Информационная война в шаге от реальной: закроет ли нынешний кризис «украинский вопрос»?

 

Кажется, теперь, когда объявленная самим президентом США Джо Байденом дата предполагаемого «нападения» России на Украину минула, можно рассчитывать, что информационная шизофрения по этой теме пойдет на спад.


Хотя… очевидно, что не сразу. К примеру, британская The Sun, ранее опубликовавшая статью о том, что Россия нападет в 3:00 ночи 16 февраля, оперативно переписала текст, в котором теперь говорится, что ночь прошла без происшествий: «холодное ясное небо над Киевом, где люди приготовились к воздушному налету, оставалось безмолвным».


Согласно новому заголовку, «Россия готова вторгнуться на Украину в любое время с применением массированного ракетного удара и 200 000 военнослужащих, утверждает разведка США».


В «любое время» это теперь новое универсальное клише — очень удобно, не нужно после каждого часа Х менять заголовки. Чуть ранее с похожим заголовком вышла британская The Times.


Кажется, отстают от коллег по НАТО только эстонцы, чья разведка теперь утверждает, что Россияможет приступить к «полномасштабной операции против Украины» со второй половины февраля. Интересно, как они будут оправдываться, когда выйдет указанное время, а никакого вторжения не случится?


Впрочем, едва ли эстонцы переживают, что их ловят на откровенной дезинформации больше, чем другие представители коллективного Запада, где царит натуральный психоз по поводу гипотетической российско-украинской войны. Это известный психологический прием: нужно убедить аудиторию в неизбежности чего-то, а даты потом можно переносить бесконечно.


Происходит обработка сознания западного обывателя. Задача этой компании вложить в головы читателей, зрителей и слушателей две установки. Первая: война неизбежна. Вторая: агрессор — Россия. Все остальное – как-то: время «агрессии», обстоятельства, при которых она произойдет — просто детали. Даже если Украина сама нападет на Донбасс, и Россия будет вынуждена вмешаться, как это было в 2008-м году, все равно Россию обвинят в том, что это она начала войну.


Да, потом в докладе международной комиссии по расследованию обстоятельств войны в августе 2008 года пришли к выводу, что начала боевые действия именно Грузия, правда с оговоркой: этому во многом способствовали вызывающие действия России. Но и то не сразу, этому предшествовала широкая информационная кампания, стремившаяся выставить агрессором Россию.


Повторю, тезис о том, что Россия вот-вот нападет на Украину — должен отложиться в головах как «символ веры», как аксиома, не требующая доказательств. А те, кто в этом сомневается и просит эти доказательства привести — маргинализуются и записываются в «агенты Кремля» или «жертвы кремлевской пропаганды. И отношение к ним в обществе должно быть примерно такое же, как к тем, кто утверждает, что доказательства того, что Земля круглая — неубедительны. Как к забавным сумасшедшим.


Вернее, не совсем забавным. Скорее, опасным. Не просто же так западную аудиторию не в первый год убеждают, что Владимир Путин мечтает воссоздать «империю» (или СССР, что на Западе считают одним и тем же) и готов ради этого начать чуть ли е Третью мировую.


Кстати, интересная деталь, отличающая нынешний украинский кризис от предыдущих — нагнетание страха перед Третьей мировой. Надо признать, что раньше эта тема тоже присутствовала, но Украина была отдельной. Сегодня это все идет в одном кейсе, и западные СМИ живописуют последствия ядерной войны между НАТО и Россией, к которой, по их мнению, неминуемо должна привести российская экспансионистская политика.


Так, например, Нобелевской премии мира 1985 года, доктор медицинских наук Айра Хелфанд в статье для The Nation утверждает, что конфликт между Москвой и Киевом может «расползтись за пределы границ Украины, в боевые действия вступит НАТО, и разгорится крупная война с привлечением ядерных ВС и реальной опасностью применения ядерного оружия». Дальше он пугает США 78 миллионам жертв уже в первые полчаса, разрушением почти всей инфраструктуры страны.


«В течение нескольких месяцев после нападения подавляющее большинство населения США умрет от голода, лучевой болезни и эпидемических заболеваний», — говорит ученый, добавляя, что еще катастрофичнее будут глобальные климатические изменения», которые приведут к новому ледниковому периоду.Это приведет к концу современной цивилизации, уверен он.


Для чего, спросите, нужны эти страшилки, и при чем тут Украина?


А при том, что сама по себе Украина американской аудитории не интересна совсем. Конечно, многие на словах будут рвать тельняшку на груди «за демократию», когда им говорят об агрессивной России, покусившейся на свободолюбивую Украину, но, по большому счету, проблемы России и Украины для американцев что-то из серии проблем стран Африки. Около трети участников опроса американскойгазеты The New York Timesне смогли найти Украину на карте Восточной Европы. И этом им еще облегчили «квест». Если бы искали на карте мира, результаты были бы более показательными.


Так вот, поскольку Украина интересна разве что в плане просмотра боевика про войны туземцев, нужно добавить драматизма: нападение на Украину — путь к ядерной войне. Которая затронет всех и уже не на экранах телевизоров. Типичный пропагандистский прием.


Ну, а если кто не верит в реальность Третьей мировой из-за страны третьего мира, CNN со ссылкой на результаты исследования международной консалтинговой компании RSM утверждает, что обострение ситуации вокруг Украины грозит США ростом инфляции более чем на 10 процентов в годовом выражении впервые с 1981 года. 


«Мы говорим о настоящем краткосрочном шоке», — говорит главный экономист RSM Джо Брусуэлас, отмечая, что из-за напряженности вокруг Украины цены на нефть могут взлететь до 120 долларов за баррель. Повышение цен на нефть примерно на 20 процентов (до 110 долларов), в свою очередь, поднимет потребительские цены на 2,8 процентных пункта в течение следующих 12 месяцев, и тогда ВВП сократится менее чем на один процентный пункт в следующем году.


Короче, если вы не интересуетесь Украиной, Украина все равно заинтересуется и придет за вами. Верее, это сделает «агрессивная Россия», оттоптавшись на теле «несчастной» Украины. Повторяю, это должно быть на уровне подсознательного. Россия нападет. Дальше ваш мозг должен додумать картину апокалипсиса в меру собственной «испорченности» голливудскими фильмами и «брейн-вошинга» со стороны «фейк-ньюз».


Да, надо сразу понимать, что повлиять на результаты обработки сознания западного обывателя мы не можем от слова «никак». Конечно, сейчас не прошлый век, когда газеты и телевизор — были единственными доступными широким массам источником информации. Есть же спутниковое телевидение, «ютьюб», соцсети, скажете вы.


Ага, смешно. Популярные соцсети контролируются Вашингтоном и тщательно вымарывают альтернативную официальной информацию. А чужие каналы банально закрывают, как это происходит с тем же RT.


Доступ к альтернативной информации-то сегодня при желании найти можно. Но ключевое слово — при желании. У большинства такого желания просто не возникнет. Большинство будет по определению верить своим СМИ, чем СМИ «страны-агрессора», «ревизионистской державы», мечтающей разрушить «прекрасный мир демократии и свободы». Когда вы об этом слышите 24 часа в сутки «из каждого утюга», поверьте, очень сложно избежать зомбирования.


Теперь главный вопрос: конечно, выиграть информационную войну мы не сможем, тем более — на их территории, силы не равны. Но стоит ли опасаться того, что война информационная перерастет в реальную? Я сейчас про Украину, а не про гипотетическую Третью мировую.


И тут есть две противоположные точки зрения. Согласно первой, война сейчас не нужна США. Что им нужно—это как можно дольше поддерживать военную истерию, предчувствие войны.


Зачем? Элементарно. Во-первых, реализованная угроза перестает быть угрозой, а Вашингтон явно заинтересован в том, чтобы сохранять Украину в качестве постоянного рычага давления на Москву. В случае войны, Россия может, наконец, закрыть проблему, и США этого рычага банально лишатся.


Во-вторых, как говорят в России, кадило крутится, бабло мутится.Кто реально нажился на ситуации — так это американские поставщики СПГ. Если бы не военный психоз, не угрозы «Северному потоку-2» и вообще прекращению поставок российского трубопроводного газа в Европу, завышенная цена на биржах едва ли продержалась бы дальше осени прошлого года.


Выиграли и немало поставщики оружия. Не только на Украину. Под предлогом «российской угрозы» американцы резко нарастили поставки оружия в Восточную Европу. Тут еще и геополитический фактор: США в целом наращивают военное присутствие в регионе. Едва ли они смогли бы сделать это так же легко, и не вызывая лишних вопросов», если бы не раздутая угроза войны с Россией.


Наконец, администрация Байдена решает свои политические проблемы, которых накопилось немало на фоне провалов в борьбе с пандемией, расколотости американского общества и провалов во внешней политике, венцом которых стало бегство из Афганистана. Надо еще немного подержать мир в напряжении, а после этого заявить, что «Путин испугался», «мы смогли предотвратить ни много ни мало — Третью мировую. И все это заслуга лично Байдена и … других западных лидеров.


Премьер-министр Борис Джонсон с помощью «российской угрозы» фактически смог «перевести стрелки» со скандалов со своими вечеринками, заставив общество обсуждать внешние проблемы вместо внутренних. Президент Франции Эммануэль Макрон, съездив к Путину, уже приписал себе славу человека, не допустившего войну в Европе. Даже канцлер Германии Олаф Шольц не просто так ездил в Москву буквально — в день предполагаемого «вторжения». Ну, разве будет Путин подкладывать такую свинью своему ведущему европейскому партнеру.


Как, и эти предотвратили Третью мировую? И эти!


Впрочем, возникает закономерный вопрос: а что дальше? Разрядка? Как это всегда и происходит? Но, кажется, в этот раз все зашло слишком далеко. Просто отыграть назад — к состоянию осени прошлого года уже едва ли получится, ставки задраны до предела.


И потом, нужно помнить о том, что не только коллективный Запад, но и собственно американские элиты неоднородны, и там есть те, кто считает, что решить украинский вопрос можно только войной, что нужно переходить в атаку, пока Россия не решила, что ей нечего терять, и не взялась за решение вопроса на своих условиях.


К тому же, не стоит забывать, что войну может начать украинское руководство, если почувствует опасность для себя, причем, без санкции из Вашингтона или, посчитав данные им «гарантии» обнадеживающими и достаточными.


Что в этой ситуации делать России? Банально — не поддаваться на провокации и держать порох сухим. Однако при этом помнить, что вопрос с Украиной все равно придется решать, причем, чем раньше — тем лучше, время работает против нас.


Конечно, многие скажут, что возможности быстрого и бескровного решения были упущены в 2014-2015 гг, когда достаточно было не мешать армиям ДНР и ЛНР перейти в контрнаступление на обескровленную и вообще толком не успевшую встать на ноги после переворота Украину.

Но я всегда говорю, что лучше поздно, чем никогда. Увы, в Москве пока явно к этому не готовы.


Возможное признание Россией ДНР и ЛНР независимыми государствами не коррелируется с Минскими соглашениями, так соответствующее обращение депутатов Госдумы прокомментировал пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.


«Мы будем, и я буду исходить из того, что мы должны всё сделать для решения проблем Донбасса, но сделать это так, как вот и говорил господин федеральный канцлер, прежде всего исходя из не до конца реализованных возможностей по исполнению Минских соглашений», — сказал сам Путин после встречи со Штольцем. Возможно, он просто не хотел огорчать последнего. Но, судя по всему, в Кремле все еще верят в то, что смогут договориться с Западом, выиграть войну нервов.


И это печально.


Другой вопрос, что нужно понимать, что просто признанием республик вопрос не решить.


«Я не хочу говорить это вслух, потому что вдруг они передумают, но я держу скрещенными пальцы и Путину пошлю бутылку коньяка лично, если он признает. Потому что это лучший выход для Украины, самый лучший — мы сбрасываем с себя удавку Минских соглашений, которые невыполнимы. Они невыполнимы», — заявил внештатный советник офиса президента Украины Алексей Арестович. Он пояснил, что если Россия признает ДНР и ЛНР, то может начаться война, поскольку в программных документах республик говорится, что их территория включает в себя Донецкую и Луганскую области целиком.


 

Он прав. Если Россия официально признает ДНР и ЛНР, это значит, что она признает их в границах, определенных конституциями этих государств. Нельзя же признать государство частично. А в конституциях записано, что эти государства существуют в границах территорий, где состоялся референдум 11 мая 2014 г — т.е. в границах бывших Донецкой и Луганской областей Украины.

Таким образом, Россия признает, что две трети Донбасса оккупированы Украиной. А что из этого следует? Нам что, нападать на Украину, чтобы помочь отвоевать оккупированные территории?

Возможно, это прозвучит цинично и жестоко, но идеальное решение проблемы — чтобы Украина сама напала на Донбасс, что развязало бы руки для отбрасывания ее за пределы бывших областей. Как минимум.

 

К сожалению, привезти Россию на войну, даже таща ее за шкирку, нереально — упирается. Россия начинает действовать лишь тогда, когда война приходит к ней и говорит: здрасьте, а вот и я…

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter