Французская школа как зеркало ковидного кризиса

Три новых санитарных протокола за неделю, закрытие классов при первом же намёке на ковид, дистанционное обучение, карантин для непривитых детей с двенадцати лет, целый день в маске и ПЦР-тесты каждые два дня... Французские учителя в четверг 13 января вышли на улицы, чтобы заявить правительству: "Достали! Мы требуем уважения и ясности!".

Школа как зеркало французской реальности сегодня пребывает не в самой лучшей форме. Именно к образовательным учреждениям ведут все дороги, как к Риму, именно здесь, как в фокусе сходящихся лучей, особенно отчётливо видны достижения, проблемы и болезни общества. Пандемия не только обострила эти проблемы, но и добавила как преподавателям, так и ученикам усталость, выгорание, панические настроения, ощущение безысходности и депрессию.     

 
"Я устала", - говорит Коринна, директор школы в регионе Валь-д'Уэз, которая приехала в Париж для участия в манифестации. - Школы не закрыты, но вы должны постоянно отслеживать положение дел, смотреть на ситуацию на местах. Моя голова погружена в ковид с утра до вечера, включая выходные дни. Я разрываюсь между телефонными звонками родителям, которые на взводе, почётными грамотами и санитарными протоколами - три за восемь дней, - которые постоянно меняются и о которых мы узнаём накануне следующего учебного дня. Всё становится очень сложно, сплошной беспредел".

 

Коринна обнаружила, что в забастовке решили принять участие одиннадцать из восемнадцати учителей их школы, и тоже присоединилась к протесту. "Педагогическое сообщество сплотилось, потому что у нас только одно желание: вернуться к преподаванию, учить, забыть на время о ковиде", - добавляет она.

Более 40% всех учителей страны вышли на улицы крупных французских городов в знак протеста, а в некоторых школах количество бастующих преподавателей достигло 75%. Плечом к плечу в одной колонне с учителями шли и родители. Они тоже устали: если школьники среднего звена и лицеисты могут худо-бедно сидеть на уроках дистанционно и выполнять задания самостоятельно, то малышей и учеников начальной школы одних дома не оставишь. Не у всех родителей есть возможность в тот же день взять отгул, или обратиться к родным за помощью, или найти няню. Не раз с начала пандемии отмечалось, что "объём разрушений" напрямую связан с материальными возможностями граждан. Ещё до введения санитарных ограничений многие родители переводили своих чад в частные школы в поисках лучшего уровня образования и дисциплины, а многих попросту "выдавливали" из районных общеобразовательных учреждений для сокращения количества детей в классах. Пандемия социальное неравенство только обострила.

Помимо постоянно меняющихся санитарных правил, работники сферы образования сталкиваются с тем, что им приходится каждый день адаптироваться к новой "ковидной" ситуации: более десяти тысяч классов переведены на дистанционное обучение, а в некоторых школах учащиеся в одном классе частично на очном, частично - на дистанционном обучении. "Как в этом случае мы должны обеспечивать их занятия? - возмущаются преподаватели, критикуя абсолютную незаинтересованность и некомпетентность властей. - У нас и так нехватка кадров, люди бегут из школ, а за последнее время работать стало вообще невозможно. Правительство относится к нам безобразно, что у него там в голове? Им кажется это реальным - одному учителю и стоять у доски, и вести урок по "скайпу"? Пусть сами попробуют!"

Учителя из школ в так называемых неблагополучных пригородах констатируют проблемы и в плане замены заболевших коллег, и отсутствия условий для дистанционного обучения детей. "Если преподаватель пропустил десять дней по болезни, курс просто не пройден. У половины наших учеников нет своего собственного компьютера - им приходится делить один с членами семьи. Эти дети, с которыми и так было непросто, потеряны для нашего общества, они сегодня оказались выброшенными из школьной жизни, а завтра - из социума. И нечего потом удивляться, видя их в бандах и торгующих наркотиками на улицах", - жалуется преподаватель философии из парижского пригорода Сен-Дени Клеманс Д.  

Самое интересное в этой ситуации - это не жалобы учителей и не сложная ситуация в школах в целом. Самое знаменательное - это ответ властей, которые немедленно отменили половину недавно введённых санитарных мер и даже пообещали направить в школы не только недостающие маски, но и учителей для замены заболевших преподавателей. Откуда они их возьмут, правда, не совсем понятно: тысячи вакансий в общеобразовательных учреждениях остаются не занятыми, из-за чего классы объединяются (до сорока человек на одного преподавателя даже в начальной школе), а уроки отменяются. 

В то же время, как и везде, большая часть того, что можно назвать психологическим давлением, пришлась на невакцинированных. Под особым надзором оказались непривитые или частично привитые дети. Начиная с двенадцати лет, в случае возможного контакта с зараженным коронавирусом ученикам предписывается оставаться в изоляции на карантине в течение недели, на седьмой день обязательно сделать ПЦР-тест и принести в школу подписанный родителями документ, так называемое "слово чести" об ответственности за дачу правдивых показаний. Напоминаю: все эти условия -- для очного обучения детей с двенадцати лет (конечно, в случае если класс вообще не посадили целиком на карантин). А каково провести маленьким детям весь день в маске? Об этом вообще никто уже давно не говорит.

При том, что сегодня заражаются и болеют все: и вакцинированные, и невакцинированные, - удар наносится по тем, кто отказался следовать требованиям властей, как будто цель - это вакцинировать население, а не вылечить больных. Подмена понятий, игра словами, замалчивание фактов, затыкание ртов несогласным, культивация чувства вины и страха, блокировка аккаунтов в соцсетях, угроза увольнений несогласных... Неплохая атмосфера как для сферы образования, так и для всей страны развитой демократии в целом!

«Пандемия ковида-19 нанесла серьёзный ущерб психическому состоянию детей. В ходе бесед дети говорили о том, что не ощущают себя в безопасности, а также испытывают неуверенность в себе, страх, одиночество и изоляцию», – говорилось в докладе "Страх, одиночество, издевательства -- как пандемия сказалась на детях" на состоявшейся ещё в марте 2021 года 46-й сессии Совета ООН по правам человека. С тех пор в западных странах были приняты указы о снижении возраста вакцинации, но мало кто озаботился возвращением жизни школьников в нормальное русло при достаточно слабых симптомах ковида у детей и лёгком протекании болезни.

"Моя дочь плакала от страха, - рассказывает Александра, мать двенадцатилетней девочки. - Так было во время первого карантина. Потом ужас и паника сменились отчаяньем и опасением кого-то заразить. Мы воспитывали её в духе помощи другим, заботы, тем более что у неё есть младший брат, а тут пришлось сменить вектор и уговаривать её меньше думать о других. Дочь не могла понять, как это так - раньше её учили одному, сегодня другому, абсолютно противоположному. Впрочем, многие подростки стали испытывать комплекс вины, ведь им начали это внушать со всех сторон. Даже мы, будучи здоровыми, начали комплексовать по этому поводу. Что тогда говорить о детях посреди этого сумасшествия и беспредела? И главное - зачем такая дезориентация в правилах, моральных ценностях и жизненных принципах подрастающего поколения нужна властям? Что мы получим через десять лет?"

Ещё в апреле прошлого года Министерство солидарности и здоровья опубликовало директивы о поддержке детей в условиях кризиса, отметив, как и в документах ООН, рост психических проблем у подростков, сложности с восприятием школьной программы, увеличение в разы случаев насилия в семье, отсутствие нормальных условий для дистанционного обучения и многое другое. Были прописаны адреса сайтов для оказания помощи и поддержки, назначены ответственные, упомянуты даже будущие "экономические последствия". Сегодня, когда любое живое, социальное движение в обществе - будь то поездка на поезде или чашка кофе в кафе - завязаны на вакцинацию, которая, как уже понятно всем и каждому, не стала панацеей для возврата к нормальной жизни, учителя и дети оказались заложниками то ли недальновидной, то ли изначально преступной политики. А так как дети -- не дикие цветы полей, и у них есть родители, то понятно, что и добрая половина трудоспособного населения Франции сталкивается ровно с теми же проблемами, что и школа. Так же, как и учителя, люди запутались в постоянной смене указаний и санитарных ограничений, испытывают усталость, чувство незащищённости и подавленности, не хотят ходить в рестораны и кино даже при наличии сертификата о вакцинации, снизили траты, не будучи уверенными в завтрашнем дне. Так как в директивах и принимаемых почти единогласно документах стоят адреса и телефоны, по которым никто не отвечает и ни за что не отвечает, французское общество начинает потихоньку справляться со своими бедами самостоятельно: кто вакцинный сертификат прикупит по блату, прямо по-российски, кто, закрыв жалюзи на окнах, наливает клиентам без всякой куарности, кто организует частные вечеринки... Французский корабль без руля и ветрил несёт течение под названием "кризис доверия".  

Впрочем, может быть, доведение общества до состоянии полной апатии и есть цель властей за три с половиной месяцев до выборов? Получив желаемое -- снова Макрона или его клона Пекресс, -- разделив с бигфармой и другими бенефициарами доходы от ковидного бизнеса, они вряд ли смогут спокойно спать. Любому стороннему наблюдателю ясно, что французский (как, возможно, и соседей по ЕС) истеблишмент сильно рискует. В четверг на улицы вышли учителя, которые всего лишь освистали мэра Анн Идальго и других столичных правителей. Завтра на улицы выйдут выброшенные за пределы системы образования бывшие ученики, которые, потеряв надежду даже на самые элементарные защиту и поддержку общества, попробуют взять всё, что смогут, своими руками. Сможет ли социум, костяк которого составят психологически раздавленные сегодняшние подростки, защитить себя и остатки европейских ценностей?       


 





Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter