Прекрасное далёко

Простейшим способом построения футурологического сценария является линейная экстраполяция. То есть – мы берём нынешние тенденции (в любой области) и начинаем смотреть, а куда они нас приведут, ежели и дальше всё будет идти в эту сторону. Дальше вариантов всего два. Первый - мы наткнёмся на стенку, установленную самой природой. Например, предельная скорость передачи сигнала нами уже достигнута, увы. Но если природной стенки нет – скорее всего, всё будет и дальше идти в ту же сторону, в какую шло. Потому что – а почему нет? При этом никакие ограничения, кроме, повторяю, чисто природных, не работают. Если нечто прёт, то оно ПРЁТ и будет переть дальше. Исключения бывают, но крайне редко.

В настоящее время в мире (то есть на Западе, поскольку Запад и есть мир, а всё остальное – место за сараем) восторжествовали определённые воззрения. Я не буду даже называть их. Достаточно сказать «прогрессивные взгляды», чтобы все всё поняли. Меня заинтересовал вопрос – а как будет выглядеть общество, где все эти взгляды будут воплощены в жизнь? Не на сто процентов, так хотя бы на двадцать?

Результат этих размышлений я и предлагаю вниманию читателя. Я позволил себе облечь его в легкомысленную художественную форму. А именно – представить себе начало дня молодого человека, живущего в 2067 году где-то в Европе. И принимающего окружающую реальность как единственно возможную.

К сожалению, нарисованная мной картина существенно смягчена и искажена. На некоторые темы сейчас нельзя говорить даже гипотетически, на другие – пока можно, но осторожно. Проницательных читателей, заметивших в тексте нестыковки и недоговорки, автор просит великодушно извинить.

Остальных прошу учесть, что это всего лишь игра ума. Не могут же они, в самом деле?

* * *

2067 год, 1 ноября. Еврорегион Е18 «Буг». Тунберг-сити (бывш. Люблин). Улица 404, строение 11. Коворкинг 1771/46 «Земляничные поляны». Капсула 64.

Я проснулся, как обычно, от холода. Отопление капсулы вообще-то отключается после трёх ночи, но у меня есть лайфхак – я кладу под матрац пеноизоляцию. Где я её беру? Так я вам и сказал. В общем, есть одна помойка, куда строительные роботы сваливают всякое. Камеры там работают, но приоритет у них низкий, потому что абьюзеров там почти не бывает. Ну вот туда-то я и хожу. Сам придумал. Говорят, у нашего поколения мозги плохо работают. А вот и нет, нормальные у нас мозги. Уж получше, чем у старичья за тридцать.

Жаль только, скоро переезжать. СИРИ не любит, когда абьюзер долго живёт на одном месте. А я живу в Е18 уже три месяца. И мне здесь, если честно, нравится. А это чревато образование зоны комфорта, а то и местным патриотизмом. Так и до патриархата недалеко. Так что, скорее всего, через недельку меня перебросят куда-нибудь в Е30, в Северную Африку. И это правильно: в зоне комфорта закисаешь, перестаёшь быть готовым к изменениям… К тому же там тепло.

Включаю свет. Лампочка горит еле-еле. Это потому, что всю накопленную за неделю энергию наш коворкинг пожертвовал на строительство нового ЦТ. Вот не люблю я такую показуху. Ну понятно же, что для Центра наши жалкие киловатты – как слону дробина. Собственно, почему это надо скрывать, не понимаю. Все и так знают, что система Центров Толерантности использует атомную энергию, а не зелёнку. И правильно! Потому что на идеологии экономить нельзя, так и до патриархата недалеко.

В ухе звоночек. СИРИ сообщает, что за правильные мысли мне начислено три балла.

На душе сразу становится теплее. Всё-таки я был прав, когда потратил семьсот двадцать баллов, чтобы взять в аренду следящий центр последней модели. Да, иногда с меня снимают баллы за неправильные эмоции. Но чаще-то начисляют!  Вот как сейчас. А ходи я со старым казённым оборудиванием, ну и что бы мне сейчас начислили? Оно только очень сильные эмоции ловит. И обычно не в плюс, а в минус. А тут – три балла как с куста. Немного, да. Но курочка по зёрнышку клюёт и сыта бывает.

Очень осторожно, чтобы не задеть стенки, выбираюсь ногами вперёд из капсулы.

Всё как обычно. С одной стороны капсулы в три ряда, с другой – застеклённая стена. Мы находимся на сто тридцатом этаже башни «Принятие». За окном – огромные кубы башен-близнецов «Любовь» и «Ответственность». Дальше – огромная золотая пирамида ЦТ. Да, это тебе не тот маленький Центр Толерантности, который был тут ещё год назад! Жаль, что я уеду, не дождавшись, пока его достроят. Хотя в палатах Святилища Холокоста я уже побывал. Очень сильное зрелище, просто жуть берёт. Говорят, там стоит генератор инфразвука, чтобы передать весь ужас патриархата. Это очень правильно – а как ещё можно передать экзистенциальный опыт?

Что-то я не о том думаю. У меня вообще-то дела есть.

Пол в коридоре холодный. Тапочек, как обычно, нет. Ну тоже справедливо – кто первый встал, того и тапки. Я встаю последним, проявил безответственность – и должен нести соответствующее наказание.

На цыпочках бегу к коклокруму. Всё как обычно – из одежды осталась пара комбинезонов, гора носков и рейтузы. Вся приличная одежда уже расхватана. Есть кое-что за баллы. Но меня всё это не беспокоит. Мне, как проходящему гендерную терапию, полагаются кое-какие льготы.

Кстати, надо провериться. Сую ноги в эко-оболочки – что-то они уже совсем высохли – и направляюсь в туалет.

Там, как обычно, воняет. Неделю назад снова снизили экологическую норму на смыв. В общем-то и правильно, нельзя расходовать драгоценную воду на то, чтобы убрать за собой отходы. А если хочешь как следует облегчиться и потом смыть – иди в ЦТ, там туалеты ненормированные. Это, кстати, кто-то очень правильно придумал. На идеологии экономить последнее дело. Экономить в таких вопросах – это прямой путь к патриархату. 

В туалете я делаю свои дела, а потом осматриваю кое-какие свои места. Похоже, гендерная терапия идёт даже успешнее, чем я надеялся. Утренних эрекций уже давно нет, всё висит, как тряпочка. Порно-тест прохожу на ура – никакой токсичной маскулинности! Правильно, что я не согласился на обычную кастрацию, а подал заявку на химию. Операция, конечно, надёжнее: просто всё удаляют, и ты уже безопасен для Женщин. Но желания-то всякие токсичные остаются! А вот химия убивает само либидо. Ты не просто не можешь чего-то такое мерзкое делать, у тебя и мыслей таких не остаётся. И не надо бояться, что не так посмотришь на Женщину или там ещё чего.

Почему я пошёл на гендерную терапию? Ну да, я лишаюсь кое-каких грязненьких удовольствий, Но я хочу в жизни чего-то добиться, сделать карьеру. Серьёзная карьера предполагает общение с Женщинами. А Женщины не будут работать с небезопасным абьюзером. Это в сороковые-пятидесятые можно было нацепить пояс целомудрия и так ходить. Сейчас стандарты безопасности поднялись очень высоко. Необезвреженные абьюзеры не могут быть терпимы в цивилизованном обществе. И это правильно: Женщины должны жить в абсолютно безопасном и дружественном мире. Иначе так и до патриархата можно докатиться.

Пью таблетки, фиксирую это на камеру, иду в коклокрум получать одежду.

У шкафов стоят два бота, жёлтый и синий. Управляет ими, конечно, СИРИ. Но я предпочитаю иметь дело с жёлтым. Уж не знаю почему, но он мне всегда выдаёт вещи более подходящие, чем синий. Странно. Но, может, это такой тест на сообразительность? Или наоборот, на толерантность? Может быть, мне доложить об этом СИРИ? А если она решит, что я хочу к себе особого отношения и понизит мне общий социальный балл?

Ладно. Пойду специально к синему.

Сегодня он припас для меня розовый халат, голубые рейтузики и туфли на пятисантиметровых каблуках. Это хорошо – значит, СИРИ довольна. Раньше-то мне приходилось и на семи сантиметрах хаживать, а то и на восьми. И туфли выдавали узкие страшно, ноги просто жуть как болели. Я понимаю, что абьюзеры должны быть наказаны за то, что веками заставляли женщин носить каблуки, но мне-то каково! А вот пять сантиметров – нормально. Я, кстати, сам сторонник того, чтобы выше шести сантиметров каблуки не делать. Абьюзеры от такого начинают озлобляться, думать всякие плохие вещи, а там и до патриархата недалеко.

От халата несёт чужим едким потом, его полы обильно обсыпаны перхотью. Я привычно занюхиваю под мышкой, чтобы быстрее адаптироваться. Напоминаю себе, что халат на самом деле никто не носил – он изготовлен пару минут назад на принтере, а запах пота и перхоть нужны для развития толерантности к Другому. Но на этот раз халат опрыскали какой-то особенно едкой смесью. Ничего не могу поделать с собой: противно. Мысленно ставлю себе очень длинный минус. Зато СИРИ молчит.

Спускаюсь в кофид. Такая же комната, как здесь, только тёмная. Стеклянную стену закрыла реклама фестиваля постгендерфлюидных небинарок. Электичество в светлое время отключают, так что помещение освещается экологическими лампами на синтетической ворвани. Мне, кстати, нравится, это даже красиво – такие, знаете, огоньки. Что-то в этом есть старинное, допотопное. Не то чтобы мне допотопные времена нравились, ни за что не хотел бы жить среди дикарства. Но всё равно, вот эти огоньки красивы. Ну вот видите, у нас тоже бывают приключения.

Зал почти пустой. Ну, где-то абьюзеров пять сидят, стучат ложками. У кормилки копошится знакомая парочка – Тони и Вацик. Вацик вообще мразь, практически фашист. Правда, хороший кодер. Его приглашали в серьёзную корпорацию, но он отказался от гендерной терапии. И даже несъёмный пояс носить отказался – дескать, только на работе буду надевать. Вот же зверь, обезьяна волосатая! А Тони, слава Грете, обычный обыватель. Прошение на терапию подавал, но кому он нужен? Компетенций у него кот наплакал. Так что поговорил он с психологом, да и забрал документы назад. И правильно. Его место - внизу. Тем более, ему скоро тридцать. То есть конец активной жизни.

А вот стоит Мьямба. В темноте видны только его зубы и белки глаз. Улыбается. Ну ещё бы, ему недавно выписали разрешение на гейство. Сейчас такое разрешение получить очень непросто, уверяю вас. Это в начале сороковых любой дурак мог записаться геем, его даже не проверяли толком. Сейчас нужна однозначно подтверждённая биологическая ориентация, плюс красивое лицо и фигура. И очень желательно быть небелым. Причём даже это ничего не гарантирует. Но красавчику Мьямбе повезло, он получил эту роль, ему выпал счастливый билет. Через пару дней он переезжает в Гейлэнд-на-Влатве, а дальше… а дальше я уж и не знаю. Во всяком случае, разрешение работать с Женщинами ему выпишут. Женщины не считают геев опасными. О великая Грета, какие же геи счастливые!

В ухе звоночек. СИРИ сообщает мне, что я испытал комплекс нетолерантных эмоций, в связи с чем с меня снимают восемь баллов.

Мне становится неуютно. Восемь баллов вроде бы и немного, но сам факт их снятия – это совсем не ок. Тем более, Центр Толерантности считает баллы не по гражданскому счёту, а по своему собственному. Зависть – это та же нетолерантность. А там и до патриархата недалеко…

За такие мысли СИРИ начисляет мне один балл. Ну хоть что-то.

Иду к кормушке. В экологичном жестяном корытце – пластик в быту запретили ещё в шестидесятом году – плавает Суп Греты. Это бурая жижа из экологически нейтральных продуктов, в основном химического производства. Вкус подобран специально, чтобы её не хотелось есть. Во-первых, это предотвращает ожирение. Во-вторых, это снижает карбоновый след в виде дыхания, чихания, выделения всяких газов и так далее.  Но вообще можно заказать и вкусный корм. Никаких проблем, за это даже не снимают баллы. Просто это безответственно, поэтому с начислением дальнейших баллов могут возникнуть проблемы. И всё-таки я заказываю смесь со вкусом овсяного печенья. Мелькнула мысль о мясе и тут же пропала. Конечно же, не мясо, нет! Хотя заказать вкус мяса тоже можно, но это останется в личном деле. Несколько таких записей, и никакая гендерная терапия не поможет: меня перестанут рассматривать как кандидата на развитие.

Вытираюсь. Смотрю на время. Пора в коворкинг.

Ешё одна комната со стеклянной стеной, только очень большая. И тут полно абьюзеров. Вот эти, в жёлтых халатах, запускают стартап. Они уже две недели его запускают. Сейчас у них креативное совещание по поводу символа: всё, что предлагается, или уже было, или фаллоцентрично… Тут готовятся к конференции на тему «Концепция устойчивого неразвития как фактор равновесной стабильности экологической целостности цивилизации». Говорят, на конференции будут Женщины. Высокая честь для нас!

Ну да ладно, у меня своих дел хватает.

В последние три месяца я работаю в кокреативинге «Зелёная миля». Мы разрабатываем игрушки для домашних собак. Разумеется, электронных – с тех пор, как Грета лично усыпила последнюю корги британской королевской семьи, собаки запрещены: в собаках слишком много токсичной маскулинности и карбоновости. Из живых существ Грета позволяет нам держать только стерилизованных кошек. Да и к чему живые существа, когда есть прекрасные китайские и корейские изделия? Которые, извините, не гадят на ковёр, не требуют прогулок, не засыпают волосами ваш коливинг, и главное – не поднимают глаз и не повышают голос на Женщин.

«Зелёная Миля» проектирует мячик для электронной собаки Пуки-Чу корейского производства. Моя задача -  определить оптимальный диаметр мячика, с учётом реакций собаки и свойств материала мячика. Я работаю над этой проблемой уже месяц и провёл серию экспериментов. Пока что я установил, что диаметры более пятидесяти сантиметров и менее двух собаке не нравятся.

Что-то я сегодня много думаю. Пора садиться за расчёты диаметра мяча. Где моя логарифмическая линейка? Ага, вот она. У нас в кокреативинге работают экологически ответственные Руководительницы. Поэтому мы не используем силикон и устройства из силикона, особенно компьютеры. К нашим докладам прилагается соответствующий эко-сертификат – что все расчёты сделаны вручную. В этом и состоит их ценность.

Так, где таблицы Брадиса? Куда я их положил? Фффу, вот они.

Мимо идёт Вацик. Сейчас он уляжется спать в капсулу 64, которую я иногда называю «своей». Разумеется, чисто условно. В наше просвещённое время собственность – это позорный анахронизм. Или архаизм? А, неважно. Плохо то, что у Вацика очень пахнут ноги. К тому же он практически фашист… в общем, мне не нравится, что он спит в капсуле 64. С другой стороны, нет ли в этом нетерпимости?

Усилием воли отвлекаюсь от этих мыслей. Сосредотачиваюсь на работе. Стараюсь перепроверять каждый шаг расчётов, чтобы не пришлось переделывать всё заново.

Конечно, эта задача решена, как и все прочие задачи – на то есть ИИ, который рассчитает всё что угодно. Но по Закону Греты его решения должны быть независимо достигнуты абьюзерами. Потому что абьюзеры должны работать, работа их и и мотивирует, и учит послушанию. Собственно, нам платят именно за это, а не за результат. Но это, конечно, для абьюзеров. Женщины занимаются настоящими делами – делят власть и интригуют. В этих сферах нам делать нечего: гендерная наука доказала, что абьюзеры ничего не смыслят в таких вопросах. Да и не должны. Поскольку абьюзеры пытаются решить все вопросы с помощью агрессии, а женщины – с помощью гармонии. И даже когда та лётчица с предменструальным синдромом сбросила атомную бомбу на Воронеж, ничего страшного не случилось: это же Воронеж, там одни абьюзеры. А вот некастрированный абьюзер со спермотоксикозом, посади её в самолёт, могла бы бросить бомбу на Центр Толерантности в Женеве. Вот это была бы невосполнимая утрата…

СИРИ оценивает мои физиологические реакции и спрашивает, чем они вызваны. Я объясняю – и получаю ещё два балла! Пожалуй, такими темпами я восполню потерю восьми баллов. Учитывая, что на счету у меня их ещё тридцать, это означает, что я смогу заплатить за дневную и вечернюю кормёжку, и, может быть, ещё останется на оплату тренировки в Центре Толерантности.

К сожалению, во мне ещё остались следы патриархальности. Конечно, увидев Женщину, я сразу же опускаю голову, чтобы не оскорбить её взглядом. Это у меня уже доведено до автоматизма. Но вот сразу убирать руки за спину у меня ещё не получается. То есть я это всегда делаю, но со стороны заметно, что это именно сознательное движение, а не автоматизм. Так что я, наверное, опять получу сколько-то ударов током от СИРИ.

Но что делать. Надо вколачивать правильное поведение. Потому что с нами так и надо. Как говорит Грета – ничего не изменится, пока мы не научимся что-то делать с этой волосатой, мрачной, наглой, ленивой обезьяной, которая зовётся белым цисгендерным мужчи... ой, то есть абьюзером.

Мы должны раздавить эту гадину в себе. Раздавить в себе всё абьюзное. Раздавить, раздавить, раздавить.

Должны. Должны. Должны! Иначе - мы снова скатимся до патриархата.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter