Будущее «фабрики грёз».

Речь здесь пойдёт о том, что создает и/или транслирует для большинства нынешних людей цели и идеалы, образ мира – СМИ, кинематографе, Интернете.

 

Общемировые тенденции таковы, что «свобода СМИ» становится всё более призрачной. Падает и их эффективность, востребованность со стороны общества. И это весьма печально. Ведь при всех своих многочисленных недостатках газеты, журналы, телевидение были одной из основ цивилизации Нового времени.

 

Они помогали поддерживать единство общества модерна – постмодерна при сохранении его внутреннего многообразия. Они защищали и обучали людей, учили их понимать и уважать друг друга, вести диалог. Плохо ли, хорошо ли, СМИ выполняли эти функции, причём зачастую и в условиях отсутствия демократии. Наряду с системой образования, они формировали информационные и мировоззренческие поля, необходимые для существования огромных воображаемых сообществ индустриального периода. Членов последних, по определению, нельзя было полностью унифицировать, и для управления ими нужны были развитые институты «мягкой силы». Жизнеспособность таких колоссальных социумов зиждилось и на том, что самые разные люди могли доносить своё мнение до государства и друг друга.

 

При этом СМИ всегда в той или иной степени выражали интересы узких групп людей, отдельных личностей, отвечали небольшому спектру человеческих запросов и пр. Но в настоящее время эти тенденции чрезмерно усилились. Многие газеты и журналы начинают «работать на добивание» остатков массового гражданского общества, уничтожают единство жителей отдельных государств. Например, такую работу ведёт либеральная пресса США, которая планомерно работает над расчеловечиванием едва ли не половины собственного населения, пропагандирует идеи, далёкие от здравого смысла, в которые при этом неплохо образованные люди обязаны фанатично верить ...

 

Ведь рядом с развитым гражданским обществом, например, территориальными объединениями американцев, развитым самоуправлением разных уровней американская элита чувствует себя неуютно …

 

Но те же СМИ нужны лишь до тех пор, пока это общество существует. Но оно может вскоре исчезнуть.

 

При неофеодализме и в жестко организованных политарных государствах, и в малых самоуправляющихся общинах, и в социумах, основанных на сочетании вертикали власти с местным самоуправлением СМИ могут вообще не понадобиться. Или продолжить существование в минимальном объёме. Ведь газеты и телевидение воздействуют на человека, помогают наладить коммуникацию опосредованно. Люди могут не читать и не смотреть то, во что вкладывает много труда и средств. Меж тем цифровая эпоха может предложить эффективные методы прямого обмена мнениями между людьми, или, например, «работы с гражданами» путём массового применения технологий дополненной реальности.

Так что будущее СМИ достаточно туманно.

 

То же самое можно сказать и о кинематографе современного типа. В условиях деградации капитализма, постепенного падения спроса на массовые развлечения высокобюджетные фильмы с «дорогими» актёрами и режиссёрами всё менее эффективны.

 

Ещё менее востребованным делают кинематограф современные технологии. Режиссёр вообще может обойтись без актёров и нарисовать уже практически полноценное кино на компьютере.

 

Объединение кинематографа с технологиями компьютерных игр, 3D-реальностью легко может сделать электронный театр / кинематограф интерактивным. Зритель сможет создавать свой собственный спектакль / фильм, выступать в качестве режиссёра и актёра одновременно, постоянно менять сюжет пьесы, видеть себя как изнутри действа, так и «из зала».

 

Вероятно, что со временем зритель, имеющий достаточно хорошее оборудование, сможет самостоятельно делать как ремейки когда-то созданного, так и создавать новые фильмы и спектакли по своему вкусу. Благо цифровых копий фильмов, спектаклей и клипов уже вполне достаточно – на их основе можно быстро комбинировать что-нибудь новое.

 

Быть может, такие продвинутые зрители будут устраивать в своей среде соревнования и конкурсы, как сейчас это делают геймеры.

В этих условиях несколько больше перспектив у театра. Но, чтобы выжить, он должен будет перейти в сферу исторической реконструкции для узкого круга любителей. Т.е., будут устраивать реконструкции античных и средневековых театральных представлений, ставить пьесы индейцев майя и воспроизводить постановки МХТ Серебряного века, Большого театра разных эпох и пр. …

 

Что касается Интернета, то не только отдельные социальные сети и онлайн-игры, но и Интернет в целом прошёл высшую точку своего развития. Если это пока не очевидно, то вскоре будет окончательно ясно. Предложение чего бы то ни было (не только в контексте коммерции) в глобальной сети явно превышает спрос, сетевое пространство становится всё более конкурентным. На фоне крупных игроков возможности для мелких всё быстрее сокращаются. Для поддержания определённого уровня приходится прикладывать всё больше усилий при уменьшающейся отдаче.

Рядовой пользователь крайне пресыщен и одновременно разочарован. Привычно доступная информация вызывает всё меньше интереса у пользователей, всё хуже задерживается в их головах. С другой – возможности для диалога в Интернете оказались весьма ограниченными, преобладают монологи, заглушающие друг друга.

 

Да, миллионы достойных людей без Интернета не смогло бы самореализоваться, поддержать друг друга. Но если массовая книжная продукция, кино и пресса «в бумажном формате», позднее – радио и телевидение породили признанных гениев и классиков, суперзвёзд, то Интернет привёл к их измельчанию и девальвации, быстрой и лёгкой замене.

 

«Авторитеты» оказались привязанными к узко ограниченной аудитории или стали сугубо временными. К тому же многих стремящихся стать «преемниками классиков» было бы лучше не подпускать, например, к соцсетям. Чрезмерная «близость к народу» плохо сказалась на репутации многих из них. «Для статуса» надо появляться перед интересующимися людьми только в определённом формате (на сцене, на экране, например). Про это знали уже фараоны Египта. А сейчас подзабыли …

 

Зато всемирная паутина породила огромное количество «гардеробных сообществ», как их называл З. Бауман. Люди легко объединяются по какому-либо случаю, но проходит полгода, и бывшие верные соратники становятся экзистенциальными врагами…

 

К тому же кибермошенничество, активность педофилов, «группы смерти» не без причины заставляют видеть в сети источник опасности.

Доступ к самому разному контенту в разных точках земного шара всё более и более ограничивается. Как из соображений безопасности, так и в коммерческих целях. Самым разным людям, плохим и хорошим, умным и глупым, перестаёт быть интересно.

 

Однако Интернет всё же появился не зря. В нём человечество обрело свою «цифровую копию», от начала и до наших дней, в самых разных проявлениях. Она помогает, например, сохранить многие полезные знания, которые в данный момент кажутся неактуальными. Доступность, например, научной информации открывает невиданные возможности для самообразования, личностного роста, передачи знаний другим. Оцифровка некоторых аспектов человеческой цивилизации может оказаться крайне полезным для выживания человечества как такового.

 

Так что Сети есть за что сказать спасибо. Не только «в общем и целом», но и от себя лично.

 

Тем более, что люди вряд ли смогут обойтись без возможности делать ряд жизненно важных вещей дистанционно, без удобного средства коммуникации.

 

Люди всё менее похожи друг на друга, по разным параметрам. Поэтому на место единого сетевого пространства придут локальные сети разной специфики, с разной аудиторией и для разных действий. К которым будут подключаться сообщества, находящиеся под единой властью, либо независимые друг от друга, но союзные сообщества. Важным преимуществом таких сетей будет обмен информацией в режиме реального времени. Причём уровень интеграции информационных сетей разных сообществ, уровень доступа к открытой внутри сообщества информации может быть разным. Скорее всего, совокупность этих сетей будет содержать большую часть оцифрованной жизненно важной информации. А по отдельности – по-разному …

 

Упадок (уже заметный либо начинающийся) описанных выше социокультурных институтов массового общества определяется его самоликвидацией (причём работа Интернета и важнейший элемент этого самого общества, и средство самоликвидации). СМИ и кинематограф «в духе XX в.» рассчитаны на огромные массы людей, совместно стремящиеся к чему-то новому. Теперь эти массы всё меньше нужны западной элите. А сами люди всё более пессимистичны и неоднородны. К тому же коренным образом изменилась техника.

 

На Интернет также негативно влияет разочарование людей в себе и друг друге, пресыщенность. А также ощущение опасности, борьба за ресурсы в условиях упадка капитализма. Но всё же у Сети, точнее, её будущих производных, перспективы более радужные …

 

 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter