Магнитка и Вадик

Умер Вадик. Одинокий скрипач.

Так и не завел семью. Всю жизнь играл на скрипке в различных симфонических оркестрах. Говорят, был большой талант, хотя никогда не был первой скрипкой.  Высокий, худощавый еврей с длинными пальцами и светлыми длинными волнистыми волосами. Типичный скрипач из старого, черно-белого фильма. Такие появлялись в эпизодах. Такая же – эпизодическая - досталась Вадику судьба.

В середине 30-ых годов, его мать Эмма отправилась в группе энтузиастов на строительство Магнитки. Какое тогда было прекрасное время для энтузиастов - как их называла родная партия во главе со Сталиным. Страна строилась. «Комсомольцы-добровольцы, надо верить, любить беззаветно…». Эмма, из интеллигентной еврейской семьи, комсомолка, отличница, училась в каком-то вузе. И вот ребята на комсомольском собрании решили ехать на Магнитку и участвовать в великом строительстве новой индустриальной своей страны. Первая пятилетка!

Из И-нета:

Первых строителей» Магнитогорска воспевали в поэзии, кино и песнях. Советская пропаганда подчеркивала вклад молодежного коммунистического движения и комсомольцев, государственного молодежного объединения, зародившегося в основном в Магнитогорске.

Родители Эммы были категорически против. А чего ожидать от стариков евреев, родившихся в черте оседлости еще до революции? Разве им понять масштабность новой жизни и проч. и проч.? На старых фотографиях Эмма предстает миловидной девушкой, небольшого роста, пышнотелая, особенно в нижней части: короче, еврейская фигура. И всегда, на всех фото на груди у нее лежит толстенная, длинная, роскошная коса. Гордилась своей косой, видимо.

И вот комсомольцы отправились строить Магнитку. Не все, голосовавшие на том эпохальном собрании поехали, многие остались по разным причинам. Так бывает: больше всех орут на собрании, а сами в кусты. Поехали самые ответственные, самые политически грамотные. Сначала дергались в теплушках, распевая песни о любви к Родине, а, когда прибыли на станцию назначения, их пересадили в автобус. И автобус повез их к месту, где они будут жить и работать по-коммунистически. Строить социализм. Автобус встречала восторженная толпа рабочих…

Девочек насиловали прямо на осенней сырой земле. Их вытаскивали из автобуса и сразу имели. Встречающие рабочие оказались зэками, которых принудительно подогнали тоже на построение социализма.

Эммочка досталась какому-то авторитету: здоровому мужику, которого все боялись. Имя его она никогда не называла. Ей не повезло. Она очень понравилась авторитету. Может тем, что была девственницей, может своей еврейской нежнотелостью и мягкостью… можно только предполагать. Авторитет приволок Эмму в барак, где жили мужики и привязал ее к своей кровати за ногу. Хитрыми узлами: не развяжешь и не убежишь. Паспорт спрятал. Ну и грозил, конечно, что если убежит, то… Кроме того, когда мужики уходили на работу, в бараке всегда оставался дежурный. Доверенное лицо.

Из И-нета:

К концу 1933 года в Магнитороск отправили более 26 тысяч заключенных, осужденных не по политическим статьям.

Девчонки и ребята из эмминой группы энтузиастов всеми возможными путями побежали назад домой.  Учитывая, что их ограбили и почти раздели, это было не просто. Добирались на перекладных, любыми дорогами и тропами. Подолгу ожидая денег от родных на случайных полустанках.  Эмма осталась вскоре одна из своей группы. Но не одна в своем бараке: там еще были девушки с ее статусом. Два месяца она жила в бараке, привязанная к кровати. С ведром для естественных отправлений. Еду он ей приносил. И насиловал практически каждый вечер, а то и не раз. Здоровый попался ублюдок, похотливый, как козел.

Из И-нета:

10 тысяч человек умерли от голода, холода и болезней в течение первых пяти лет строительства.  Переполненные палатки с земляными полами и ветхие бараки первых жителей зимой трепала вьюга, а летом — песчаные бури. Крысы, клопы и вши мучили людей.

Примерно через два месяца наблюдение ослабло. Узлы тоже ослабли на веревке, а может и поднадоела Эммочка, кто знает, но ей удалось сбежать. С паспортом. Это важно: она бы и раньше могла сбежать, но не знала, где спрятан ее паспорт. А без паспорта - куда? Зима, холод, ночь, какие- то полустанки, ночевки в антисанитарных условиях, ожидание денег от родителей, страх перед преследованием.  Но в итоге добралась она до Москвы.

А потом, в срок родила Вадика. У него оказался  абсолютный слух - еврейские гены.

Жизнь Эмма посвятила сыну, замуж не вышла. Мужчин физически не выносила. Эту историю она рассказала своему сыну Вадику, он мне, а я - после его ухода в лучший мир – вам.

Пусть от них хоть эта история останется.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter