Открытое письмо его святейшеству Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу и епископату Русской Православной Церкви...

04.10.2021 ☦

 

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВУ ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РУСИ КИРИЛЛУ И ЕПИСКОПАТУ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ОТ НЕЗАВИСИМЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ В СВЯЗИ С ВЫНЕСЕНИЕМ НА СОБОР ВОПРОСА О «ЕКАТЕРИНБУРГСКИХ ОСТАНКАХ»

Ваше Святейшество, Ваше Блаженство, Ваши Высокопреосвященства, Ваши Преосвященства!

Архиерейский Собор 2021 года должен принять решение относительно подлинности «екатеринбургских останков». Если, судить по официальным сведениям, останки должны считаться царскими, ибо таковы заявления Следственного Комитета о завершении всех экспертиз, подтвердивших, по мнению СК, версию подлинности. Опять же, судя по официальным данным, в адрес следствия не было и нет никаких замечаний, ибо о критике признанной версии официально не сказано ни слова.


В то же время критика официальной версии звучала с 1990-х годов, никогда не получала содержательных опровержений, а в недавний период (с 2017 года) проявила себя во множестве публикаций, касающихся различных аспектов проблемы. Соответствующие материалы при этом неукоснительно направлялись и в Следственный Комитет, и в церковную комиссию.

 Существует суммарное выражение указанной критики – "Екатеринбургские останки". Независимые исследования. Сборник статей
(СПб, "Свет", 2018) (его дайджест: Бесспорный факт: Останки не те).


Независимые исследователи пришли к выводу, что «екатеринбургские останки» не имеют отношения к Царской семье.

Заметим, что решение Св. Синода о создании церковной комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием «екатеринбургских останков», принятое 30 сентября 2015 года, сопровождалось определенными комментариями, в которых говорилось, в частности, что «Церковь не может игнорировать голос критически настроенной части общества».


Надеемся, что это положение остается и сейчас справедливым. Что же касается молчания в ответ на критику, то оно говорит лишь в пользу последней.

 

Обращаем ваше внимание, год назад   Вам было отправлено открытое письмо 
Все его тезисы и в теперешнее время вполне сохраняют актуальность. Мы коснемся только самых существенных критических замечаний в адрес недавних (2016 – 2021) исследований «екатеринбургских останков».

 

• Пренебрежение общественным доверием

В упомянутом документе Св. Синода от 30 сентября 2015 года звучит и призыв к исследователям:

"«Церковь настаивает на обеспечении максимальной объективности, научности, абсолютной открытости и максимальной прозрачности исследования на всех этапах его проведения».

Этот призыв остался неуслышанным. Обещанного общего обсуждения опубликованных материалов следствия так и не состоялось, ни о каком диалоге с общественностью нет и не было речи.  

• К выходу первого тома издания «Преступление века»

Наше письмо уже было готово для обнародования, когда (впервые за 5 лет и всего лишь за полтора месяца до начала работы Собора) появилась публикация Следственного Комитета. (https://sledcom.ru/Proekty/isbookcrime1)

Этот том претендует на достоверную реконструкцию событий, связанных с цареубийством и сокрытием следов преступления. Очевидно, данный материал, непростой для восприятия, во-первых, носит итоговый, исключающий дискуссию, характер, во-вторых, не может быть изучен за полтора месяца. При первом же знакомстве можно сказать, что публикация не столько дает разъяснения, сколько вызывает вопросы (здесь можно познакомиться отзывом)

• Целый ряд абсурдных положений

1. Отвергая вывод следователя Н.А. Соколова, следствие считает невозможным сжечь 11 расчлененных тел в течение 1,5 суток (17-18 июля 1918 г.) в районе Ганиной ямы, но считает возможным сжечь 2 тела в районе Поросёнкова лога за два часа.

2. Следствие считает, что тела расстрелянных не могли сжигаться в районе Ганиной ямы с применением огня и серной кислоты, поскольку (в соответствии со следственным экспериментом) при начальном воздействии кислоты процесс горения замедляется. Зачем же преступникам понадобилось такое большое количество кислоты и что они с ним делали? К тому же давно известно, что обгоревшие кости серная кислота очень быстро превращает в порошок, т.е. просто порядок применения огня и кислоты был другим.

3. Если допустить осуществление захоронения в Поросенковом логу, то становится непонятным, зачем именно в эту сторону поехала машина с трупами, если преступники хотели, по словам Юровского, найти «более надежное место сокрытия». Ибо это направление – к Екатеринбургу, а не наоборот.

• Игнорирование трудов и выводов следователя Н.А. Соколова.

Воздавая должное самоотверженному труду Н.А. Соколова и упоминая его, в отличие от предыдущего следствия, сугубо уважительно, современное следствие, как и предыдущее, фактически заново проигнорировало рассмотрение выводов Н.А. Соколова. Его аргументация не рассматривалась, в то время как употреблялись необоснованные доводы, подобно только что приведенному касательно серной кислоты или непроверенному утверждению насчет проливных дождей на Ганиной яме 17-19 июля 1918 года (по метеоданным 1918 года установлено, что в эти дни погода там была ясная).

• Игнорирование трудов судмедэксперта Ю.А. Григорьева

В начале работы следствием был привлечен к участию в ней кандидат мед. н. судебно-медицинский эксперт Ю.А. Григорьев, но вскоре отстранен.

Следствие проигнорировало основательную аргументацию Ю.А. Григорьева в пользу выводов Н.А. Соколова, не раз приводившуюся судмедэкспертом и давно опубликованную.

Кроме того, Ю. А. Григорьев
  - обосновал отсутствие следов сабельного ранения на черепе № 4;
 - обосновал неправомерность генетических исследований «екатеринбургских останков»;
 - осуществил (опубликованный в упоминавшемся сборнике) подробный анализ экспертиз, проводившихся в 1991- 2018 годах по делу «екатеринбургских останков».

• Неправомерность генетических исследований «екатеринбургских останков»

Мы должны здесь отдельно рассмотреть два случая: 1) останки под «мостиком из шпал», 2) находка 2007 года.

В первом случае исследования неправомерны, поскольку ДНК в болотистой почве разрушается, а почва Поросенкова Лога – болотистая.

Во втором случае, исследователи имели дело с несколькими десятками грамм обгоревших костей, а останки, побывавшие в огне, генетическим исследованиям подлежать не могут (журнал «Судебно-медицинская экспертиза» №2 за 2016 год и №2 за 2018 год).

Примечательно, что разрушаемость ДНК в болотистой почве признается самими экспертами современного следствия – о ней прямо говорится в сообщении о взятии СК проб почвы Поросенкова Лога в июне 2019 года проводилась

СКР взял образцы почвы на месте обнаружения останков семьи Николая II в Екатеринбурге

Официальная экспертиза установила, что почва – суглинок, но она проводилась в непосредственной близости к «Мемориалу Романовых», т.е. в завезенной – для создания «Мемориала» – земле.

И по свидетельствам Юровского, и по свидетельствам Н.А. Соколова, и по словам А.Н.  Авдонина из его книги «Ганина яма», почва Поросенкова Лога – болотистая. Есть и выразительное свидетельство участницы обретения останков в июле 1991 года, доктора исторических наук, уральского археолога Л.Н. Коряковой, которая вела в те дни подробный дневник, опубликованный в книге В.В. Алексеева «Гибель Царской семьи. Мифы и реальность» (Екатеринбург 1993). Приведем отрывок из этого дневника:

"«В раскопе стоял неприятный болотный запах. Невольно источник этого запаха идентифицировался с массивными остатками мягких тканей, сохранившихся на многих костях и прикрытых мумифицированной кожей»

(мягкие ткани затем исчезли, будто их не было). Далее Людмила Николаевна поясняет, почему даже кожа сохранилась:

"«Дело в том, что кости залегали в так называемом глеевом горизонте, характерном для местных аллювиальных болотных почв».

• Отсутствие исторических обоснований захоронения «под мостиком»

Основанием версии захоронения служит так называемая «Записка Юровского». Однако автором «Записки» является совсем не Юровский, а Михаил Николаевич Покровский, историк, крупнейший большевистский деятель, заместитель наркома просвещения по вопросам науки и образования, организатор крупных вузов молодого советского государства, неоднократно избиравшийся членом ВЦИК, и – первый фальсификатор нашей истории. Соответствующая рукопись, написанная рукою Покровского, была найдена в 1992 году Юрием Алексеевичем Бурановым (1933 – 2004), доктором исторических наук, крупнейшим отечественным архивистом, многие годы занимавшимся Романовской темой. Буранов назвал «Записку» «фальсификатом, созданном в недрах ВЧК-ВКПб». Текст «Записки» не может вызывать никакого доверия, хотя бы по множеству в ней то лживых утверждений, то несуразных.

Более того, Юровский не был в ту ночь на Поросенковом логу, что следует из показаний его товарища по преступлению Григория Никулина. По Никулину, Юровский во второй половине дня 18 июля 1918 года приехал в Ипатьевский дом с ворохом окровавленных драгоценностей, которые они втроем (Юровский, Никулин и Кабанов) отмывали от крови, чтобы Юровский отвез их вскоре в Москву. Ему еще нужно было сделать подложный паспорт (он ехал как Орлов) и заняться изменением внешности. Все это никак не согласуется с рассказом «Записки», будто Юровский во второй половине дня 18 июля был занят раздобыванием транспорта.

• Антропологические противоречия

Еще в 1990-е годы членам Правительственной Комиссии был предъявлен факт, что самый невысокий скелет из тех, что приписывают великим княжнам, является самым взрослым по возрасту среди этих скелетов. Стало быть, он не может принадлежать Великой Княжне Анастасии. Это было оставлено без внимания.

Виктор Николаевич Звягин, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, известный российский антрополог, в 1993 году публично констатировал, что скелет № 4 не может принадлежать Императору, т.к. это скелет «больного человека, склонного к полноте». Впоследствии Владимир Николаевич стал сторонником признания останков подлинными, но при этом его наблюдения 1993 года остались не опровергнутыми, а просто забытыми. Контуры черепов № 7 и № 4 не соответствуют профилям Государыни и Государя.

Есть определенная методика, использующая совмещения некоторых опорных точки черепа с соответствующими опорными точками профиля. В случае совпадения контуров при этом совмещении, о принадлежности черепа данному лицу утверждать нельзя, но в случае несовпадения (что и имеет место) можно быть уверенным в отсутствии принадлежности. Подробнее см. "Екатеринбургские останки". Независимые исследования. Сборник статей

Обратимся к вопросу о сабельном ранении, полученном Наследником Николаем Александровичем в Японии в 1891 году. В 1990-е годы следов ранения найдено не было. Современное следствие, стараниями эксперта Вячеслава Леонидовича Попова (крупнейшего отечественного судмедэксперта) их нашло. На конференции в Сретенском монастыре 27.11.17 Вячеслав Леонидович делал доклад о своей находке и показывал слайд:

Однако вскоре после конференции Ю.А. Григорьев опубликовал статью
«Фантазии экспертов или бритва Оккама», в которой напомнил В.Л. Попову о (известном ему!) так называемом «рапорте трех врачей» (оказавших Наследнику первую помощь), в котором подробно описываются ранения и, в частности, говорится: между ними шесть сантиметров. На слайде Попова, как всякому видно, шести сантиметров никак быть не может.

 Среди антропологических противоречий нельзя не выделить, отдельным пунктом, стоматологические.

• Историко-стоматологические противоречия

В начале 1990-х годов в Петербурге и в Москве были проведены доскональные стоматологические экспертизы в отношении «екатеринбургских останков». Результаты этих экспертиз были тогда же опубликованы и, несмотря на большие трудности, в 2018 году переизданы фондом Василия Великого. На основании указанных экспертиз, а также документов императорского двора, петербургский стоматолог Э.Г. Агаджанян и московский историк А.А. Оболенский провели исследования, однозначно показавшие, что останки не могут иметь отношения к Царской семье. Основные материалы историко-стоматологических исследований вошли в сборник "Екатеринбургские останки". Независимые исследования. СБОРНИК СТАТЕЙ

Здесь мы приведем три выразительных примера, показывающие невозможность считать зубы останков имеющими отношение к Царской семье.
У каждого члена Царской семьи был свой личный счет в банке, и все услуги, которые оказывались этому лицу, оплачивались с его счета. Таким образом, можно узнать, в частности, кто и когда из членов Царской семьи посещал их личного стоматолога – Сергея Сергеевича Кострицкого.

Пример первый.
У Татьяны Николаевны были хорошие зубы. Она была у Кострицкого два раза – в 1915 году. А у черепа № 6, приписываемого Великой княжне Татьяне, имеются… 23 пломбы! Вывод один: череп не имеет к ней отношения.

Пример второй.
У черепа № 7, приписываемого Государыне, такие плохие зубы, что их следует считать не подвергавшимися лечению в течение ряда лет. В то же время известно, что осенью 1917 года Кострицкий приезжал из Ялты в Тобольск, в ответ на жалобы Государыни касательно зубной боли. И, за несколько сеансов, зубы вылечил. Ясно, что это имело место меньше чем за год до расстрела Александры Федоровны.

Пример третий.
У черепа № 4, приписываемого Императору, также настолько плохие зубы, что их также нельзя считать подвергавшимися лечению. (о чем говорилось уже в начале 1990-х годов). Эксперт В.Н.Трезубов предложил объяснение: Император БОЯЛСЯ лечить зубы, страдал вполне встречающейся болезнью: дентофобией. Спрашивается, за что он платил Кострицкому? За приятные разговоры? (известно, что Царь любил с ним беседовать).

Укажем, что в самой первой историко-стоматологической публикации
«Заключение специалистов»  дается обстоятельно обоснованный ответ как раз на сформулированное выше абсурдное мнение.

Мы привели только самые простые для изложения примеры. Все зубы останков, с помощью переизданной экспертизы 1990-х годов, исследованы, и эти исследования дают однозначный результат: зубы не царские. Следствие молчит в ответ вот уже три года.

• Нужно ли это Церкви?

В 1990-е годы на Церковь было оказано, как хорошо известно, сильнейшее давление со стороны властей – с целью вынудить ее признать останки царскими. В силу личного мужества наших иерархов, это не состоялось. Мы не утверждаем, что и в теперешнее время власть заинтересована в таком решении. Возможно, однако, что определенную роль в официальном заключении подлинности останков и сейчас сыграли политические обстоятельства, иначе сложно объяснить обозначенные выше нестыковки следствия. В таком случае может оказаться, что авторитет Русской Православной Церкви используется в чуждых ей целях.

Если бы «екатеринбургские останки» были царскими, это была бы величайшая церковная и национальная святыня. И невозможно представить, чтобы Господь не явил такую святыню традиционным, внятным образом: через множество чудес от святых мощей. Но с момента обретения останков (июль 1991 года) чудес не было ни одного. Тем не менее и новое следствие приняло эстафету от следствия предыдущего тенденциозно-позитивного отношения к их подлинности.

В то же время, как хорошо известно многим и многим нашим православным соотечественникам, монастырь на Ганиной яме просиял обилием благодати. И в завершение нашего обращения, мы хотели бы напомнить слова Святейшего Патриарха Алексия II, сказанные в сентябре 2000 года, при благословении создать обитель на этом святом и трагическом месте. Он сказал:

"«Все пространство Ганиной ямы – это живой антиминс. Потому что все здесь пронизано частицами святых мощей, уничтожавшихся огнем и серной кислотой».

• Заключение

Вспомним историю: соборное решение может оказаться неокончательным… взять хотя бы осуждение на соборе святителя Филиппа или патриарха Никона. В данном же случае и в 1990-е годы, и в недавнее время наше священноначалие, от лица нескольких иерархов, не раз озвучивало серьезный тезис: «Церковь не имеет права на ошибку»

 

Авторы-исследователи

Мановцев Андрей Анатольевич, математик, кандидат ф.-м. н., православный публицист (Москва)

Григорьев Юрий Александрович, судмедэксперт, кандидат м.н. (Санкт-Петербург)

Верховская Светлана Николаевна, математик, геофизик (Екатеринбург)

Агаджанян Эмиль Гургенович, член Правления Стоматологической Ассоциации Санкт-Петербурга, врач-стоматолог высшей категории (Санкт-Петербург)

Бастылев Юрий Афанасьевич, инженер, краевед, писатель (Екатеринбург)

Болотин Леонид Евгеньевич, историк, научный редактор информационно-исследовательской службы "Царское Дело" (Москва)

Голицын Андрей Кириллович, князь, художник, председатель Дворянского собрания в 1990-е годы, член Правительственной Комиссии, автор книги «Кому же верить? Правда и ложь о захоронении Царской семьи» (Москва)

Нестерова Вероника Николаевна, философ, кандидат ф.н., независимый эксперт Управления Федеральной Антимонопольной Службы по Свердловской области (Екатеринбург)

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter