Любопытство

Великий писатель земли русской Венедикт Ерофеев, автор великой повести «Москва – Петушки», написал в ней, в частности, следующее:

У публики ведь что сейчас на уме? Один только гомосексуализм. Ну, еще арабы на уме, Израиль, Голанские высоты, Моше Даян. Ну, а если прогнать Моше Даяна с Голанских высот, а арабов с иудеями примирить? – что тогда останется в головах людей? Один только чистый гомосексуализм.

Надо сказать, что Ерофеев был всё-таки слишком оптимистичен. Над Голанскими высотами всё ещё летают израильские ястребы, а арабы с иудеями продолжают переругиваться. Однако в головах людей вся эта тема практически не присутствует – видимо, исчерпала себя. А вот гомосексуализм, напротив, торжествует. Эта тема пришла, остальные оттёрла и одна безраздельно стала близка – причём как просвещённой публике (которая всегда им живо интересовалась), так и среднему обывателю. Любая новость об этом – хотя, казалось бы, чего уж тут такого нового? – воспринимается с живым интересом.

Последней по счёту новостью на эту тему стала статья в журнале Science от 30 августа 2019 года под названием «Как гены влияют на однополое поведение?». В которой было сказано, что, согласно данным исследований, гена, ответственного за гомосексуальность, не существует.

Надо сказать, что сама статья написана очень осторожно. То есть – там было сказано, что гомосексуализм, вероятно, имеет генетическую природу, но выделить какой-то один генетический фактор, на это влияющий, невозможно. Изложения статьи, в общем, тоже корректны. Однако в текстах, посвящённых данному научному результату, то и дело прорывается какая-то странная нотка. Вот заголовок одной из русскоязычных статей на эту тему: «Гей-гена не существует. Ученые похоронили гипотезу о единственном факторе, влияющем на сексуальную ориентацию». Чувствуется, что авторы статьи не слишком сожалеют о данной гипотезе.

В соцсетях люди выражаются откровеннее. Там я встречал выражения типа «Учёные разоблачили теорию о гейском гене». Тут уже понятно – что автор считает теорию вредной, а её разоблачение приветствует. Более того: многие читатели восприняли новость из мира науки как отрицание того, что гены вообще как-то влияют на сексуальную ориентацию.

Противоположная партия тут же нанесла ответный удар – в том же самом журнале была опубликована статья ряда авторов «Крупномасштабный GWAS раскрывает понимание генетической архитектуры однополого сексуального поведения», на основании того же самого исследования. Там утверждалось, что однополое влечение обусловлено генами на достаточно большую долю (от 8 до 25%). Более того, в статье было сказано, что те же гены отвечают за расстройства психики, пристрастие к марихуане, рискованному поведению (включая употребление той же марихуаны и иных наркотиков), а также тому, что в статье называется openness to experience. Что переводится как «открытость (новому) опыту» и в современном мире воспринимается как нечто безусловно положительное.  Тут же появилась версия, что статья – гейская пропаганда. Вплоть до вопросов «кто проплатил эти сомнительные изыскания».

Почему вокруг этих тем столько шума? Тут всё понятно. Влиятельное гей-сообщество настаивает на том, что сексуальная ориентация определяется генами, так что гейство – это врождённое. А следовательно, нельзя даже и думать о том, чтобы пытаться на чью-то сексуальную ориентацию повлиять. Это бессмысленно. Так что лечить от гомосексуализма бесполезно, а опасаться, что гетеросексуальные люди заинтересуются этим делом – смешно. Поэтому, в частности, никакой «гей-пропаганды» нет и быть не может. Соответственно, противники гей-лобби настаивают на обратном: гейство не врождённое свойство, а результат сознательного развращения гетеросексуальных людей со стороны геев[1], гей-пропаганда существует и достаточно эффективна, ну и так далее. Поскольку спор этот актуальный (ибо гей-сообщество и в самом деле оказывает немалое влияние на делишки наши скорбные), то интерес к теме объясним и понятен.

На самом же деле генетики окольными путями добрались до простейшего, всем понятного объяснения того, откуда берётся вся эта пидарасия. Решение состоит как раз в словах openness to experience.

Как я уже говорил, «открытость новому» у нас сейчас воспринимается как однозначно хорошее качество. На самом же деле это всего лишь готовность и желание попробовать что-то новенькое.Причём под новеньким тут нужно понимать «новое для тебя лично». Так-то это может быть очень старая и хорошо известная вещь. Например, какой-нибудь наркотик. Один человек скажет «не надо», а другой попробует – просто так, из чистого любопытства. И подсядет. С другой стороны, это может быть что-то действительно новое – например, новое лекарство. От которого один человек откажется, а второй рискнёт. И выздоровеет от какой-нибудь хвори, которую старые лекарства лечат плохо.

То есть – речь идёт о таком извечном человеческом свойстве, как любопытство. О котором ещё древние спорили, является ли оно пороком или добродетелью. И сходились на том, что стремление к новым знаниям само по себе естественно и благородно (Аристотель начал «Метафизику» с утверждения «все люди по природе стремятся к знаниям»), но оно же может быть и пороком, когда направлено на недостойные предметы. Астроном, изучающий небесные явления, достоин восхищения, а женщина, подглядывающая за соседкой – презрения. Всё дело именно в предмете.

Если уж мы заговорили об античности, то именно античность показывает нам, что однополый секс – вещь не врождённая, а вполне себе воспитуемая. В Древней Греции однополые отношения позволяли себе все, кто вообще мог себе это позволить. Отдельные нелюбители мальчиков – такие были – воспринимались как странные чудаки.

И ничего, античные люди как-то жили и даже создали прекрасную цивилизацию. Правда, педофильскую. Об этой маленькой детали почему-то часто забывают. И неудивительно: у нас сейчас педофилия воспринимается (и правильно) как нечто отвратительное и преступное. Античные же дети не видели в этом ничего необычного. А вот гомосексуальные отношения между взрослыми воспринимались как нечто смешное и постыдное. Над нынешними гей-парами древний пластический грек ржал бы в голос.

Но это в сторону. Вернёмся к теме: что же следует из того, что пресловутый «гей-ген» - это всего лишь ген любопытства?

Много чего. Например – что гей-пропаганда и в самом деле возможна, причём она особенно эффективна в отношении именно тех людей, которые двигают общество вперёд. То есть претензии гомосексуалистов на то, что в их среде много ярких и необычных людей справедливы, но связано это с тем, что гомосексуализм (как и наркомания) – это опасность, подстерегающая именно ярких и необычных. Гомосексализм – не причина таланта, а одно из уязвимых мест талантливых людей.

Далее. Если возможна гей-пропаганда, то возможна и её противоположность. То есть пропаганда антигейская. Которая должна быть ориентирована именно на любопытных людей. Передаваемый ею мессидж должен быть не «гей-отношения стыдные, мерзкие и богопротивные», а «гей-секс скучен и банален, в нём нет ничего интересного, а вот пакостного много». То же касается и наркотиков, а также и другох давно известных и признанных вредными способом получения удовольствия.

Напротив, любые формы возбуждения любопытства к этой теме следует признать нежелательными. В том числе и многое из того, что у нас сейчас считают «антигейской пропагандой». Например, религиозные проповеди о греховности данного занятия. Которые если кого и отталкивает, то людей изначаьно консервативных и не любящих ничего нового. А вот на людей любопытных и направленных на всё новое такого рода речи скорее возбуждают и заинтересовывают.

Следует также признать, что люди талантливые – а талант всегда основан на повышенной любознательности – от природы особенно склонны к ряду пороков, включая наркоманию и сексуальные эксперименты. Им полезно (даже необходимо) придерживаться взглядов, которые тормозят любопытство, направленное в эту сторону. Что пойдёт на пользу и им самим, и их талантам,

И наконец.  На самом деле существуют люди, у которых имеется природная – не обязательно генетическая – склонность к однополым отношениям. Такие люди отличаются от прочих даже внешне, иногда очень заметно. Они будут стремиться к удовлетворению своей страсти в любом случае, как их не пропагандируй. В прежние времена им было сложно найти собратьев по интересам, так что их попытки развратить ближних можно было считать хоть немного оправданными. Но в наше время любой человек может найти подобных себе в любом деле, от альпинизма до сыроядения.

 

[1] То, что приучить человека – особенно молодого – к гомосексуальным отношениям можно, знает любой гей. А теперь и вообще любой человек, интересующийся темой. Простата чувствительна к механическому воздействию, это просто анатомия. Приучиться получать удовольствие «с этой стороны» - возможно. Далее мы эту тему обсуждать не будем, за её банальностью.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter