Награды находят своих геройчиков

Мы живем в лучшем из миров, безусловно. И наш мир делится на бесконечное количество миров: мир музыкантов, мир любителей пива, мир сталинистов и проч. Можно прожить длинную и плодотворную жизнь по горизонтали, не выходя из своего мира. А можно жить и по вертикали, пронизывая множество миров. Расскажу о том, как я совершенно случайно попал в мир любителей орденов и медалей, премий и званий. Короче, в мир наград всякого рода и вида.

 

Середина двухтысячных: наша небольшая команда пиарит некоего московского прокурора. Назовем его для простоты повествования «Прокурор». Возникла необходимость в информационном поводе: нельзя же без всякого повода запевать о доблестях заказчика – сразу будет ясно, что заказуха. Возникла идея наградить нашего Прокурора орденом и на плечах этого славного события въехать в средства массовой информации (СМИ).  Но мы знали только одно место, где свободно продавались ордена и медали с чистыми удостоверениями, научные степени, дипломы всякого рода и прочие доказательства величия и славы любого, кто пожелает их купить – это переход у Павелецкого вокзала. Не наш уровень. Откровенная липа и дешевые подделки. Стали осторожно спрашивать у близких. И очень скоро нас вывели на двух чрезвычайно солидных товарищей, которые   профессионально занимались наградами.

 

Встретились.  Главным был Александр Александрович - большой человек во всех смыслах: огромный живот, высокий рост, дорогой костюм и завораживающий тембр голоса. Его партнером и в некотором роде конкурентом был Михал Михалыч: меньше рост и живот, дешевле костюм, но златоуст редкостный, видимо за это и держали. Визитная карточка Александра Александровича потрясала и уничтожала любого, кто бросал на нее взгляд: золотой вязью на веленевой бумаге сообщалось, что податель сего является председателем дворянского собрания России, потомственным князем, главным претендентом на престол Российской империи, кавалером ордена Андрея Первозванного, полным Георгиевским кавалером и прочая и прочая и прочая.

 

Нам предложили значительный ассортимент наград, которые выдавались различными общественными организациями. Названия этих организаций были слишком пафосными, что на мой взгляд нивелировало их солидность. Например, «Национальная ассоциация ведущих советников Президента России по важнейшим стратегическим вопросам внешней и внутренней политике». Нам было очевидно, что эти ребята сами регистрируют такие «серьезные организации» по пачке в день.  Мы заскучали. Видя нашу реакцию, потомственный князь слегка засуетился:

 

- Вижу, что имею дело с очень умными и серьезными людьми. Именно для таких, как вы – проницательных интеллектуалов - могу предложить ордена, учрежденные ООН – Организацией Объединенных Наций. Я являюсь председателем наградного комитета ООН и главным учредителем наград ООН в России. Имею лицензию, удостоверяющую вышесказанное, – мы открыли рты. Не давая нам передохнуть, Александр Александрович предложил список орденов ООН, учрежденных специально для нашей благословенной Родины. Нам сразу понравились ордена «Маршала Жукова» и «Александра Невского», но возник вопрос о правомочности общественных организаций выдавать награды с такими же названиями, как у государственных наград.  Наследник престола стал пространно уверять нас в полной легальности его предложений, и мы решили согласится. В конце концов нам был нужен информационный повод, а не реальная награда, и мы прекрасно понимали с кем имеем дело. Выбрали орден «Маршала Жукова», как более подходящий Прокурору в силу его руководящей и направляющей профессии. Поторговались. Возник вопрос о месте вручения и кандидатуре «вручателя». С местом вручения проблем не было: за определенную сумму можно было арендовать Кремлевский Дворец съездов, Грановитую палату, Мавзолей с Лениным, короче, всё что душа пожелает. Остановились на «Президент-Отеле». Вручать награду вызвался сам Александр Александрович. Мы согласились, уповая на его огромный опыт в этом деле.

 

Настал торжественный день вручения награды. На втором этаже Президент-Отеля, в отдельном зале был сервирован стол. Мы пришли первыми, чтобы встретить гостей. Вскоре за столом сидели сорок прокуроров в парадных мундирах со всеми регалиями и наградами, как на предстоящем вскоре параде, посвященном трехсотлетию создания прокуратуры в России (основана 23 января 1722 г.). Свет хрустальных люстр отражался от золота прокурорских погон и преломлялся в хрустале на столе. Все сияло. Во главе стола сидел наш Прокурор со смущенным лицом, подобающим событию. Александр Александрович не подвел: в своей хвалебной речи он отметил и выдающуюся личность награждаемого и эпохальность его деяний на важном государственном посту. Отметил, что ООН тоже не контора по выдаче наград лишь бы кому, короче задурил мозги прокурорам по полной программе. Вручил орден «Маршала Жукова» нашему счастливцу под вспышки фотокамер: разумеется, представители СМИ были приглашены и стимулированы должным образом. Наконец приступили к поеданию пищи и выпиванию алкоголя.

 

Сижу рядом с Александром Александровичем и Михал Михалычем на краю стола, слушаю их диалог, который неожиданно перешел в спор конкурентов за степень величия в мировой истории:

 

- Я недавно стал Лауреатом литературной премии М.А. Булгакова за лучший поэтический сборник столетия, - скромно начал Михал Михалыч. – После выхода моего трехтомника поэм и стихов.

 

- А я стал победителем конкурса им. Всеволода Вишневского на лучшую пьесу, посвященную Великому Подвигу Президента России, - важно ответствовал Александр Александрович, на секунду оторвавшись от закидывания в себя рюмок с водкой.

 

- О каком собственно подвиге идет речь, позвольте полюбопытствовать?

 

- Конкурс проводила Администрация Президента РФ только среди особо посвященных. Конкурс был строго конфиденциальным и закрытым,  информацию  о нем я не могу разглашать в виду ее совершенной секретности, - отрезал Победитель всех конкурсов и Кавалер всех наград, опрокинув очередную рюмку и заставив меня заволноваться о достаточности спиртного на столе.

 

- Я тут недавно получил орден «За выдающийся вклад в развитие русского православия всех времен и народов второй степени», - попробовал бороться Михал Михалыч.

 

- Какой же к черту ты православный Миша, если ты еврей?

 

- Я крестился тому уж лет десять назад, Саша и ты был моим крестным отцом, если помнишь, - Михал Михалыч повернулся ко мне и зашептал:

 

- Больше нельзя давать пить Александру Александровичу, а то будет беда, поверьте мне, я от него такого насмотрелся…

 

- Я, кстати, лауреат политико-философской премии «Как перфектно обустроить Россию» при всех двадцати Президентах стран двадцатки, - продолжал Александр Александрович.

 

- А недавно я стал обладателем Гран-при на международном мегафестивале эвристикоэкосоциологов за «Выдающийся вклад в развитие социальных связей человечества». Это не удивительно, ведь я являюсь создателем социально-экономических связей в современной России.

 

Тут уж я испугался, как бы этот разговор не услышали прокуроры, что могло поставить под сомнение успех нашего предприятия, тем паче, что Александр Александрович бросал в рот рюмки с водкой, как семечки лузгал. Я перехватил очередную рюмку, к которой потянулся этот человечище и как можно жестче объяснил, что ему хватит нажираться, а если очень хочется, то пусть едет домой и там приводит себя в скотское состояние. А здесь я не позволю портить праздник. Мой опыт подсказывал, что только грубая форма общения может быть продуктивной с людьми в таком состоянии. Александр Александрович долго смотрел на меня, а потом тихо сказал:

 

- Василий, мы можем отойти в сторонку для конфиденциального разговора?

 

Отошли подальше от прокурорских ушей и Александр Александрович любезно начал:

 

- Василий, вы такой умный, интеллигентный, прекрасный и добрый человек, - я напрягся, предчувствуя неладное. – Только для вас, исключительно из уважения к вам, я подготовил еще одну награду вашему Прокурору и всего за пол цены, - он сунул мне в лицо орден «Александра Невского с мечами» и удостоверение к нему, выписанное на имя моего Прокурора. Я затрясся от ужаса и злобы. Мне пришлось протянуть руки вверх, схватить лацканы его дорогого пиджака и резко дернуть вниз, чтобы наши лица оказались на одном уровне. И я смог прошептать ему прямо в ухо:

 

- Сколько тебе заплатили, сука, чтобы ты превратил наше награждение в балаган? Второй орден через час после первого на глазах сорока прокуроров? 

Ты думаешь они кретины и ничего не поймут? Только попробуй, я сразу воткну тебе вилку в глаз, а прокуроры отмажут, докажем, что сам упал глазом на вилку, понял, гадюка? – я отпустил его.

 

Позже оказалось, что Александр Александрович награждал тысячи людей тысячи раз, но такую реакцию на его любезное предложение он еще не встречал. Он быстро простился и исчез.

 

Что меня несказанно удивило: жулики, торгующие наградами, сами их с удовольствием и потребляли. Они учреждали фейковые награды и сами оказывались первыми лохами, которые хватали свои же фальшивки.  Как называется болезнь, когда человек верит в свои фантазии и считает, что они реальны? Не эта ли болезнь поразила и руководство нашей страны?

 

Прошли годы. Недавно опять понадобился информационный повод. Клиентом был олигарх-лайт, давно проживающий в Лондоне. В России его ждали тюремные нары, а в Лондоне надо было срочно поднять его имидж для неведомых нам целей. Я вспомнил про награды ООН и нашел телефон Михал Михалыча. Позвонил, встретились в кафе в центре города. Михал Михалыч был мне рад и прекрасно помнил нашу прокурорскую встречу. Он рассказал, что престолонаследник Александр Александрович приказал нам всем долго жить. Разумеется, он попал в спецрай для награжденных. Да, в рай: он приносил только радость людям и повышал их самооценку, никакого зла не было в деяниях его. У самого Михал Михалыча недавно возникли проблемы: он с сотоварищи наградили высокими наградами ООН несколько сот видных азербайджанских чиновников, а завистливые армянские чиновники, узнав об этом, начали скандальное расследование. Теперь против невиннейшего Михал Михалыча возбудили уголовное дело. Но это все ерунда, он остается главным «наградителем» орденами ООН жителей РФ и ее окрестностей.  Договорились о следующей встрече.

 

Через неделю встретились дома у Михал Михалыча. Я уже исследовал рынок в интернете и нашел предложения о продаже любых орденов по 800 рублей за штуку. Чем мог удивить меня Михал Михалыч? А ведь удивил:

 

- Я недавно стал лауреатом Нобелевской премии, - спокойно произнес он, вытащив из ящика стола абсолютную копию нобелевской медали. Тут уж я оторопел:

 

- Настоящей Нобелевской премии?

 

- Ну не игрушечной же. Это русская Нобелевская премия.

 

- Что значит «русская»?

 

- А то и значит. Поищите в интернете, если уж вы любитель там рыться. Всё настоящее, - Михал Михалыч убрал медаль.

 

- И вы получили миллион долларов? – поинтересовался я.

 

- Дорогой мой, Василий, - устало сказал нобелевский лауреат. – Давным-давно я подписал бумагу, по которой все мои гонорары и любые денежные вознаграждения автоматически передаются в детские дома России.  Мы же православные люди, не забывайте, - он размашисто перекрестился на икону в углу. – Кстати, пятнадцатый век, обратите внимание, продам недорого.

 

- Я в восторге от вас, - искренне признался я. - Нобелевская премия – это размах, это очень круто, для вас нет ничего недостижимого, поздравляю.

Михал Михалыч скромно поклонился:

 

- Перейдем к делу. Надо решить вопрос о том, кто будет вручать награду вашему товарищу в Лондоне. Недавно был случай: некий человек, тоже проживающий в Лондоне, захотел, чтобы нашу награду ему вручил сам принц Майкл Кентский, вы надеюсь в курсе, кто это? Да, брат английской королевы. Так вот, - продолжал Михал Михалыч. – Мы позвонили в приемную английской королевы. И чтобы вы думали? У них есть свои тарифы на старину Майкла. 15 минут его времени стоят сто тысяч фунтов. Наш клиент согласился и перевел деньги. В означенное время и место прибыл принц Майкл Кентский, вручил награду нашему товарищу, сказал пару слов, пожал пару рук и отбыл. Конечно, при представителях СМИ. Вечером всё было в телевизоре и газетах. Вы поинтересуйтесь у вашего клиента, он осилит Майкла Кентского?

 

- Обязательно узнаю, - заверил я. – Любопытно, а Путина так можно пригласить? В Москве, разумеется.

 

- Это обычная мировая практика, - стал объяснять Михал Михалыч. – Помню одного американца, который строил что-то вместо фабрики «Дукат» на Маяковке. Не помните его имя? Нет? Так вот он попал в очень сложное положение и ему понадобилась встреча с Путиным. Только Путин мог решить его проблему, американец сам мне этот случай рассказывал. Он заплатил один миллион долларов непосредственно представителям Президента и еще один миллион посредникам. За эти два миллиона долларов он купил встречу с Путиным на десять минут. Подчеркиваю: не решение купил, а только встречу, только десять минут времени Путина. Решение Президента зависело только от самого Президента.  Этот американец сумел за десять минут донести до Путина свою проблему должным образом. Путин выслушал, встал и ушел, а потом принял решение в пользу американца. Уверен, что и в других странах существует подобная практика.

 

Я поблагодарил Михал Михалыча  и отправился обсуждать прейскурант орденов ООН с представителем клиента. В итоге мы выбрали орден «За выдающийся вклад в развитие человеческой цивилизации на планете Земля». Награду вручал принц Филипп Маунтбеттен, герцог Эдинбургский (род. 10 июня 1921) - супруг королевы Великобритании Елизаветы II.

 

Меня не пригласили. Но, полагаю, было весело.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter