Израиль как историческое европейское государство

Как известно всем заинтересованным людям, в Государстве Израиль - которое так много значит для нас - наступило время больших перемен. А именно – 19 июля Кнессет  принял "Основной закон: Израиль как национальное государство еврейского народа".

В законах, заменяющих Израилю Конституцию (приличные конституционные страны, как известно, конституций не имеют,  это старая британская традиция), теперь прописано, что Израиль – это не «демократическое еврейское государство», а просто и незатейливо – «еврейское государство». Также в законе говорится, что "право на реализацию национального самоопределения в государстве Израиль есть только у еврейского народа". "Земля Израиля - историческая родина еврейского народа", это само собой. Столицей Израиля провозглашается «единый и неделимый» Иерусалим. В законе прописано, что государственным языком в Израиле является иврит. Арабский раньше считался государственным языком,  теперь арабский получил некий "особый статус", но государственным больше не считается. Ну и так далее – как будто закон писали поклонники апартеида.

Здесь я пропускаю большой кусок рассуждения на тему «ну и правильно сделали, вот и нам бы так». Бессильная зависть обездоленных русских к хорошо пристроенным народам, среди которых евреи сияют, как адамант во злате – вещь понятная, обсуждать тут нечего. Зададимся лучше вопросом – а самим евреям-то это зачем? У них что, были какие-то проблемы с национальным характером государства?

Характерно, что по тому же самому поводу недоумевают и сами евреи. Как написала у себя в фейсбуке одна израильтянка: «Я до сего момента была уверена, что живу в еврейском государстве. И наконец оказалась права!» Остальные реагируют примерно так же. Ну да, Израиль – еврейское государство, но зачем же стулья-то ломать и орать об этом на весь мир?

Вопрос интересный. Вот им-то мы и займёмся. И для начала зададимся вопросом, что такое Израиль вообще. Даже не так – откуда он взялся. Ещё точнее – какой исторической традиции наследует.

По официально принятой в Израиле версии истории Израиль – это воплощение тысячелетних мечтаний еврейского народа-богоносца вернуться в своё государство. Разрушенное в стародавние времена римлянами. Произошло это, по историческим меркам, «чёрт знает когда» - то есть в 135 году нашей эры. При этом считается, что римляне изгнали евреев из этих мест и даже переименовали территорию в «Сирию палестинскую». После раскола Римской империи территория отошла к Византии, потом к персам, потом опять к Византии, и около шестьсот тридцатых годов на многие века стала мусульманской. В общем, если что и было там в древности – то его и следов не осталось.

А вот чего следы остались – так это европейских завоеваний. В 1099 крестоносцы, прибывшие в Палестну по призыву Папы Римского Урбана II, захватили Иерусалим и  основали Иерусалимское королевство, первым правителем которого стал великий Годфрид Бульонский. Крестоносцы удерживали эти территории почти двести лет – последняя крепость крестоносцев, Акра, пала в 1291. Я не буду пересказывать того, что было в промежутке. Имена и деяния королей Иерусалимских известны (краткую сводку вы можете прочесть здесь). Дальше пришли турки и владели этими территориями очень долго, с небольшими перерывами на господство египтян. Это продолжалось до Первой Мировой, когда Палестину захватили британцы.

Теперь вопрос. На что больше похож современный Израиль с геополитической точки зрения – на древнее иудейское царство или на крестоносные королевства?

Древние Израиль и Иудея были типичными «восточными царствами» среди таких же восточных царств. Римское завоевание накрыло их всех одновременно. Конфликт с Римом был конфликтом сильного, но отсталого и фанатичного восточного общества с высокой европейской цивилизацией. Который завершился так, как обычно завершаются подобные конфликты. Причём – что особенно интересно в плане дальнейшего – римляне предпочли разрушить Иерусалим и построить на его месте фактически новый город, Элию Капитолину, а также изгнать иудеев, чем «интегрироваться» с ними. Впрочем, римляне поступали так всегда. И не потому, что были жестокими или озабоченными вопросами чистоты крови. Согласно римским легендам, они сами были полукровками низкого происхождения, потомками беглых рабов и похищенных ими женщин-сабинянок. Римляне вообще были прагматичны и не страдали снобизмом. Однако отношение к «восточным царствам» у них было крайне негативным. Известно знаменитое «Карфаген должен быть разрушен» - но он и был разрушен, причём полностью. Примерно так же они обходились и с другими «восточными царствами».

Крестоносные королевства были ровно тем же самым, что и Израиль сегодня – островками европейской культуры, окружёнными враждебно настроенным человеческим морем. Их падение было связано как с накатом мусульман, так и с внутренним разложением.

Первым крестоносным правителем Иерусалима был великий, сверхвеличайший рыцарь Запада, абсолютное и совершенное Солнце Белого Мира, Солнце Рыцарства - Готфрид Бульонский (1060-1110). Он до сих пор почитается одним из совершеннейших рыцарей – таких, как король Артур Пендрагон, Ричард Львиное Сердце или Эдуард Принц Уэльский, и выше их. И прославлен он не только и не столько военными подвигами, сколько безупречным нравственным обликом. Достаточно упомянуть две вещи. Чтобы принять участие в Крестовом Походе, Готфрид Бульонский продал всё имущество, что у него было, в том числе и свои фамильные земли. Второе: будучи завоевателем Иерусалима, отказался от короны Короля Иерусалимского, сказав, что ему не подобает носить корону там, где Спасителя короновали терновым венцом, и принял лишь титул «защитника Гроба Господня». Между этими деяниями прошло многое, подтверждающее благородство Готфрида Бульонского, его безупречную честь и верность слову.

Теперь переместимся в конец XIII века. Иерусалим пал в  1187 году. Последним оплотом крестоносцев стал город Акра. Держался он, в частности, благодаря перемирию, которое христианский король заключил с султаном. Однако город раздирала война между генуэзцами и венецианцами, известная как «война святого Саввы». Причиной был раздел сфер влияния. Доделились до того, что мамелюки ослабленную Акру взяли.

Нет, дух рыцарства угас не сразу. Например, последний король Иерусалимский [1], несчастный прокажённый Балдуин IV (1161-1185), был достоин великого Готфрида – он был мудр и отважен. Увы, он был последним королём – и последним истинным рыцарем.

Сейчас мне скажут – ну, это обычная история. Победы – дело рук великих, а поражения и провалы – результат действий или бездействия всяких ничтожных людишек. Бездарные потомки губят начинания славных предктов. На детях великих природа отдыхает. И всё такое. Что тут интересного?

А интересного тут много. Прежде всего – какая именно«природа» отдохнула на славных рыцарях?

Ответ прост. Европейцы в Святой Земле подчинились природе этой земли. То есть восточной, азиатской стихии.

Как свидетельствовали сами же крестоносцы, они, жители Запада, очень быстро становились жителями Востока. Рождённые во Франции или в Германии, они быстро привыкали к положению богатого горожанина из Тира или Антиохии. Они изучали восточные языки, чтобы общаться с местными. Они женились на местных женщинах, желая породниться с богатыми восточными семьями. Этому способствовало то, что большинство жителей Палестины были христианами разных толков – хотя и не католиками. Однако культура их была восточной культурой. Крестоносцы называли их «пуленами», презирали – но само существование этой прослойки между франками и арабами сыграло свою роль. Франки начали привыкать к местной одежде, местной кухне, местным обычаям. Но главное – они начинали впитывать восточные нравы. Несмотря на то, что крестоносные королевства были во многом устроены как классические феодальные государства, дух Востока распространялся в них: дух неверности, деспотизма, корысти, продажности. Крестоносные королевства всё больше превращались в торговые, а затем и финансовые центры, раздираемые при этом мелочными склоками, алчностью, жаждой власти. Дух христианства исподволь пропитывался исламом и другими восточными учениями, порождая причудливые ереси. Победители пленялисьпобеждёнными.

Самым известным примером этого внутреннего перерождения была судьба ордена тамплиеров.

Он был основан в 1119 году на Святой Земле после Первого Крестового Похода рыцарем Гуго де Пейном. Эти люди отреклись от мира и его благ, чтобы защищать Святую Землю от нападений язычников. Штаб-квартира Ордена располагалась в захваченной крестоносцами мечети Аль-Акса на Храмовой Горе (откуда и название). Братья Ордена принимали обет бедности, послушания и целомудрия. На печати тамплиеров изображались два человека на одной лошади – символ добровольной нищеты.

Орден был распущен в 1312 году папой Климентом V под давлением французского короля Филиппа Красивого, устроившего суд над рыцарями. К тому времени Святая Земля была уже давно покинута европейцами. Орден нищих рыцарей превратился в орден богатейших ростовщиков, ссужавших деньги самым могущественным людям и занимающимся большой политикой. Хотя обвинение состояло в том, что члены Ордена занимались оккультизмом и тайно исповедовали антихристианские учения. Сейчас принято считать, что всё это клевета, а соответствующие показания были добыты под пытками. Однако репутация у Ордена была именно такой. Слухи о тайных и непотребных обрядах, совершаемых членами Ордена, ходили по всей Европе.

Прежде чем сочувствовать несчастным, стоит вспомнить о том, что Ближний Восток – колыбель не только великих религий, но и практически всех ересей. Он же всегда был перекрёстком торговых путей и финансовым центром. Так что, вероятнее всего, славные рыцари просто-напросто набралисьна Востоке местных нравов, обычаев и ценностей. Сам орден превратился из защитников христианских ценностей в восточное тайное общество, с особыми обрядами для посвящённых, тайной роскошью «учителей» и прочими подобными вещами. Что сначала привело их к успеху, а потом – к краху.

Стоит заметить, что восточное влияние проявилось даже во внешности храмовников. Например, бритые подбородки или аккуратно подстриженные  заменились длинными восточными бородами. Когда начались гонения, хватали длиннобородых [2].

Иногда восточное влияние распространялось и без сознательного участия людей, хотя и через них. Например, с Ближнего Востока в Европу пришла проказа – отвратительная болезнь, убивающая человека долго и мучительно. Слово «лазарет» возникло как обозначение лепрозория – от названия Ордена Святого Лазаря, созданного в Италии для ухода за прокажёнными. Восток заражалЗапад даже в буквальном смысле.

Я никоим образом не хочу «нагнетать и кошмарить». Крестовые походы принесло Европе и много полезного – начиная с немалых доходов, которые европейцы извлекли из захваченных ими земель. Но вот именно культурное влияние было скорее отрицательным. Что владыки Европы запомнили надолго.

Перейдём теперь к эпохе колониального раздела мира.

Опыт крестоносных королевств был учтён. Везде колонизаторы старались создать абсолютно замкнутые общества, никак не соприкасающиеся с местным населением. Которое эксплуатировалось – но и только. Все культурные воздействия шли только в одну сторону. Дикарей били палкой и держали за оградами поселений. Лучших из них учили в религиозных школах. Местных властителей прикармливали. Но все влияния шли строго в одном направлении. Европейцы не хотели брать от местных ничего.

Разумеется, уровень самоизоляции был разным. Испанцы в Латинской Америке всё-таки начали смешиваться с местным населением. А вот, скажем, голландские поселенцы в Южной Африке с самого начала ввели строжайшую систему апартхейда, раздельного существования, где европейцы были сверху, а негры – внизу.

Очень интересной была судьба англичан в Британской Индии. Британцы прилагали неимоверные усилия, чтобы избежать смешения с местным населением, не переродиться, остаться британцами. Однако обаяние индийской культуры оказалось слишком значимым. Уже Киплинг, певец Империи, писал о том, что родившиеся в Индии – как и он сам – уже не англичане, а какой-то новый народ. «Нам пели лори, а не соловьи», писал он. Но дело было, конечно, не в птичках, Южноафриканские буры остались бурами – потому что стена между ними и неграми была выше.

Теперь переместимся в прошлый век. Кто, собственно, создал Израиль и почему?

Если коротко – Израиль создали европейцы. Европейские евреи и неевреи, но именно европейцы. Основатель сионизма, Теодор Герцль, был рождён в Австро-Венгрии, в Будапеште, и его родным языком был немецкий. Герцль изложил своё видение будущего Израиля в ряде книг, самой известной из которых был Der Judenstaat, «Еврейское государство». То, что там описывалось, не оставляет сомнений в том, что Герцль – как и все сионисты – планировали создать в Палестине самое обычное, стандартное европейское государство. Поддержали эти планы британцы [3]. В ноября 1917 года была обнародована Декларация Бальфура [4], где говорилось о «национальном очаге еврейского народа». Дальнейшее известно.

Итак. Что же в итоге было построено на Ближнем Востоке?

Израиль – это последнее крестоносное королевство Европы. Только без креста, а с могендовидом. Однако религиозная мотивация осталась, по сути, та же самая – ну или очень близкая. Как и всё остальное: начиная с технологического превосходства и кончая связями с европейским миром и постоянным конфликтом с «неверными».

Почему Израиль был создан именно таким?

Причин было много – при желании их можно насчитать около двух десятков, и все будут очень серьёзными. Но одну из них обсуждают очень редко, а она тоже значима. У добрых европейцев есть привычка доводить любое дело до конца. Они не смирились с потерей Иерусалима. И не отказались от планов создать на этом месте европейский анклав. Особенно если учесть, что для многих политиков, занимавшихся этим вопросом, это была не только мировая, но и личнаяистория. Нетрудно представить себе, как какой-нибудь «неприметный, но влиятельный» британский лорд на секретном совещании говорит: «Основатель моего рода был соратником Готфрида. Он был бы доволен, если бы Святая Земля была очищена от мусульман. Руками евреев? Ха! Остроумнейшее решение, оно понравилось бы другому моему предку, епископу Кентскому… он любил такие комбинации… По-моему, превосходно, джентльмены! Что скажет господин Бальфур?»

Увидеть эту картину мешает только имидж «еврейского государства». Хотя евреев пришлось ломать через колено, чтобы сделать из них людей, пригодных для жизни в Израиле. Если кто-нибудь возьмёт на себя труд поинтересоваться историей раннего сионизма, он будет поражён, настолько нетипичныеевреи создавали Израиль. И насколько они при этом были похожи на средневековых рыцарей.

Достаточно вспомнить, например, Иосифа Трумпельдора, выходца из Российской Империи, организатора отрядов еврейской самообороны в еврейских поселениях Палестины. Трумпельдор был полным кавалером Георгиевского креста. В России таких было всего две тысячи человек – за всё время существования ордена. При этом большую часть времени от воевал без руки – левую руку он потерял при обороне Порт-Артура. На среднего еврея своего времени – осторожного, берегущего себя, думающего о своём благополучии и о семье – он был абсолютно не похож. Зато в воинстве Готфрида Бульонского его бы, как минимум, поняли… Примерно такое люди Израиль и создали.

Скажу больше. Израиль – вот именно такой, каким мы его знаем, с самыми незначительными поправочками – мог бы быть создан и без евреев.

Представьте себе вариант альтернативной истории, в котором Герцль умер в младенчестве. Зато в Соединённых Штатах в среде мормонов (ну или крайних, отмороженных протестантов – типа «свидетелей Иеговы») появился бып пламенный проповедник – какой-нибудь Иеремия Джонс – который призвал бы своих единоверцев (каковых именовал бы «истинным Израилем», что соответствует обычной практике крайних протестантов) переехать на библейские земли и там создать государство истинных христиан, живущих по заповедям. Далее, предположим, что по каким-то причинам его проповедь увенчалась бы успехом и десятки тысяч людей поехали бы в Палестину. При этом в США их бы преследовали и давили, что ещё больше усиливало бы эмиграцию. Ну и как финал – что англичане в пику своим кузенам поддержали бы этот исход… Так вот, мы увидели бы на месте нынешнего Израиля… его почти полную копию. Скорее всего, она и называлась бы так же, и порядки там были бы примерно те же. Даже имена действующих лиц были бы практически те же самые, библейские. Представьте: правил бы там сейчас президент Исайя Аберкромби от партии «Единство верных», а его главным оппонентом был бы Захария Смит от «Рабочей Партии  Праведников». Светские жители Иерусалима жаловались бы не на кашрут, а на посты, соблюдалась бы суббота, в армии служили бы симпатичные Сары и Ребекки, а танки «Господь Саваоф» и «Экскалибур» рассекали бы пустыню Негев… Всемирное отношение к Израилю было бы примерно таким же, как и сейчас. Ну и, конечно же, арабо-израильский конфликт цвёл бы и пах во всей своей красе и прелести.

Забавно, но лучше всего всё вышесказанное понимают антиизраильски настроенные арабы, особенно антиизраильские боевики. В их риторике слова «крестоносцы» и «сионисты» - практически синонимы.

Уяснив всё это, обратимся к вопросу – а как Израиль собирается избежать ориентализации? То есть постепенного растворения в восточной массе?

Решений всего три. Конфликт, сегрегация, присоединение к превосходящей силе.

До сих пор от «омусульманивания» Израиль предохранял арабо-израильский конфликт. Однако в настоящий момент двадцать процентов населения Израиля – арабы. Эти люди имеют те же права, что и израильтяне. При этом они нелояльны еврейскому государству, ненавидят его и хотели бы его уничтожить. В лучшем случае они готовы его терпеть, пока оно их хорошо обеспечивает. Однако они уверены, что присутствие евреев в Палестине – такое же временное явление, как и крестоносные королевства. Рано или поздно евреи будут изгнаны оттуда. Или – растворятся в мусульманском большинстве.

Опять же – чтобы не ходить далеко за примером. Эдвард Саид, один из самых известных мировых интеллектуалов арабского происхождения и непримиримый противник еврейского присутствия на Ближнем Востоке, автор знаменитого «Ориентализма», консультант Ясира Арафата и т.п. под конец жизни пришёл к выводу, что высокая рождаемость среди арабов является главным оружием против «сионистской оккупации». Арабы – в том числе полноправные арабы – рано или поздно станут большинством в Израиле. После чего мирными демократическими средствами приведут к власти промусульманское правительство, которое покончит с «еврейским характером» Государства Израиль. А то и с ним самим.

Впрочем, можно и не ждать, пока палестинцы «перерожают» евреев (которые эту опасность видят и принимают свои меры [5], хотя и недостаточные). Достаточно систематического давления на Израиль с требованиями расширения прав арабов и ограничить некоторые права евреев. Как только арабский сравняется в правах с ивритом, мотивация учить иврит очень сильно ослабнет, зато возникнет необходимость учить арабский. Когда будут убраны льготы и привилегии для ортодоксов, они начнут думать о переезде в Америку, где возможностей больше. И так далее: снижение комфортности Израиля для евреев будет означать только одно – народ потихоньку начнёт разбегаться. Учитывая же склонность евреев жить в диаспоре, это означает, что Израиль просто-напросто загнётся.

Конечно, это произойдёт не сейчас и даже не завтра. Такие процессы идут долго. Сейчас Израиль ещё даже не в упадке. Однако перспективы ориентализации еврейского государства просматриваются вполне определённые. Особенно в том случае, если Израиль перестанут субсидировать извне, или субсидирование ощутимо уменьшится.

К чему всё это приведёт? Примеры уже есть. Достаточно посмотреть на судьбу Родезии и ЮАР. Думаю, описывать то, что там началось после прихода к власти чёрных, не обязательно – все и так всё знают.

Теперь, наконец, мы можем понять, почему в Израиле принимаются явно дискриминационные законы. Израиль вынужден ограждать себя от постепенно наступающей ориентализации, вводя элементы апартеида.

И опять же – думаю, среди наших читателей нет дураков, которые думают, что апартеид и расовая (а также национальная и религиозная) дискриминация в современном мире невозможна. Просто «кому таторы, а кому ляторы». Кто-то должен быть толерантным, а кто-то нет. Например, та же Прибалтика, в которой выстроены эталолонные национальные государства, вполне открыто практикует апартеид. И никто не скажет прибалтам ни слова – потому что «им можно». Очевидно, что уж евреям-то можно куда больше, чем каким-то эстонцам или латышам. Так что никаких проблем по этой части у Израиля не будет.

Каковы ожидаемые выгоды?

Израильское общество сплотится. Растерянная и разуверившаяся израильская интеллигенция – довольно примитивная – убедится, что государство крепко стоит на ногах [6]. Ценность «бытия евреем» возрастёт. У людей прибавится уверенности, что ситуация под контролем и Израиль останется еврейским государством.

Ну хорошо, скажет читатель. А перспективы-то какие?

А перспективы, увы, нерадужные. Затормозить процесс не значит остановить его. По сути, апартеид – это политика осаждённой крепости. Обороняться такая крепость может очень долго. Но перспективы осаждённых понятны. Рано или поздно

Единственная реальная перспектива долговременного выживания Израиля – это полная, абсолютная интеграция с Европой, включая полное членство в ЕС и НАТО. А точнее – начиная с этого. Далее – безоговорочное принятие всех европейских ценностей, позиционирование себя как европейской страны, форпоста ЕС на Востоке. Именно к этому и должен стремиться Израиль, если он хочет сохраниться как «государство белых людей» - что в данной ситуации является единственным вариантом сохранения себя как государства евреев[7].

Да, для этого нужно пересмотреть некоторые устаревшие представления о сущности и роли евреев в истории. Совершить исторический выбор, твёрдо заявив о своей европейской идентичности.

Но других перспектив не видно.

 

 

[1] Его преемник был королём лишь номинально, дальше уже началась сплошная «комедия дель арте».

[2] Дело доходило до смешного. Например, король Эдуард II выдал своему камердинеру Питеру Ожеру, который дал обет не сбривать бороды, пока не совершит паломничество, специальный документ о том, что тот не является тамплиером и никогда в братстве не состоял.

[3] Достаточно упомянуть, что ближайшим сподвижником Герцля был англиканский священник Уильям Хехлер (1845-1931). Несмотря на то, что Хехлер постоянно ссылался на Библию и пророчества – и вообще производил впечатление блаженного идеалиста - именно этот человек устраивал все политические контакты Герцля,  начиная от встречи с турецким султаном и до контактов с германским кайзером Вильгельмом Вторым. Видимо, высокий идеализм счастливо сочетался в нём с крайним прагматизмом, как это часто случается с англичанами.

[4] Артур Джеймс Бальфур (1848-1930) – 50-й премьер-министр Великобритании в правительстве Ллойд-Джорджа. В годы Первой Мировой был министром иностранных дел. Принимал участие или непосредственно руководил весьма многими делами, включая «русскую революцию». В России практически неизвестен, а очень зря.

[5] Израильтяне любят возмущаться льготами и привилегиями для еврейских ортодоксов, однако высокая рождаемость в их семьях является достаточным основанием, чтобы продолжать их поддерживать на государственном уровне.

[6] Это касается и той части интеллигенции, которая кормится «борьбой с государством» - теперь она видит, что кормушка прочна и надёжна.

[7] В этой связи́ стоит заметить, что выбор иврита как государственного языка, при всех очевидных преимуществах такого решения, в перспективе было не самым лучшим. Например, немецкий язык сейчас был бы более выигрышным вариантом. Увы, Холокост поставил крест на этой возможности.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter