходя из провозглашенного принципа народного суверенитета, устанавливался безусловный приоритет власти парламента. Особыми статьями закреплялись отказ японского государства от войны как средства политики и запрещение организовывать армию и флот (кроме т. н. Корпуса обороны). Император остался символом нации, но его статус определялся теперь «волей народа». Хирохито пришлось отказаться от доктрины божественного происхождения императорского дома. Ликвидировались все прежние привилегии и государственные преимущества императорского дома, упразднялся Тайный совет, самостоятельный императорский бюджет, министерство двора. Император сохранял полномочия утверждения премьер-министра, верховных судей, обнародования законов, созыва и роспуска парламента, утверждал назначения на высшие государственные посты. Однако все действия монарха ставились в строгую зависимость от законов и одобрения кабинета министров. Конституция, значительно расширила систему демократических прав и свобод граждан.

 

В сентябре 1946 года ШОВ потребовал от японского правительства провести чистку деловых кругов. Упор делался не на наказании капитанов индустрии, а на реорганизации экономической структуры, роспуске монополий - дзайбацу, наложении ограничений на экономическое развитие страны. В результате чистке были подвергнуты всего лишь 1410 президентов, вице-президентов и директоров, составлявших руководство 151 японской компании и 85 компаний, действовавших на оккупированных территориях. При этом чистке подлежало руководство в основном тех компаний, которые выпускали военную продукцию.

Под давлением оккупационной администрации был разработан «план самороспуска» четырех крупнейших дзайбацу Мицуи, Мицубиси, Сумитомо и Ясуда. Владельцы этих компаний передавали свои акции в Ликвидационную комиссию, а взамен них получали государственные бонды, которые могли реализовать только через 10 лет. Таким образом они отстранялись от возможностей управления концернами, их доход ограничивался дивидендными выплатами по бондам.

 

К осени 1947 года были определены подлежащие ликвидации 83 крупные и второстепенные держательские компании и 56 семей дзайбацу, у которых изымались контрольные пакеты акций. К весне 1950 года Ликвидационной комиссией было продано 57,5% находившихся в её распоряжении акций. Все это позволило существенно размыть крупную корпоративную собственность и создать крупный слой индивидуальных держателей акций.

Реконструкция управления компаний сопровождалась увольнением их менеджмента. В начале 1947 года было уволено около 500 руководящих работников компаний. Тысячи других управленцев ушли сами. В целом из крупных компаний ушло около 15 тысяч менеджеров, причем четвертая часть – из высшего руководства. На их место приходили молодые, амбициозные управленцы.

 

По мере осуществления земельной реформы в 1946-1949 гг. теряли экономическую опору и сходили с политической сцены японские помещики. Земля была принудительно выкуплена у крупных собственников и продана в рассрочку крестьянам по достаточно низким ценам.

Отдельной проблемой, стоящей перед оккупационной администрацией, было собственно обеспечение трансформации «коричневой» японской нации в «белую».

Согласно директиве ШОВ от 15 декабря 1945 года, все синтоистские учреждения (храмы, училища и т.д.) были отделены от государства, а Бюро по храмам при министерстве внутренних дел и учреждения, занимавшиеся подготовкой священников и исследованием этой религии, были распущены. Запрету подверглись те составные части синтоизма и те обряды, которые оккупационные власти сочли милитаристскими или националистическими. Распространение идей синтоизма в учебных заведениях попадало под запрет, синтоистские алтари были убраны из всех школ.

 

Вместе с тем, при активном поощрении оккупационных властей, расширялось влияние христианского учения на жизнь японского общества. В Японии активизировали свою деятельность американские христианские миссионеры. Католики, протестанты и представители других конфессий создали в стране большую сеть христианских школ, семинарий и университетов.

Важным преобразованием социальной сферы в послевоенный период стала реформа системы образования (1947 г.). Её суть состояла в том, что период обязательного и бесплатного обучения был увеличен с шести до девяти лет; существенному пересмотру подверглись программы, из которых была устранена националистическая, а реально фашистская пропаганда. В школе было запрещено преподавание курсов морали и этики, в основе которых лежала традиционная самурайская идеология, а также истории и географии (до создания новых учебников). Власти провели децентрализацию школьного образования, предоставили местным властям большую автономию, что позволило привлечь к преподаванию демократически настроенную интеллигенцию.


При ШОС было создано Управление гражданской информации и просвещения, в функции которого вошло руководство различными областями культуры, контроль за исполнением распоряжений штаба в этой области. Отдел гражданской цензуры занимался цензурой всех институтов массовой информации— книгопечатания, производства и распространения фильмов, радиопередач, информационных агентств. Был издан «Кодекс прессы»— директива, запрещавшая публикацию критики оккупационной администрации и любых материалов, способных повредить американской политике.

В сентябре 1945 года Управлением гражданской информацией и просвещения была издана директива «О направлении творческой деятельности в кино и театре», в которой определялось, каким принципам следовало придерживаться деятелям этих видов искусств.


По окончании войны в стране возобновился выпуск литературных, театральных и общественно-политических журналов. Появилось большое количество переводных западных литературных произведений.

Значительное внимание Управление гражданской информации и просвещения уделяло реорганизации японского кинопроизводства. В творческой работе теперь следовало отказаться от идей японского милитаризма, стимулировалось создание картин либерального и пацифистского содержания. Был составлен список из 277 старых фильмов, которые запрещались к демонстрации из-за их направленности на пропаганду националистских и милитаристских идей.


Значительная часть материальных символов фашистских порядков осталась в неприкосновенности. Так, например, монумент в честь юбилея создания империи «Хакко итиу» американские оккупационные власти не тронули. Он был только лишен медной пояснительной таблички, фигур средневековых рыцарей в доспехах и переименован в Башню мира. Вскоре после окончания американской оккупации и табличка, и средневековые рыцари на монументе были восстановлены, и он опять использовался для укрепления милитаристского духа в послевоенном японском обществе.


Японская нация после войны практически не прошла процесс идеологической дефашизаци. Антифашистская пропаганда в стране просто не проводилась. Поэтому не только правящая элита, интеллигенция, но и масса простых людей отрицала правомерность преследования оккупационными властями военных и гражданских, виновных в совершении преступлений в годы войны. Многие события войны остались в сознании японцев такими, как их сформировала фашистская пропаганда. Никто не говорил о том, что геноцид ханьцев, других азиатских народов – это плохо. Неприятные факты недавнего прошлого просто старались замолчать.


Одной из фигур умолчания явился, например, захват японскими военными женщин других этносов в сексуальное рабство. Только спустя пятьдесят лет после окончания войны корейские «женщины для утех» - жертвы сексуального рабства в Японии – нарушили свое молчание и выступили с требованием возместить им ущерб, нанесенный в годы войны. В 1993 году канцелярия премьер-министра официально признала моральную ответственность Японии за сексуальное рабство в вооруженных силах в годы войны.


Американские оккупационные власти считали, что одной из форм «внедрения» демократии будет вестернизация японского общества. В стране широко распространялись американские кинофильмы, мультфильмы, песни, музыка, комиксы. Поощрялись японские подражатели американским культурным образцам в джазе, рок-энд-ролле. В японские кинофильмы стали включаться запрещенные в традиционной культуре постельные сцены. По американскому образцу стали издаваться японские комиксы. Демократическая ценность всех этих культурных заимствований была сомнительна, но эрозию традиционной японской культуры они, несомненно, обеспечивали.

 

Отношение ямато к собственным этническим меньшинствам после войны осталось прежним. Буракумины в течении нескольких послевоенных десятилетий так и не были допущены в общество ямато, по отношению к ним продолжала проводиться политика дискриминации при выборе места жительства и работы. Айны не были признаны этническим меньшинством, не получили права учиться на родном языке, сохранять свои традиции и обряды. Дискриминация сохранилась в отношении многочисленной корейской общины. Корейцы были вынуждены жить отдельно от ямато, выбирать только ограниченный набор профессий, испытывали проблемы с сохранением своего языка. Корейцы не могли получить гражданства, хотя десятилетиями жили в Японии, говорили уже только на японском языке. Корейцы – жертвы атомных бомбардировок не могли получить тех же льгот на лечение, что ямато. Браки ямато с буракоминами, айнами, рюкю, корейцами, китайцами были редким исключением. Правительство страны пыталось преодолеть этническую дискриминацию и преследование этнических меньшинств, но наталкивалось на их неприятие основной массой простых японцев.

 

Непризнание собственной вины в совершении преступлений ведет к тому, что установка нации на внешнюю агрессию сохраняется. Например, японское правительство до сих пор требует от России возврата Курильских островов, или по крайней мере четырех их них, как незаконно оккупированных. Оно исходит из того, что СССР одержал победу над милитаристской, а не над фашистской нацией, а потому должен вернуть то, что ранее ей по праву принадлежало. Фашистские же нации не позволяют себе делать реваншистские заявления.


Официально оккупация Японии завершилась в 1952 г. подписанием Сан-Францисского мирного договора. Однако американские оккупационные войска на территории Японии остаются до настоящего времени и готовы, в случае необходимости, проводить трансформацию японской нации в нужном им направлении – антифашистском или фашистском.

 

Опыт проведения дефашизации японской нации американцами позволяет выделить следующие элементы примененного ими механизма.

1. На оккупированной территории учреждается специальный институт (Комитет), который принимает политические решения по проведению дефашизации поверженной нации. Решения этого Комитета проводятся под угрозой применения силы оккупационной армией.

2. Основная часть правящей элиты фашистской нации остается у власти. Государственность поверженной нации сохраняется, как и все его символы. Делается это с целью привлечения на свою сторону правящей элиты поверженной нации, превращения самой нации в сателлита.

3. Оккупационные власти проводят судебные процессы над небольшой частью фашистской правящей элиты, главным образом над военными и политиками, которые поддерживали военных. Основная масса старой элиты – депутаты, высшая бюрократия, крупные промышленники и банкиры, идеологи, деятели культуры – отстраняются от власти, но не попадают под уголовное преследование.

4. Судебное преследование части фашистской элиты проводится специально созданными военными трибуналами, правила функционирования которых, состав судей и прокуроров формирует нация-победитель. Наказываются те, кто наносил ущерб нации-победительнице. Наказание тех, кто эксплуатировал, дискриминировал, преследовал этнические меньшинства, внутри фашисткой партии носит спорадический характер.

5. Под руководством оккупационного Комитета формируется новое правительство побежденной нации. Оно проводит основную работу по чистке государственного аппарата от фашистских элементов. Это правительство проводит также работу по реорганизации экономической системы: отстраняет от управления собственников и менеджеров, поддерживавших военную агрессию, распускает принадлежавшие им банковские и промышленные монополии, раздробляет крупные землевладения.

6. По истечении непродолжительного срока, оккупационные власти легитимируют подобранную ими правящую элиту путем проведения выборов. Для этого они формируют новые партии и оказывают им поддержку.

7. Фашистская нация наказывается наложением не нее контрибуции, аннексией территорий, депортацией с них титульного населения, военнопленные направляются на принудительные работы. Причем, аннексии подвергаются все населенные иноэтническим элементом территории, даже если они попали под контроль нации до того момента, как она стала фашистской. Титульная нация депортируется с аннексированных территорий в метрополию.

8. Собственно дефашизация проводится посредством изменения содержания деятельности социальных институтов: церкви, школ, университетов, прессы, книгоиздания, театров, библиотек, кинематографа. Оккупационные власти вводят прямую цензуру, определяют какая интеллектуальная продукция может распространяться, стимулируют внедрение своих собственных культурных норм и создание на месте их копий.

9. Выведение из предмета дефашизации фактов эксплуатации, преследования и геноцида представителей чужих этносов не позволяет искоренить в массах установку деления людей на «высшие» и «низшие» расы. Эта установка сохраняется и в отношении собственных этнических меньшинств, и в отношении чужих наций.

10. Нация, не прошедшая до конца дефашизацию, остается готовой в любой момент вновь пойти по пути эксплуатации, дискриминации, геноцида «низших» этносов, по пути внешней экспансии. Поэтому она остается под контролем, пусть скрытым, оккупационных сил.

 

Д.э.н. Александр Гапоненко

Институт европейских исследований (Латвия)

 


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter