Антимигранты, антиваксеры, антиевропейцы...

 
"Если вы произнесёте достаточно большую ложь и будете её повторять, то люди в итоге в неё поверят". Идеолог нацистской пропаганды Йозеф Геббельс с удовольствием бы потирал сегодня руки, глядя на то, как в Европе и США воплощают в жизнь его постулаты. Этому способствует махина масс-медиа, куда не проскочит ни одна сомневающаяся мыслишка. Ей в унисон вторят соцсети, откуда стираются не соответствующие генеральной линии Фейсбука посты и комменты, но особенно ярко эффект манипуляций виден на телеэкранах.

Казалось бы, причём тут вакцины и активаксеры, если речь идёт о мигрантах из стран Ближнего Востока, застрявших на белорусско-польской границе? В репортаже одного из европейских телеканалов автор, получившая доступ в организованный белорусскими властями недалеко от рубежей ЕС лагерь, представляет своё видение ситуации: "На другой стороне (Польша) этих несчастных, измученных людей не хотят принимать. Здесь сильны позиции тех, кого можно назвать антимигрантами, антиваксерами, антиевропейцами"...

Это далеко не первый раз, когда Европа, вступив на тропу вакцинации любым путём и борьбы с антииммигрантскими настроениями, пользуется теми же средствами пропаганды, что и многие тоталитарные режимы в прошлом. Военное время, впрочем, давало право любой стране поддерживать патриотические чувства сограждан и веру в победу над врагом. В этом случае в ход шли информационные и визуальные эффекты, а над разработкой агитационных плакатов, лозунгов и листовок работали команды специалистов. Так например, если не вспоминать всем известный плакат "Родина-мать зовёт" и обратиться к примеру Великобритании, то главной особенностью антинацистской пропаганды тех лет станет использование христианской символики. Здесь идея о борьбе добра и зла в цветовой и образной форме была выражена большим крестом и маленькой, отодвинутой вдаль, свастикой. Американский плакат 1943 года также апеллировал к защите христианских ценностей, которые атаковали с земли и воздуха солдаты Вермахта.

Самым интересным примером военного времени, который сегодня особенно действенно используется в СМИ, можно назвать постановочные, имитационные ролики и фильмы. Дать зрителю эффект свершившегося события -- это должно было не только поддержать боевой настрой населения, но и собрать средства на военные нужды. Канада далеко, над её территорией не баражируют мессершмитты. Именно цели приблизить ужасы войны служило знаменитое мероприятие If Day («Если однажды») - имитация 19 февраля 1942 года вторжения войск нацистской Германии и оккупации ими города Виннипег (Канада) и прилегающих к нему районов. «If Day» включал постановочное сражение между канадскими войсками и добровольцами, одетыми в форму немецких солдат.

Гитлеровская пропаганда работала гораздо активнее и изощрённее. На это шли огромные средства, ставились точечные задачи, отслеживались целевые группы на внутреннем и внешнем рынках, подбирался штат носителей языка тех стран и даже отдельных районов, куда готовилось вторжение. Эксплуатация эмоций -- в первую очередь, чувства страха, болезненного после Первой мировой войны и тяжёлых послевоенных лет самолюбия, -- была поставлена на поток. Особенно ярким примером служит последовательная маргинализация отдельных групп населения, в частности, евреев и цыган, чтобы создать, а потом культивировать в немцах абсолютную поддержку Холокоста и безусловное доверие к властям в принятии непопулярных ещё лет десять до этого решений... Страх и образ врага довершат начатое уже собственными руками граждан.

Манифестации против ковид-паспортов в Германии транслируются по всем каналам телевидения. Оператор выхватывает лица, которые соответствует сформировавшемуся уже в либеральной прессе образу националиста и неофашиста. Такие же лица участвовали в штурме Капитолия год назад; если верить заокеанским репортёрам, голосовали за Дональда Трампа; такие же лица пару недель назад "громили" бедных активистов "Антифа" на митинге Эрика Земмура (где последние устроили потасовку), они же призывают к ужесточению миграционных правил. Все эти выхваченные и крупным планом показанные лица белых крупных мужчин классической североевропейской внешности призваны подтвердить тезис: "Вот они, неонацисты. Вот они, кто готовит перевороты, плетёт заговоры против демократии". Сегодняшняя парадигма, трио "антимигранты-антиваксеры- антиевропейцы", и в цветовой гамме (красно-чёрные плакаты), и в образной (карикатуры, которые издалека выглядят как серьёзные транспаранты), показана бросающей вызов спокойной и доброй Европе и европейским ценностям. Реакция обывателя? Отрицательная. 

Точно так же за кадром остаются колонны мигрантов, 90% которых составляют молодые мужчины в возрасте от 15 до 30 лет, а на экране мы видим семьи с детьми крупным планом. Мелким планом нельзя - эта редкая семья растворится в море других, одиноких, сильных мужчин, с чёткой целью в глазах. Здесь нужна рука профессионала: правильный ракурс, слёзы крупным планом, камера наезжает, наезжает... Реакция обывателя? Сочувствующая.

Средний европеец, привыкший за последние несколько десятилетий полностью доверять своему правительству, не имеющий в анамнезе школы по "чтению между строк", не любящий себя травмировать излишними волнениями и неуверенностью в завтрашнем дне, сегодня готов поверить чему угодно. И чем громче будут повторяться ложь и пропагандистские лозунги, тем легче европейцы поверят в это. Яркие кадры и однобокая информация на телеэкране - это прекрасно, как считают исполнители госзаказа, а что делать в интернете и соцсетях? Здесь подтягиваются иные политтехнологии. В течение последнего, пандемийного времени больше и лучше всего работали цифры.

Сайт компании AstraZeneka использует и цифры, и разницу в шрифтах, и цвет. "Две дозы вакцины НА 92% ЭФФЕКТИВНЫ (дальше - мелко и синеньким) против серьёзных случаев или госпитализации при варианте Дельта"... На слове "Дельта" стоит ещё одна маленькая циферка, предлагающая, как в рекламе, пойти по сноске и прочитать полностью условия и подробности, словно какой-нибудь лотереи. Не прочитал? Ограничился тем крупным привлекающим шрифтом и замечательными 92%? На это и рассчитано. А кадры реанимации и задыхающихся, как нам сообщают, больных? Нет, не постановочные, но сильные... Маленький нюанс - пойдите, попробуйте прорваться в реанимацию. Не пустят, причём ни в одной стране, скорее всего. Впрочем, страх и паника отключают нормальные рефлексы. Реакция обывателя? Срочно бежать прививаться.

Цель поставить антиваксеров и ультраправых через запятую воплощается в жизнь различными медиа. В преддверии президентских выборов во Франции, когда разочарование нынешней властью велико, а лучшего евроглобалистского партнёра в Париже, чем Макрон, Брюссель просто не видит, СМИ уже пару месяцев сближают антиваксеров с ультраправыми. Собственно, и ультраправыми называют тех, кто сдвигается к настоящему правому флангу с правыми консервативными идеями, в отличие от правоцентристов, чья идейная и экономическая платформа мало чем отличается от левоцентристов. В конце декабря, похоже, французские СМИ открыли новую страницу в пропаганде, наделив антиваксеров признаками неонацистов, а правым (или, как они считают, ультправым) приписывая, помимо антииммигрантских настроений, антисемитизм и даже участие в террористических группировках. Естественно, все заговоры были раскрыты, благодаря умелой работе спецслужб. Просто сплошное "Бюро легенд", причём каждый день - новая серия. Реакция обывателя? Кругом враги, Макрон - спаситель.

Так как сегодня коммунисты и ультралевые не являются во Франции реальной оппозиционной силой и, чаще всего, не создают власти проблем, то их откровенный антисемитизм, погромы банкоматов и столкновения с полицией приписывают вандалам, затесавшимся в ряды мирных демонстрантов под красными знамёнами. Реакция обывателя? Ультралевые не страшны, идея коммунизма тоже ничего, люди верят в лучшее.

Чем еще можно расколоть общество? Страх, ненависть, затыкание рта, зависть... Не только. Ещё одним рычагом воздействия становится чувство вины. "Пятая волна пандемии!  - пишет французская пресса. - Уж не из-за непривитых ли она?"

"Мир в угоду кому-то перевернулся с ног на голову, - говорит Елена, журналист. - Быть здоровым сегодня неприлично, это как бросить вызов обществу, которое полюбило болеть и бояться. Если я выражаю сомнение в необходимости тотальной вакцинации, моё мнение стирают даже в соцсетях..."

Получив руководство к действию с назначением новых врагов европейского общества, европейские СМИ отказываются сегодня защищать тех, кого Брюссель раньше возвёл в разряд жертв российской цензуры.

"Германия бессильна против Telegram, - пишет французское издание Le Point ("Пуа"). - Эта сеть - канал связи, предпочитаемый движением против вакцинации и радикальными ультраправыми, и она отказывается сотрудничать с Берлином". Да, увы, раньше сеть отказывалась сотрудничать с Кремлём и была вашим героем... Оказывается, она против и европейской цензуры, и теперь стала врагом Брюсселя!

Министр юстиции ФРГ Марко Бушманн призвал срочно найти управу на соцсеть, которая отказывается подчиняться требованиям властей и уничтожать "запрещённый, нелегальный контент". Он выразил надежду на то, что если европейский рынок привлекателен для руководства Телеграма, соцсеть будет вынуждена принять выдвигаемые условия из страха потери денег.

Самое забавное, что реакции от "нецензурного" Телеграма никакой не последовало. Реакция обывателя? Какой ужас! А может, пойти посмотреть, чем это Телеграм отличается от Фейсбука, где доносы, баны и запреты не касаются сегодня разве что милых котиков? И вот тогда, вопреки страху и растиражированным манипуляциям, обыватель пойдёт и начнёт, наконец, читать не пересказы СМИ, а речи политиков; не есть большой ложкой специально выделенные крупные планы, а пробовать любую новость на кончик языка; не верить на слово соседям, а разбираться и сравнивать. И тогда постулат Геббельса о лжи, повторённой много раз, никогда не превратится в правду.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter