«Я верю в нашего Президента»: полковник юстиции Валерия Сняткова требует провести служебные расследования в УМВД Мурманской области по фактам коррупции и фальсификации уголовных дел

Игорь БаталовУказ Президента от 3 мая об отставке генерал-майора Игоря Баталова с должности начальника УМВД по Мурманской области, не потушил громкий полицейский скандал. 
 
В очередном спецрепортаже телеканала «Арктик-ТВ» «Бизнесмент-3» рассказывается о хищениях, незаконном обогащения полицейской верхушки, подделке подписей в служебных документах, коррупции и фальсификации уголовных дел в Следственном управлении полицейского ведомства, возглавляемого полковником Русланом Ялаловым, в настоящее время – врио начальника УМВД. 
 
- Но, несмотря, на официальные заявления и обнародованные доказательства полиция не торопится проводить служебные расследования и возбуждать уголовные дела, - заявила полковник юстиции Валерия Сняткова, выступившая, наряду с полковником Германом Логвиненко, главными обвинителями полицейского руководства области – генерал-майора Игоря Баталова  и его заместителя  - полковника Ялалова
 
- Мы неоднократно обращались в высшие силовые ведомства, но оперативно-следственные мероприятия по фактам служебных правонарушений не проводятся. Мы столкнулись с системным неисполнением законодательства и обращаемся за помощью к главе государства, как гаранту Конституции, - приводит слова Снятковой «Портал противодействия коррупции».  
 
Валерия СнятковаВместе со своими бывшими коллегами из органов внутренних дел Валерия Сняткова подготовила письмо на имя Президента России Владимира Путина. В заявлении изложены данные о сокрытии должностных преступлений в областном полицейском главке, факты увольнений из полиции тех офицеров, кто не побоялся обнародовать коррупционные эпизоды с участием своего руководства, - сообщают из региона. 
 
«…на сегодняшний день мы не смогли отстоять свое право открыто заявлять о фактах коррупции в правоохранительных органах… Результатом наших открытых обращений в МВД ….стало открытое преследование нас руководством УМВД», - говорится в обращении к Владимиру Путину. 
 
Все, кто жаловался на правонарушения, царящие в областной полиции, были «привлечены к дисциплинарной ответственности и уволены по отрицательным основаниям, с лишением всех льгот и привилегий, кроме пенсионного обеспечения»,  - приводится выдержка из документа. 
 
Снятие с должности Баталова, по мнению Снятковой, половинчатая мера. «Факты злоупотреблений получили широкую информационную огласку благодаря журналистам, но не стали посылом для честного расследования и привлечения к уголовной ответственности, всех кто виновен в коррупции и злоупотреблениях. МВД ограничилось тихим увольнением Игоря Баталова «без последствий», на этом все. Владимир Путин – последняя надежда всех, кто по-настоящему защищает закон. Я верю в нашего Президента», - цитирует полковника мурманский антикоррупционный сайт.
 
Более подробно в интервью с Валерией Снятковой, полковнике юстиции, бывшем замначальника следственного подразделения областного УМВД специально для АПН.
 
- Валерия Юрьевна, вы подозреваете руководство УМВД по Мурманской области в многочисленных служебных злоупотреблениях. В частности упоминаете полковника Руслана Ялалова, временного руководителя областной полиции. Какие у вас аргументы?
 
- Наши подозрения обоснованы. Я столкнулась с многочисленными фактами подделок моих подписей в служебных документах по целому ряду уголовных дел. Полковник Руслан  Ялалов, временно исполняющий должность начальника УМВД, фактически отказался расследовать фальсификации уголовных дел. Все мои ходатайства о проведении служебного расследования были отклонены. 
 
Как бывший сотрудник Следственного управления, я заявляю о «заказных» уголовных делах  в сфере ЖКХ, так называемом, «крышевании бизнеса». В 2017 г. я получила доказательства, что в семейный бюджет  начальника следственного отдела  Валентины Леоферовой в период  2012-2014 гг. поступали крупные семизначные денежные суммы, похищенные с расчетного счета теплоснабжающей организации. Эти деньги были получены ее мужем-адвокатом в качестве гонорара от тех бизнес-структур, чьи  интересы он представлял и которые, предположительно, причастны к преступлению - хищению – 35 млн. рублей. Отмечу, уголовное дело о хищении находилось под личным контролем следователя Леоферовой, а ее муж оказывал юридические услуги предполагаемым преступникам.  
 
И вот результат: законное обоснованное решение по данного уголовному делу до сих пор не принято. 35 млн. рублей теплоснабжающим организациям  не возвращены, а семья следователя Леоферовой получила крупное денежное вознаграждение от заинтересованной стороны, которая вероятно, совершила хищение и ушла от наказания.
 
Руслан ЯлаловПолковник Ялалов делал все, чтобы скрыть проступок следователя Леоферовой и не проводил служебного расследования, вплоть до вмешательства Прокуратуры Мурманской области, которая подтвердила коррупционный след в действиях начальника следственного отдела. Как итог: Ялалов вынужден были провести в отношении Леоферовой проверку, но сделал все, чтобы спасти ее от адекватного наказания, ограничившись «строгими мерами» дисциплинарного воздействия. 
 
Учитывая вышесказанное, я вправе утверждать: полковник Ялалов умышленно скрывал конфликт интересов и факты коррупции в Следственном управлении УМВД, вероятно, будучи лично заинтересованным, поскольку адекватные меры по возмещению ущерба теплоснабжающим организациям на сумму 35 млн. рублей так и не были приняты. 
 
- Широкий резонанс получила информация о многомиллионных премиях в бытность Игоря Баталова на посту начальника УМВД…
 
- Напрашивается вывод о теневой схеме по обналичиванию и присвоению бюджетных средств. Дело было поставлено на поток в 2012-106 гг., и действовал Баталов не один, а вместе с полковником Русланом Ялаловым. Ялалов, будучи начальником Следственного управления, давал команду начальникам отделов писать рапорта об оказании материальной помощи. Баталов определял размер денежного оклада, который выплачивался офицерам. Затем сотрудники возвращали 90% от полученной суммы лицам, на которых указывал Ялалов. Из этих денег формировался, так называемый, «Фонд следственного комитета». Никаких документов по расходованию этих средств никогда не предоставлялось.
 
Я настаиваю на проведение расследования по всем вышеназванным фактам и подала официальные заявления в Следственное Управление СК РФ по Мурманской области
 
- Можете ли вы назвать еще примеры «заказных» уголовных дел?
 
- Далеко за примерами ходить не надо. В начале июня этого года предприниматель Николай Субботин был приговорен к 5 годам лишения свободы за якобы вымогательство и угрозы. 
 
Но доказательств, что Субботин угрожал и совершал при этом, какие-то действия, нет.
 
Был конфликт интересов. По словам защиты, Николай Субботин передал в 2014 г. «потерпевшему» Николаю Качану собственные деньги в размере 3,5 млн. рублей по результатам сделки, а когда убедился, что условия сделки не выполнены, через полтора года потребовал вернуть деньги обратно. Свидетель, передававший деньги Качану, также утверждает, что «потерпевший» обманул Субботина.
 
Более того, есть экспертное заключение, что доказательства «вины» обвиняемого сфальсифицированы: записи переговоров с Субботиным вел не Качан, а его товарищи из «органов» причем нелегально, без разрешающих документов. Затем эти записи были скачены на смартфон Качана.
 
Однако следствие решило действовать исключительно в пользу, так называемого потерпевшего - Николая Качана, имеющего репутацию «черного риэлтера», угрожавшего людям, и неоднократного фигуранта криминальных инцидентов. Все обстоятельства, доказывающие невиновность Субботина, не были принято во внимание. При этом, оценку действиям Николая Качана, следователи не дают, хотя Уголовный процесс предполагает оценку обеим сторонам – обвиняемому и потерпевшему. Следователи не удосужились или не захотели вникнуть в суть обстоятельств – вправе ли Субботин был требовать свои деньги обратно, выполнил ли Качан перед ним свои обязательства или обманул? 
 
Считаю, что уголовное  дело велось с нарушением закона - необъективно, с фальсификацией и подтасовкой фактов, нарушениями правил оперативно-следственных мероприятий. Почему – видимо силу личной заинтересованности руководителей Следственного Управления полиции, с которыми Николай Качан дружит и, наверное, пользуется их покровительством. Я достоверно знаю, что Николай Качан неоднократно появлялся в Следственном Управлении, напрямую общался с его руководителем. Себя он позиционировал, как посредник, способный благодаря личным связям в полиции, «решать вопросы» за денежное вознаграждение.
 
В целом, складывается впечатление, что Качан организовал провокацию при поддержке работников  правоохранительных органов, с целью не возвращать Субботину его деньги.
 
Будучи на тот момент сотрудником Следственного Управления УМВД, и знакомая с материалами дела, я официально заявила, что никаких оснований для обвинений Субботина в вымогательстве нет, и предъявила претензии руководителю, сказав прямо: если Качан ваш знакомый, передайте его дело в Следственный Комитет. В подобных случаях, наличие личных связей является основанием для проведения следственных мероприятий другой правоохранительной структурой, чтобы исключить фактор субъективной заинтересованности. Однако полковник Руслан Ялалов предпочел, чтобы делом его знакомого Николая Качана, занималось ведомство, которое он возглавляет. В результате, Николай Субботин был признан виновным. Можно ли это назвать фальсификацией уголовного дела в целях наказания невиновного – судите сами.
 
- Валерия Юрьевна, что побуждает вас так настойчиво требовать проведения расследования  – чувство обиды за увольнение или что-то другое?
 
- В данном случае меня больше волнует, что заявления о преступлении приводят не к расследованию и наказанию виновных, а к обратным к результатам - репрессиям тех, кто осмелился открыто сказать о правонарушениях. Наше увольнение – наглядное доказательство, что Указ Президента о мерах по защите лиц, обратившихся с заявлениями о коррупции, фактически не исполняется. Отказ содействовать криминалу в рядах полиции стоили мне должности заместителя начальника Следственного управления УМВД. Лишилась работы не только я, но и полковник Герман Логвиненко, другие офицеры, отказавшиеся играть «по правилам» таких Баталов и Ялалов.
 
- И, все-таки, вы обратились к Владимиру Путину – значит, надежда есть?
 
- Президент – наша последняя надежда. Мы просим провести честное расследование по всем фактам коррупции, фальсификации уголовных дел и другим правонарушениям высокопоставленных сотрудников УМВД по Мурманской области, изложенным в наших заявлениях, невзирая на должности и звания. 
Мы просим объективного и справедливого рассмотрения всех обстоятельств нашего увольнения из рядов полиции. Против нас сфабриковали дисциплинарные взыскания и уволили из органов с «волчьим билетом», потому что мы не хотели содействовать совершению преступлений и открыто заявили о злоупотреблениях своего руководства. 
 
Мы верим в закон и нашего Президента.
 
Позиция Валерии Снятковой получила отклик в СМИ и социальных сетях: «…по факту МВД не проводит служебные расследования… Баталова отправили на покой и погон не лишили. В тюрьму никого не посадили. Вопрос, почему? Наверное, МВД не хочет «выносить сор из избы» и портить статистику раскрытием преступлений среди самих полицейских. «Честь мундира» дороже», – высказываются телезрители на портале «Арктик-ТВ». 
 
«По человечески жаль ее и всех кому "система" дала пинка под зад за правду. "Расследовать или не расследовать" можно перефразировать так: что важнее для товарищей генералов из Москвы - защищать закон или «не бросать своих»? Если второе, то придется констатировать – полиция стала гнездом коррупции и беззакония. Получается, что "свои" - это ворье и мерзавцы, а "не свои" - те, кто не побоялся заявить о криминале?», - пишут в пабликах жители Мурманской области.  
 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter