Этот забор – у кого надо забор!

Быть лояльным и добрым в тени «большого брата» весьма удобно, безопасно и главное – выгодно. Плохие ли, хорошие парни спорят – так это ж их дело, маленьким лучше помолчать, тем более в случае, когда и молчание, и поднятые руки имеют свою, вполне себе кругленькую цену.

 

Сегодня, когда Литва, Латвия и Польша в шесть рук приступили к строительству заградительных сооружений на границе с Белоруссией, защищаясь от нелегальных мигрантов, все ожидали возмущённой реакции со стороны Брюсселя. Права человека, соблюдение основополагающих норм, уважение европейских ценностей, помощь страждущим... Одним словом, европейский большой брат просто был обязан призвать к порядку прибалтов и поляков ровно в той мере, в какой клеймил в 2015 венгров и итальянцев. Первые защищали границы Евросоюза, в то время когда от них требовалось их открыть, а возможности вторых по приёму беженцев были исчерпаны, и они безуспешно взывали к общеевропейскому братскому состраданию. Как и в случае с пандемией, глас Италии тогда не был услышан. Мало того, шесть лет назад он был определён как ультраправый, а арии в исполнении Сальвини, как и недовольство жителей Сицилии и Лампедузы, названы националистическими и даже фашиствующими. Европейская пресса, как по сигналу стартового пистолета, взвилась и понеслась со скоростью Уссейна Болта наперегонки клеймить и затыкать оппозиционные рты.

 

«У нас есть контакты, готовые поделиться информацией о связях НГО (неправительственных гуманитарных организацией) с мафией , занимающейся доставкой мигрантов из Ливии и даже размещающей их на островах»... Предложение одного из журналистов на европейском телеканале не было воспринято в штыки. Оно было встречено молчанием. Делегитимизация оппонентов, тишина в ответ, отсутствие второй точки зрения, прерывание любого диалога, угроза в воздухе – такая атмосфера в европейских СМИ начала понемногу захватывать пространство и задавать тон именно тогда, в 2015-м.

 

Позже Маттео Сальвини покидает пост министра внутренних дел. Устав спорить со строптивым Виктором Орбаном, в 2018-м Европарламент голосует за резолюцию, которая разрешает профильным структурам в Брюсселе оштрафовать Будапешт за отказ принимать мигрантов, за строительство двойной стены, и постоянно упрекает в «жестоком отношении» к тем, кто пытается нелегально пересечь границу не только Венгрии, но и Евросоюза. Медийное пространство демонизирует премьера. Орбан стоит на своём, отстаивая право венгров самим решать свою судьбу. Доходит до того, что представитель Польши в Европарламенте восклицает: «Ну позвольте, ведь Орбана избирали всё же не Белоснежка и семь гномов!»

 

Кадры съёмок из лагерей беженцев тщательно фильтруются: до зрителя не доходят те, на которых горячие парни обступают девушек из гуманитарных организаций и пытаются их изнасиловать, вырезаются и те, где показаны баки с выброшенной «нехаляльной» едой. Редактор просит заменить победно марширующие колонны вдоль хорватских и сербских деревень, состоящие на 90% из молодых мужчин, на кадры женщин и детей под дождём. Журналисты требуют убрать из эфира «плохое отношение» греческих пограничников к обнаруженным в Эгейском море мигрантам, когда надувные лодки последних подталкивались в турецкую сторону, а терпящих бедствие странным образом «не замечали». Примеры собираются по крохам, из рассказов шёпотом сотрудников СМИ, из твитов под чужой фамилией, из оговорок...

 

Пандемия не сделала столь разных членов Евросоюза ближе и по-братски солидарнее. На фоне страха и войны вакцин противоречия проявились ещё ярче, а диктатура Брюсселя -- ещё сильнее, усилились медийная однозначность и бескомпромиссность. «Фейком» стало любое мнение, не согласное с принятым в Брюсселе. Выход Великобритании, можно сказать, не только подложил свинью, но вообще снёс крышу чиновникам-руководителям единого европейского пространства, которое, по идее, никто не мечтает покинуть.

 

Венгрия всё снова и снова провоцирует руководство ЕС, обвиняя в диктатуре, называя вещи своими именами, отстаивая своё право изгнать университет Сороса, обязывая учебное заведение в первую очередь открыть представительство в стране, «порту приписки», и принимая те законы, которые отражают представления большинства граждан о мигрантах, образовании, пропаганде гомосексуализма и смене пола детей... Потом и самое ужасное – закупает у России «Спутник V»...


И тут на фоне этого случается Белоруссия, та самая, которая у самых границ ЕС и которая близка к России. Минск в ответ на давление и на то, что Лукашенко называет «вмешательством во внутренние дела суверенного государства», приоткрывает шлюзы. И теперь это не пресловутые креветки, которые плывут в Россию, а мигранты, идущие в противоположном направлении – на запад.


Директор Литовского центра по правам человека Юрате Юшкайте писала полгода назад о «необходимости дебатов в обществе на тему расизма», после того как в Вильнюсе молодёжь провела демонстрацию "Black Lives Matter" в знак солидарности с чернокожими жертвами полицейского насилия. Видимо, поддержать дискриминируемых афроамериканцев проще, чем принять у себя несколько сотен мигрантов из Ирака, Сирии и Афганистана. Литва и Латвия, а вслед за ними и Польша, столкнувшись с беспрецедентным потоком нелегалов через границу с Белоруссией, направили туда полицию, военных и начали возводить стены и заборы. Кадры взятых в кольцо литовскими пограничниками беженцев призваны показывать «беспринципность и вопиющую наглость» именно белорусских властей.


Реакция Брюсселя не заставила себя ждать. И что же? Еврокомиссия обрушилась на литовцев и поляков, как в свое время на венгров? Увы, нет.

Еврокомиссар по внутренним делам Илва Юханссон в интервью одному из европейских телеканалов обвинила президента Лукашенко в «крайне агрессивных действиях по отношению к Евросоюзу и соседним странам». Далее Еврокомиссар, сделав вид, что раньше ничего похожего не происходило, заявила: «Я вижу, что Литва должна защищать свои границы. Она обязана защищать наши внешние границы от неразрешённого проникновения... Я также вижу, что иногда заборы необходимы. Вопрос об их строительстве - на усмотрении самих стран-членов».

 

Если в начале интервью слова Юханссон отдают или забывчивостью (в связи с похожей ситуацией на венгерской границе), или лицемерием, то последняя фраза расставляет всё четко по местам, по финансовым местам. Отказ Брюсселя направить материальную поддержку Вильнюсу на возведение заграждения высотой в четыре метра и длиной в 508 километров даёт нужный сигнал как либеральной общественности в том, что ЕС не поддерживает «создание преград», так и Греции и другим странам содружества, тоже пытающимся самостоятельно принимать меры по защите своих интересов. Одним словом, денег на заборы не будет. Литве придется раскошелиться самой – 152,5 млн евро. 


 

А общеевропейские ценности? А гуманность? Какие глупости! Вильнюс назвал действия Минска по пропуску мигрантов «гибридной войной», так о каких людях здесь может идти речь? Судя по всему, в этой войне они всего лишь оружие. Да и забор забору рознь.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter