Вечный Янукович

К празднику тридцатилетия «независимости» Украины её бывший президент Виктор Янукович обратился к соотечественникам с рассуждениями о судьбах страны и своей роли в них. Выступление довольно честное, даже искреннее, какое политик может себе позволить, разве что оказавшись в его нынешнем положении. Реакцию на его текст со стороны и украинских, и русских комментаторов можно описать одной фразой: «Он так ничего и не понял!»

 

С одной стороны, да, они правы: в словах Януковича трудно отыскать раскаяние или хотя бы досаду человека, осознавшего свои ошибки. А ведь именно этого можно было бы ожидать от политика, с таким треском провалившего свою карьеру с её самого верха и сбежавшего из страны вначале гражданской войны – всё то, чего ему не могут простить ни бывшие сторонники, ни противники. С другой стороны – возможно, в этом отсутствии раскаяния стоило бы увидеть не личную слабость или глупость, а позицию, которая очень точно выражает основные свойства всего украинского государственного проекта.

 

В той части своего обращения, которая касается внутренней политики, проводимой под его руководством, Янукович основное внимание уделяет отношениям с теми, кого называет «национал-патриотами» – проевропейской крайне-националистической общественностью преимущественно с западных регионов страны. Экс-президент признаёт, что он и его правительство не только «не преследовали членов националистических организаций», но и давали им такую «свободу слова», которая «посягала на устои государственности». «Жителям западных областей» они позволяли совершать различные действия даже «ценой оскорбления исторической памяти жителей Юго-Востока». То есть, будучи сами представителями электората именно юго-восточных территорий, они систематически допускали оскорбление западными украинцами своих избирателей и закрывали глаза на открыто противоправную деятельность. Налицо вроде как откровенное предательство всех тех, благодаря чьим голосам пришёл к власти – казалось бы, позорный для любого политика факт. А отказ от преследования за нарушения закона и порядка – ещё и преступный. Тем более странно, что бывший лидер сам открыто обо всём этом говорит. Действительно, такие признания делаются только перед раскаянием.

 

Однако Янукович тут же заявляет: «Не думаю, что это была ошибочная политика». И вот в этом – секрет всей украинской государственности. Не случайно он называет всех этих преступников «национал-патриотами» – то есть подчёркнуто положительной характеристикой, и уточняет: всё это делалось в надежде, что «они оценят толерантность государства». Он считает правильным, что его власть проводила политику в расчёте на их положительную оценку. Даже не поддержку, ведь надеяться на смену электората было бы слишком наивно. Боролись именно за снисходительное одобрение принципиально чужого и весьма враждебного к ним избирателя. Курс на то, чтобы стать «лидерами всей нации»? «Объединить страну»? Нет. Допуская оскорбления своих избирателей и не выполняя почти ничего из данных им обещаний, страну не объединишь. Но они прекрасно это понимали. Дело в другом.

 

Публичная политика – это, так или иначе, борьба за статус патриота. Кто в глазах народа «самый-самый патриот», тот имеет преимущественные шансы добиться власти. А формулы патриотизма – это проект страны, курс государства, образ его прошлого и будущего, который политики и призваны осуществлять. Но в лице Януковича и его правительства мы видим политических деятелей, которые заранее отказывались от этой борьбы. Они действовали с чётким осознанием, что «бренд патриотизма» – не у них и никогда их не будет. Этих людей объединяло признание, что их избиратель – не патриот, что патриоты все там – в другой части страны, и голосуют они за других. И они соглашались с этим патриотизмом, с его формулировками и формами выражения, а значит – и с курсом на то будущее, которое они выражали.

 

В этом секрет украинской политики, который часто недооценивается. На Украине не было и нет различных проектов страны. Проект один. Просто разные политсилы в нём по-разному участвуют. Есть старая проблема, что, как минимум, половина населения к нему нелояльна, с основными характеристиками плана строительства единой украинской нации не согласна. Это лишь значит, что политическое поле участников этой стройки разбивается на тех, кто работает с «костяком нации», и тех, кто работает вот с этими, упирающимися. Задача – не выражать их взгляды и интересы в своей реальной политике, а собирать их голоса для реализации противоположного их интересам курса, и только. Специализация разная, а дело одно. Это не ошибка, это позиция, и она открытая.

 

Надо отдать должное Партии регионов: они всегда довольно честно заявляли свою политическую идентичность. Они никогда не говорили о себе как о партии русскоязычных (это был статус де-факто, но он никогда не был заявлен), они всегда чётко формулировали – и в официальных документах, и в выступлениях – что они именно украинская политическая сила, ставящая себе исключительно общенациональные цели и задачи. А каковы эти цели – да, спрашивайте у националистов. Их критиковали только за методы, но не за идеи. Ведь именно они – хозяева дискурса, и именно ради их позитивной оценки проводилась политика властей. Это свойство всей системы, иначе и быть не могло.

 

Значимым противоречием с «национал-патриотами» Янукович и компания считали лишь вопросы внешней политики, которые для украинского проекта имели скорее инструментальный характер – как создание наиболее благоприятных условий для его реализации. И в новом обращении Янукович отстаивает свой выбор в пользу многовекторности. Он определяет её как компромисс между необходимостью сохранить «полноценное сотрудничество с РФ» и «"вестернизацией” внешней политики официального Киева, которая происходила под давлением национал-патриотов и Запада». Он чётко определяет своё видение «Украины, которую мы строили»: «страны, избравшей путь постепенной интеграции в общеевропейское экономическое и политическое пространство при сохранении традиционных связей как с РФ, так и с другими республиками бывшего СССР». Собственно, цели этого курса полностью совпадают с «национал-патриотическими», то есть радикально-националистическими, отличается лишь часть по отношениям с Россией.

 

Действительно, проект становления Украины как единой нации и части западного политического сообщества требовал ресурсов, которых сам Запад не мог предоставить, а потому нуждался в российской поддержке. Загвоздка с тем, что такая поддержка стратегически невыгодна самой России, из года в год довольно умело решалась Киевом в рамках политического торга и в условиях стратегической неопределённости, царившей в самой России. И Янукович, несомненно, прав, считая многовекторность «правильным решением политического руководства Украины» – она благодаря ему многое выиграла. Но вот могла ли выигрывать дальше – остаётся вопросом. Сам он возлагает вину за произошедшее в 2014 году на внешний фактор: на «трудности, корни которых лежали отнюдь не в нашей несостоятельности обеспечивать социально-экономический прогресс, а в проблемах геополитического толка».

 

Да, в условиях разочарования России в возможностях интеграции с Западом и активизации западного курса на проникновение в страны СНГ, Украину поставили перед жёстким выбором: или с Россией -- или с Европой. Это подрывало возможность проведения многовекторной внешней политики и тем самым лишало Украину важнейшего источника благосостояния, без которого и сам путь в Европу оказывался под сомнением. Команда Януковича отчаянно пыталась сохранить прежние принципы внешней политики, не имея какой-либо более-менее приемлемой альтернативы. Выбор в пользу разрыва связей с Россией ради сотрудничества с Западом запустил в стране столь глубокие деградационные изменения, что она теряет и перспективы интеграции с Европой, превращаясь лишь в её нищий сырьевой придаток. И несомненно, что некоторый и даже немалый шанс ещё хотя бы несколько лет пробалансировать между интересами России и Запада у Украины был, расчёт «регионалов» не был совсем уж далёк от реальности. Но случился Евромайдан.

 

И вот здесь мы действительно имеем дело с непониманием со стороны Януковича того, что такая тактика отношений с Россией не могла быть постоянной системой не только по внешним причинам, но и по внутренним. Да, на каком-то этапе вопрос «или–или» всё равно был бы поставлен. Однако сваливать всю вину за произошедшее на геополитические обстоятельства ошибочно. Разрыв связей с Россией – не столько требование Запада, сколько императив самого украинства. И вот именно этот момент Янукович и его люди недооценили.

 

Неудивительно, ведь они сами, действительно, плоть от плоти своего электората: им был чужд украинский язык и связанная с ним хуторская ментальность, они плохо понимали мировоззрение западенцев, скорее просто доверяя ему как ориентиру в общем проекте. Это городские люди русской культуры, их выбор в пользу украинства элементарно прагматичен: они были заинтересованы в сохранении и развитии единого государства, частью элит которого стали. «Главной ошибкой в нашей тридцатилетней истории было не обманутое доверие к России, а отказ от добрососедства с ней», – заявляет Янукович. Но это же и есть центральный пункт всего украинства! И либо надо было отказываться от него в целом, решаясь на создание иного проекта, пусть и с перспективой распада страны, либо же сознательно подготавливать этот разрыв. Чего они не делали.

 

Причина срыва всей политики регионалов – не в «проблемах геополитического толка», а в недооценке свойств самой украинской идеологии, которой они оставались верны. Это ярко проявилось в раскачке общественного мнения в 2012–2013 гг., когда в стремлении задобрить националистическую часть общества власть так активно пропагандировала ассоциацию с Евросоюзом, что последующая приостановка процесса её подписания вызвала у общества эмоциональный срыв. И хотя им воспользовались, опять же, внешние силы, однако создали эту ситуацию не они. И радикально антироссийский настрой Евромайдана – не просто заказ Запада, а результат внутренней логики всего национального проекта.

 

Украинская идеология не является классическим национализмом, так как основана не на государственном утверждении и стандартизации этничности большинства населения, а на отказе от неё ради новоизобретённой. Она предполагает замену идентичности, культуры и языка на новые, имеющие лишь частичные корни в местной традиции, и то только деревенской, а соответственно, может считаться, скорее, этноцидной идеологией. Это задаёт её негативистский императив, она вся так или иначе строится на отрицании и борьбе за искоренение. Объектом этого негатива является всё, что маркируется как русское, – начиная с «внутреннего москаля» и заканчивая Россией. И в моменты сильных эмоциональных переживаний охваченного этими идеями общества неизбежен неконтролируемый всплеск русофобии и антироссийских настроений. А потому политика официальных заигрываний с Москвой не может быть постоянной системой, она просто неприемлема для сознательных украинцев. Вся идеология и формируемая ею информационная среда, сфера мотиваций общественных действий и формулы патриотизма – всё направлено на разрыв связей с Россией и запрет на какое-либо добрососедство с нею. И этот принцип столь силён, что не может не выражаться в действиях властей, в том числе и во внешней политике.

Это как раз то, что трудно понять многим представителям постсоветских элит, привыкшим думать об «экономическом базисе» и снисходительно относящимся к «надстройке» лишь как к сфере обработки массового сознания перед выборами. Они обыкновенно не могут объяснить, как идеология может переворачивать всю реальность вопреки материальным интересам участников процесса. Поэтому они склонны все причины искать во вмешательстве зарубежных игроков. И политические силы Юго-Востока Украины – как прежние, так и нынешние – очень характерный пример такого самообмана.

 

Янукович пишет, что теперь Украина «оказалась полностью зависимой от состояния американо-российских отношений», пытаясь всё сводить к внешнему фактору и не понимая значимость внутреннего – из презираемой в его среде сферы идеологии. «Но что мы будем делать, если разрядка всё же наступит? А это произойдет обязательно», – отмечает он, выражая уверенность в том, что накал противостояния между Россией и Западом всё же спадёт, и тогда у Украины появится шанс восстановить прежнюю систему многовекторной внешней политики, а у «регионалов» – вновь вернуться к власти и начать отстраивать страну. «В сущности, для этого требуется не так много: просто проголосовать на выборах за тех, кто умеет управлять государством». Он не понимает, что перемены в расстановке внешних сил никак не изменят настроя «сознательных украинцев». Шансов на восстановление прежних отношений с Россией нет и больше не будет.

 

В обращении Януковича есть и очень верная констатация: «Государственный переворот, произошедший в 2014 году, не был результатом нашей "мягкости”. Он был предопределён реализацией проекта "Украина как Антироссия”, и если мы примем этот постулат как данность, то всё станет на свои места». Действительно так. Только надо добавить, что активным участником и прямым проводником этого проекта был и сам Янукович со всей его партией. О чём он прямо и открыто заявляет в своём обращении.

 

Есть типичная ошибка в восприятии юго-восточных политических элит как представителей своих регионов и сторонников «другой Украины». Однако их выбор в пользу украинского проекта, наиболее полноценными выразителями которого слывут бандеровцы, вполне сознательный и последовательный. Но вот понимания его сущности и того, как он функционирует, им не хватает – примерно так же, как не хватает российским политическим элитам понимания того, что пророссийского украинства нет и быть не может даже теоретически.

 

Потакание президентов с Юго-Востока украинским патриотам – это вовсе не просто уступчивость и отказ от преследования за преступления. Это система информационной политики и содержание школьных программ, которые государство само определяет. Вот хорошее свидетельство. Телеведущая Диана Панченко в передаче на телеканале «Перший Незалежний» 14 августа с.г., разговаривая с депутатом Олегом Волошиным о формировании русофобских настроений в украинском обществе, отметила:

«Я вам скажу как человек, который просто учился в украинской школе. Современная школьная программа, по опыту моего поколения, абсолютно направлена именно на это. Все школьные произведения, программы по литературе и истории были направлены именно на это. Поэтому я не понимаю, как в принципе может вырасти гражданин Украины, кроме как с позицией, что патриотизм это анти-Россия. Потому что школьная программа абсолютно на это нацелена».

Это очень верная констатация. Панченко училась в школе примерно между 1995 и 2005 гг., то есть как раз при многовекторном президенте с Юго-Востока Кучме, и содержание школьных программ очень точно отражало тот политический принцип, который по-новому изложил в своём обращении Янукович.

 

Кучма к тридцатилетию независимости как раз опубликовал свою новую статью «Формула незалежностi», в которой сам озаботился такой несуверенной формулировкой национальной идентичности: «Это действительно угроза – стать только анти-Россией. Но угроза для нас, а не для них. Невозможно строить, продвигаться, успешно развиваться только на негативе, только чтобы "не как у них”. Отражение не живёт самостоятельной жизнью». Но предлагает ли он что-то иное? Нет, и своей книгой «Украина – не Россия» по-прежнему гордится. А «не Россия» – это и есть «анти-Россия», так как, ставя задачу не быть русскими, приходится становиться во всём анти-русскими.

 

И всё же в каком-то смысле Янукович прав в своей надежде на возвращение. Ведь каждый президент Украины – тот же самый Янукович. Он сам воспроизводил в своей политике тот курс, который до него не без успеха опробовал Кучма. И так ли отличался от него один из создателей «Партии регионов» и министр в правительстве Азарова Порошенко? Они все русскоязычные люди с Юго-Востока, полностью ориентированные на один и тот же путь украинства. Нынешнего Зеленского тоже выбирали преимущественно голосами юго-восточных избирателей, и он вновь демонстрирует ровно тот же курс. Курс, определяемый не столько внешними требованиями к Киеву, сколько форматом принятой государственной идеологии.

 

И пока в стране живут миллионы, с этим курсом не вполне согласные, Янукович будет претерпевать всё новые реинкарнации. Да, можно удивляться непониманию со стороны его очередного воплощения, какую губительную для себя же политику он проводит. Но гораздо больше удивления должны вызывать те миллионы русскоязычных граждан этой страны, которые раз за разом за него голосуют, а потом плачутся о своей ошибке. Или по-тихому надеются, что Россия наконец крикнет: «Тень, знай своё место!». Кажется, Янукович не уехал в Ростов-на-Дону, а растворился в обществе. И каждый русскоязычный гражданин Украины, идущий в очередной раз голосовать за «меньшее из двух зол» – это маленький Янукович, ведь он на практике делает тот же выбор, пусть и на своём уровне.


Сам же экс-президент при этом считает, что курс, который он реализовывал, не был ошибкой и не мог быть другим. И так думает не только тот самый Янукович, что выступил с обращением к нации из-под Ростова, но и каждый последующий.

 

 


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter