«Холодно, репрессии и коронавирус»: тренды белорусского протеста середины декабря

Напомним, что переломной точкой белорусского протеста были события месячной давности, связанные с гибелью Романа Бондаренко. Именно тогда у протестующих был последний реальный шанс переломить ситуацию в свою пользу – или хотя бы навязать свою логику событий всем остальным. Но противостояние на «Площади Перемен» 15 ноября, начавшись пафосными выкриками в духе «Мы все тут ляжем, но и вы тоже», закончилось через семь минут молчаливой профессиональной зачисткой. После чего о «Площади Перемен» вообще ничего не слыхать – она просто пропала из новостных лент. И это символично: столкнувшись с необходимостью идти на реальные, а не 15-суточные жертвы, протестующие тут же сдали свои идеалы. Звучит жестко, но политика вообще вещь не мягкая.

 

 

С этого времени потерял актуальность формат огромных воскресных маршей, на которые выходил весь Минск, а часто и облцентры. Собираться было велено по «районам-кварталам». Но и «Марши соседей» силовики начали попросту «сбивать на взлете» — как и Марши пенсионеров. В итоге что 13, что 20 декабря ничего особенного в Минске попросту не происходило – если не знать о том, что сегодня проходят какие-то акции, о их наличии можно было и не заподозрить. Ни 13-го, ни 20-го силовики не перекрывали центр, не закрывали метро и не блокировали интернет – надобности в этом уже не было, в центр никто и не рвался. В лучшем случае все сводилось к тому, что то там, то сям стояли жидкие «цепи солидарности» с БЧБ, а чаще всего немногочисленные протестующие просто «гуляли» туда-сюда. Обращало внимание и то, что среди них практически не было людей зрелого и старшего возраста. Что касается регионов, то они уже давно не проявляли себя ничем особенным.

В целом можно сказать, что идейное противостояние в Белоруссии перешло на уровень борьбы с символикой. За вывешенные на балконе БЧБ начали давать штрафы и сутки, как за пикет. В ответ люди начали «вмораживать» флаги в лед городских водоемов, а потом злорадно наблюдать, как толпа дворников пытается их оттуда выковырять. Война идет также в белорусских СМИ: протестные активно «отмывают» БЧБ и «пачкают» госфлаг, государственные – наоборот (по ТВ запущены соответствующие ролики, школьникам на уроках начали рассказывать о символике коллаборационистов, чего в Беларуси не было никогда).

Продолжают свою вечную погудку и Телеграм-каналы. Но их контент теперь выглядит сиротливо и убого: еще один БЧБ нарисовали на снегу там-то, еще одного снеговика с бело-красно-белым шарфом слепили там-то. Не сдавайтесь, победа близка!.. Дела Лукашенко все хуже!..

Увы, но против протестующих работает теперь не только их собственная вялость, но и поведение их зарубежных «лидеров». Интервью Светланы Тихановской в «Нью-Йоркере» не процитировал только ленивый: мол, мы так надеялись на Европу, а она ничего не может. Порадовала и последняя новость о чете Цепкало: Валерий с женой переехали в Ригу, с квартирой там все хорошо, со школой для детей – тоже, будут руководить фондом. Ей-Богу, иногда складывается впечатление, что все и затевалось для того, чтобы самые ушлые смотались в Киевы-Вильнюсы-Варшавы и начали оттуда руководить фондами… Все больше претензий начинают предъявлять и интеллектуальные наблюдатели наподобие культуролога Сергея Жбанкова: «Слишком медленно. Слишком анонимно. Слишком хаотично. Слишком невнятно по результатам. Мозги меняются, а институты — неизменны. В политическом плане наша история — скорее разогрев политических трансформаций. Но еще не сами эти трансформации».

Ну а верхом откровенности стало простодушное заявление Франака Вячорки на «Дожде»: «Акции будут продолжаться в любом случае, но это будут флэшмобы, маленькие выходы на улицу, вывешивание флагов. Но массовые марши должны немножко остановиться. Есть несколько причин – холодно, уровень репрессий зашкаливает и коронавирус».

Лучше не скажешь: в нескольких фразах – буквально всё. И непонимание того, что никаких массовых маршей уже давно нет. И ложная уверенность в том, что протестующие прямо внимательно слушают именно тебя и по твоей указке выходят или не выходят. И главное: уровень приоритетов – да, вирус, да страшные репрессии… Но прежде всего – холодно. Вы можете себе представить Ленина, который отменяет октябрь 1917-го, потому что ливень, Керенский сопротивляется и сезонный грипп?..

Вот потому-то «революция», которая выдвигает таких ораторов, не победит никогда.

 

 

  

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter