«Джамаат Булгар»: представители Поволжья в рядах Талибана

Распространение ваххабизма на территории Поволжья в 1990-е годы, связанное с деятельностью ближневосточных «благотворительных» фондов, иностранных проповедников и популяризацией религиозной литературы зарубежных исламистских фундаменталистов, привело к восприятию идеологических доктрин зарубежных исламистских движений частью татарского населения. Деятельность при финансовой поддержке арабских спонсоров ряда исламских учебных заведений на территории Татарстана (медресе «Йолдыз» в Набережных Челнах, медресе «Рисаля» в Нижнекамске, медресе им. Р. Фахретдина в Альметьевске), Башкортостана (медресе «Нур Ислам» в г. Октябрьский), Оренбургской (медресе «Аль-Фуркан» в Бугуруслане) и Саратовской (медресе «Саид» в Саратове) областях, в которых обучение студентов велось на основе салафитской акыды (вероубеждения), способствовала укоренению идеологии ваххабизма в среде молодежи. 

 

Постепенно во второй половине 1990-х годов в среде ваххабитов Поволжья стала находить привлекательность идея участия в вооруженном «джихаде» в тех частях света, где таковая велась, по их мнению. На тот период времени была два направления, для желающих присоединиться к этому – Северный Кавказ и Афганистан. 

 

Часть ваххабитов из Поволжья отправилась на Северный Кавказ, где присоединились к боевикам в Чечне. Вербовкой и переправкой ваххабитов из Татарстана и Башкортостана занимался Нафис Калимуллин (в криминальной среде известен как «Дед Нафис»), житель г. Азнакаево (Татарстан), который выезжал в 1996-1998 гг. вместе с руководством Набережночелнинского отделения Татарского общественного центра братьями Рафисом и Нафисом Кашаповыми для встреч с лидером чеченских боевиков Шамилем Басаевым и президентом «Ичкерии» Асланом Масхадовым. Затем Калимуллиным вместе с Хафизом Раззаковым, Шамилем Тамимдаровым и Ильгамом Гумеровым был создан «Исламский джамаат» - террористическое объединение, функционировавшее в 1996-2004 гг. и состоящее из жителей Набережных Челнов, Елабуги и Азнакаево [1]. Впоследствии трое последних были осуждены на разные сроки, однако факты участия выходцев из Татарстана в рядах боевиков на Северном Кавказе в период Второй чеченской войны (1999-2001) неоднократно подтверждались. После освобождения из заключения Калимуллин спустя некоторое время был повторно осужден за посредничество в передаче взятки [2]. 

 

Другая часть ваххабитов из Поволжья предпочла поехать воевать в Афганистан, где к 1996 году большая часть территории страны контролировалось движением Талибан. Как пишут востоковеды, «талибские идеологи и пропагандисты утверждали, что талибам удалось добиться на подконтрольной им территории мира и спокойствия, утвердить законы шариата, обеспечивающие каждому человеку, независимо от его этнической принадлежности, все права и свободы». «И после установления в Афганистане «подлинного исламского строя» и выполнения «национальной задачи» наступило время позаботиться и о братьях-мусульманах во всем исламском мире, страдающих от произвола «неверных», и выполнить свой «интернациональный долг» [3]. Это и прельстилось ваххабитам из Поволжья, которые предпочли отправиться воевать в ряды Талибана.  

 

В конце 1999 года группа из 17 человек во главе с Иреком Хамидуллиным из города Набережные Челны (Татарстан) отправились через Таджикистан на «джихад» в Афганистан [4]. В нее входили также Айрат Вахитов, Фидаиль Габидуллин, Ринат Сайфуллин, Флус Салимов, Ильдар Латыпов, Тимур Ишмуратов, братья Хусаеновы, Равиль Гумеров, Равиль Мингазов, Шамиль Хажиев, Рустам Ахмяров и др.

 

Приехав в Афганистан, эти татары создали свое землячество – «Джамаат Булгар». Вопрос о том, почему было выбрано подобное название объединению, имеет два ответа. С одной стороны, приехавшие исламисты из Татарстана, назвали свой «джамаат» в память о Волжской Булгарии, средневековом мусульманском государстве на Волге, в котором ислам был принят от Багдадского халифата. Таким образом, по этой логике, Волжская Булгария была частью исламского халифата, и называя свой «джамаат» булгарским, они давали понять, что именно этот период они видят идеалом возвращение Поволжья в состав халифата. С другой стороны, по воспоминаниям имама набережночелнинской мечети «Тауба» Айрата Вахитова, вошедшего в эту группу первых мухаджиров из Татарстана, основавших «Джамаат Булгар», их лидер Ирек Хамидуллин в 1990-е годы был булгаристом – сторонником возвращения поволжским татарам этнонима «булгары» [5], популярной в среде части татарского населения идеи. Возможно, что каким-то образом этот аспект и сыграл определенную роль в том, что за группировкой закрепилось название «Джамаат Булгар» (ведь почему-то же не стали эти татары называть свое объединение «Джамаатом Татар»).

 

Поток желающих совершить «хиджру» (переселение) в Афганистан с территории Поволжья постепенно начинал расширяться, причем уезжали не только мужчины, но переселение шло происходило целыми семьями. Религиозно-идеологическая мотивация этих татарских мухаджиров [6] (переселенцев) основывалась на желании жить в полностью исламском государстве, каким им и представлялась территория Афганистана, находившаяся под властью Талибана. Переселяясь, мухаджиры меняли свои имена на более исламские (так, тот же Ирек Хамидуллин именовался Абдуллой), отказываясь от фамилий, предпочитая брать для себя тахаллус –приставку к имени, имеющую географическую привязанность к той местности, откуда исламист был родом. Так, к примеру, среди членов «Джамаата Булгар» значатся Абу Муса аль-Татарстани (т.е. из Татарстана), Ислам аль-Башкурди (т.е. из Башкортостана), Али ар-Руси (т.е. из России), Иса аль-Кабардини (т.е. из Кабардино-Балкарии) и т.д. Т.е. география мест, откуда прибывали в «Джамаат Булгар» исламисты, была достаточно широкой.

 

Говоря о национальном составе «Джамаата Булгар», то следует сказать, что это были не только этнические татары с территории Поволжья. Среди членов объединения значатся башкиры, дагестанцы, кабардинцы и русские [7]. Известен такой факт, что одним из амиров «Джамаата Булгар» был уроженец города Дагестанские Огни (Республика Дагестан) Иса аль-Дагестани, который вначале учился в Египте в одном из исламских вузов, затем вернувшись в Россию отправился в Ижевск, где даже сумел жениться и влился в местную ваххабитскую общину. Затем из Ижевска он перебрался в Афганистан, где и присоединился к «Джамаату Булгар». В мае 2009 года он погиб в ходе боевых действий. 

 

Также постепенно этнический состав террористического объединения пополнялся за счет и уйгурских боевиков, прибывших в Афганистан из республик Центральной Азии и Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая. Поэтому в СМИ порой встречается и такое наименование группировки – Уйгурско-Булгарский джамаат. Причины объединения двух волн эмигрировавших в Афганистан исламистов – из России и уйгур Синьцзяня и Центральной Азии – не ясны, но, скорее всего, имел место быть фактор близости языков – татарского и уйгурского, который позволял боевикам найти общий язык. 

По вопросу языка общения остаются вопросы, поскольку в Интернете можно обнаружить исполняемые от лица членов «Джамаата Булгар» нашиды(религиозные песнопения) как на татарском, так и на русском языках. Основная тематика этих нашидов – это культ «джихада» как вооруженного противостояния, который обязателен для татар как мусульман. В нашидах «Это первый мой бой», «Вставайте на джихад», «В дали виднеются могилы», «Знамя Таухида поднимем мы выше», «Дороги», «Ислама лучшие сыны», «Афганистан, с тобой твой брат Вазиристан» на русском языке и «Шахитлар», «Татар», «Муджахитлар», «Елама син ана» на татарском языке и др. основная сюжетная линия песни строится именно на обязательности участия мусульман в «джихаде», понимаемом исключительно как «война с неверными». Некоторые из аудиозаписей нашидов «Джамаата Булгар» официально признаны экстремистскими и включены в федеральный список экстремистских материалов.

 

Говоря о численности «Джамаата Булгар», в открытых источниках встречаются лишь приблизительные оценки. Из видеоматериалов, появляемых в Интернете, на которых запечатлены тренировки боевиков «Джамаата Булгар», можно увидеть их численность до 50 человек. Однако это число явно непостоянно, поскольку «Джамаат Булгар» существует более 15 лет, что означает, что какая-то часть членов группы погибала, присоединялись новые исламисты, а учитывая устойчивость ее существования, в ней должно быть несколько больше, чем полсотни человек, пусть и начиналась она с 17-ти жителей из Набережных Челнов. Не будем забывать, что «Джамаат Булгар» - это не только мужчины, это и их жены с детьми.

 

Так, в одном из своих интервью председатель Набережночелнинского отделения Татарского общественного центра Рафис Кашапов сообщал, что в его организацию обращались желающие отправиться на «джихад» в Афганистан, прося выдать им своего рода сопроводительное письмо от ТОЦ, чтобы вместе с ним пересечь границы стран Центральной Азии: «Даже женщины просились. Человек сто, наверно, обращались. Если хотите, поезжайте... Но они ведь просят у меня бумагу от Набережночелнинского ТОЦ на фирменном бланке. Дескать, это поможет им пройти через азиатские республики. Но я ничего не подписал» [8]. Трудно понять, насколько реальна озвученная Кашаповым даже примерная цифра намеревавшихся отправиться в Афганистан, но интервью ценно тем, что Кашапов признает сам факт того, что тенденция к переселению в Афганистан имела места быть в Татарстане. 

 

В СМИ встречались упоминания даже о 400 состоящих в «Джамаате Булгар» человек со ссылкой на интервью с исламистом из другой террористической организации «Имарат Кавказ» [9], однако здесь надо понимать, что для любой незаконной военизированной структуры крайне важным для демонстрации собственной значимости является стремление к завышению численности членов. 

 

Впрочем, на наш оценочный взгляд, приблизительная численность «Джамаата Булгар» в разные периоды составляла 200-250 человек.

 

Среди экспертов нет однозначного ответа, к какому идеологическому течению радикального исламизма относить «Джамаат Булгар». С одной стороны, формирование является подразделением движения Талибан. Несмотря на то, что Талибан признан в России террористической организацией, в вопросах мазхаба движение Талибан относится к ханафитской религиозно-правовой школе ислама, распространенной в Поволжье.  Здесь важно уточнить, что несмотря на одинаковость мазхаба между мусульманами Поволжья и Афганистана, надо различать практику его применения. Очевидно, что мусульмане Поволжья придерживаются умеренного принципа следования ханафитскому мазхабу, в отличие от той радикальной его интерпретации, применяемой Талибаном. 

 

С другой стороны, к Талибану присоединялись и ваххабитские организации такие, как, к примеру, террористическая «Аль-Каида» во главе с Усамой Бен Ладеном. Поэтому некоторые исламоведы относят «Джамаат Булгар» к крайним салафитам-джихадистам[10].  Другие эксперты считают, что идеологическая доктрина «Джамаата Булгар» близка к движению «Такфир ва аль-Хиджра» («Обвинение в неверии и Исход»), возникшему в 1970-е годы в Египте.В основе идеологии этого лежит обвинение в неверии тех мусульман, которые неразделяют радикальные убеждения «Такфир ва аль-Хиджра». На практике это выражается в том, что мусульмане должны совершить хиджру на территорию «Дар-аль-Ислам» («земля ислама»), пройти там определенную боевую и идеологическую подготовку, с тем, чтобы затем вернуться на территорию «Дар-аль-куфр» («земля неверия»), чтобы там развернуть джихад [11]. Причем объектом нападения могут быть и другие мусульмане. И случаи того, когда члены «Джамаата Булгар» возвращались из Афганистана обратно в Поволжье, чтобы совершить «джихад» на его территории, известны.

 

Наиболее характерный пример относится к 2009 году, когда житель Баймакского района Башкортостана, русский по национальности, Павел Дорохов (1970-2008) вернулся в 2007 году в республику из Афганистана, где в 2006-2007 гг. прошел боевую подготовку в «Джамаате Булгар», завербовал жителя г. Салават (Башкортостан) Рустема Зайнагутдинова, с которым они стали вербовать других мусульман в Башкортостане, чтобы устроить теракт. В 2008 году они запланировали организовать взрывы станции водозабора «Салаватводоканала» и хранилища жидкого аммиака на предприятии «Салаватнефтеоргсинтез». Однако осуществить задуманное террористам не удалось: 28 августа 2008 года Зайнагутдинов был задержан, а Дорохов был застрелен у себя на квартире при задержании, поскольку оказал сопротивление. Зайнагутдинов в конечном счете был приговорен к 15 годам лишения свободы [12].

 

В среде «Джамаата Булгар» можно выделить несколько ярких фигур, жизненный путь каждой из которых весьма примечателен своей извилистостью. 

Так, имам набережночелнинской мечети «Тауба» Айрат Вахитов (более известный по своему прозвищу «Салман Булгарский»), выпускник медресе «Йолдыз», был в среде той первой группы уехавших мухаджиров в Афганистан в конце 1999 года [13]. Впрочем, до прибытия в Афганистан он вначале искал путь на «джихад» в Чечню в лагере «Кавказ», куда выехал в январе 1999 года. Через какое-то время он был заподозрен чеченскими боевиками в сотрудничестве с российскими спецслужбами, из-за чего его даже продержали определенное время в зиндане, однако впоследствии боевики Вахитова отпустили (одной из причин такой реакции чеченских боевиков на приехавшего единомышленника из Татарстана было то, что Вахитову не понравилось поведение арабских инструкторов в лагере «Кавказ», что он посчитал отступлением от норм исламской морали и о чем он стал говорить вслух, в итоге его и обвинили в сотрудничестве с российскими спецслужбами [14]). Испытав неудачу на Северном Кавказе, он вернулся в Татарстан, где его арестовали и заключили на 2 месяца в СИЗО г. Мензелинска. Вскоре его выпустили, и тогда по предложению Ирека Хамидуллина, который тоже выезжал В Чечню в 1998-1999 гг. в лагерь «Кавказ», Вахитов присоединился к его группе, и они все отправились через Таджикистан в Афганистан. 

 

В 2001 году после теракта 11 сентября в Нью-Йорке США, обвинив в причастности к этому «Аль-Каиду», начали военную кампанию в Афганистане: была свергнута власть «Талибана», союзника «Аль-Каиды». Среди взятых американскими солдатами в плен боевиков «Талибана» оказались и члены «Джамаата Булгар», среди которых были татары Айрат Вахитов, Тимур Ишмуратов, Равиль Гумеров, Равиль Мингазов, Шамиль Хажиев и Рустам Ахмярови 2 кавказца из Кабардино-Балкарии Расул Кудаев и Руслан Одижев. Они были арестованы и перенаправлены в печально знаменитую американскую тюрьму Гуантанамо на Кубе.

 

Когда стало известно, что россияне оказались в Гуантанамо, Генеральная прокуратура России обратилась в США с требованием вернуть их в Россию. Подключилось и Министерство иностранных дел России. 7 россиян согласились вернуться в Россию, только Равиль Мингазов отказался возвращаться в Россию, испугавшись того, что в России его могут посадить в тюрьму. 

 

Вернувшихся в Россию узников тюрьмы Гуантанамо в марте 2004 года вскоре отпустили, не найдя в их действиях в Афганистане криминала. Видимо, тогда российские правоохранители не смогли доказать их вины. Сейчас же за участие в террористических организациях в зарубежных странах россиян арестовывают и приговаривают к тюремным срокам.

 

Судьба вернувшихся в Россию узников Гуантанамо сложилась по-разному. Уроженец Башкортостана, проработавший до отъезда на «джихад» в Афганистан старшим лейтенантом милиции Шамиль Хажиев поспешил уехать из России в Нидерланды, где он получил политическое убежище и сейчас проживает там. Расул Кудаев и Руслан Одижев принимали участие в нападении боевиков на Нальчик (Кабардино-Балкария) в октябре 2005 года (Кудаев в настоящее время приговорен к пожизненному лишению свободы, а Одижев в 2007 году был убит в ходе операции российских спецслужб). 

Айрат Вахитов, хоть и задерживался вместе с Рустамом Ахмяровым в 2005 году по подозрению в совершении теракта на территории Татарстана, поспешил уехать из России обратно в Афганистан, откуда он вскоре перебрался в Турцию, где занимался переводом на русский язык тафсира (сборника комментарий) Корана средневекового богослова Исмаила ибн Касира (1301-1373). Когда началась в 2011 году война в Сирии, Вахитов поехал туда на «джихад», но вскоре он вернулся обратно в Турцию, откуда стал в Интернете агитировать татар из России ехать в Сирию. 6 июля 2016 года его арестовала турецкая полиция: Вахитова подозревают в причастности к теракту в аэропорте Стамбула 28 июня 2016 года. В настоящий момент в отношении него в Татарстане возбуждено уголовное дело. 

 

Тимур Ишмуратов и Равиль Гумеров были обвинены в причастности к теракту в Бугульме в 2005 году, где был взорван газопровод. Их приговорили к длительным срокам отбывания в колонии строго режима: Ишмуратов отбывал наказание в Пермской крае, Гумеров – под Сургутом. В настоящий момент они уже отбыли наказания. 

 

Свержение американцами Талибана в Афганистане в 2001 году привело к тому, что часть боевиков из них передислоцировалась в соседний Пакистан, на территорию его провинции Северный Вазиристан. Туда же перебазировался «Джамаат Булгар», разместившись в районе деревни Дегон [15]. Отметим, что оккупация американцами Афганистана не остановила ваххабитов из Поволжья и Урала от намерения продолжить перебираться на его территорию, а также в соседний с ним Пакистан. В биографиях многих террористов, ставших известными в 2010-е годы в Татарстане, частенько значится пребывание в Афганистане и Пакистане на «джихаде». Так, в 2006-2007 годах в составе «Джамаата Булгар» были Альфред Ахмадулин и Азат Валишин, которые по приезду домой в родной Чистополь (город в Татарстане) в 2011 году планировали устроить теракт, но были вовремя арестованы и в итоге осуждены.

Отказавшийся возвращаться в Россию 48-летний житель поселка Новый возле г. Набережные Челны (Татарстан) Равиль Мингазов с 2002 года находится в печально известной американской тюрьме Гуантанамо для исламских террористов. Его история – это пример татарина, который встал на путь международного терроризма, за что в итоге значительную часть своей жизни провел в американской тюрьме.

 

После окончания службы в армии в 1995 году, где он дослужился до прапорщика, Мингазов вернулся в родные края и устроился работать заведующим продовольственным складом на воинскую часть МЧС России, расположенную в его поселке. Став верующим мусульманином, он принялся много штудировать религиозной литературы, пока в 2000 году вместе с женой Дилярой и малолетним сыном Юсуфом не решил совершить «хиджру», уехав вначале в Таджикистан. Оттуда он в 2001 году перебрался в Афганистан, где присоединился к талибам. Когда началось вторжение американцев в эту страну, Мингазов переправился в соседний Пакистан, где стал обучаться в одном из медресе. Однако в 2002 году возле Фейсалабада он был арестован на квартире Абу Зубейда, одного из лидеров «Аль-Кайды», и обвинен в связях с террористами, после чего его отправили в тюрьму в Баграм (Афганистан), откуда в октябре 2002 года его доставили в Гуантанамо. Оказавшись в американской тюрьме, Мингазов полностью отрицал свою связь с террористами, однако в 2004 году, когда Генпрокуратуре России удалось добиться от США передачи арестантов в Россию, и для Мингазова представилась возможность вернуться домой, он категорически отказался возвращаться (в итоге только семеро россиян вернулись и были помещены в тюрьму, однако доказать их связи с талибами российская прокуратура почему-то тогда не смогла, и всех их отпустили). Мингазов свое нежелание возвращаться в Россию обосновывал тем, что в американской тюрьме ему будет лучше, чем в российской (в 2002 году в России на него возбуждено уголовное дело по статьям «Незаконный переход государственной границы», «Организация преступного сообщества» и «Наемничество»). В итоге он продолжил сидеть в тюрьме в Гуантанамо.

 

За это время его семья перебралась в Великобританию, где его родные проживают в статусе политических беженцев. После долгих лет нахождения в Гуантанамо Мингазов обратился с просьбой освободить его из тюрьмы и дать возможность воссоединиться с семьей и ни в коем случае не возвращать в Россию. Адвокат Мингазова Гэри Томпсон характеризовал своего подзащитного как «доброго и мирного человека, который в случае освобождения не причинит никому вреда» [16]. В итоге Мингазов был освобожден в январе 2017 года.

 

Судьба 57-летнего уроженца Набережных Челнов (Татарстан) Ирека Хамидуллина сложилась иначе: он вошел в историю как первый террорист из Татарстана, приговоренный к пожизненному сроку американским судом. Такой приговор ему вынес суд штата Вирджиния за участие в террористической деятельности в рядах Талибана в Афганистане.

 

Ирек Хамидуллин закончил Казанское танковое училище и в 1980-е годы служил в составе советского ограниченного воинского контингента в Афганистане. Вряд ли в те годы он представлял, что спустя какое-то время вернется обратно в эту страну для участия в войне на стороне тех, против кого в свое время воевал как советский солдат. В 1990-е годы Хамидуллин стал набожным верующим мусульманином, решив вскоре совершить «хиджру» в Афганистан. Найдя таких же сторонников в родном городе, он через Таджикистан перебрался туда, основав «Джамаат Булгар». 

 

В 2002 году Хамидуллин был схвачен при переходе афгано-пакистанской границы и 1,5 года провел в тюрьме в Исламабаде. 15 апреля 2004 года он вернулся в Россию, однако ему не было предъявлено никаких обвинений. Он быстро оформил документы для выезда в Судан, откуда переправился обратно в Афганистан. Уже там в октябре 2009 года он с группой сподвижников организовал нападение на американский блокпост, однако был схвачен американскими военными. До 2014 года его держали в тюрьме Парван под Баграмом (там американцы содержали всех пленных из других стран, воюющих против США в Афганистане). Сидя в тюрьме, он отказался от встречи с сотрудниками российского посольства. В 2014 году его перевезли в США, где начался над ним судебный процесс. На суде подсудимый не считал, что совершил какое-то преступление, не было у него раскаяния, поскольку свое участие в войне против американских солдат он считал своей священной обязанностью [17]. 

 

Несмотря на то, что адвокат Хамидуллина настаивал на 30-ти годах лишения свободы для своего подзащитного (в качестве смягчающего обстоятельства защитников указывался факт сотрудничества подсудимого со следствием), суд присяжных признал его виновным [18]. В итоге террорист из Татарстана получил пожизненный срок наказания. Ирек Хамидуллин стал первым и пока единственным татарином, который приговорен американским судом как террорист. Отметим, что его жена и дети покинули Россию: супруга и сын отправились в Йемен, а две дочери проживают в Турции.

 

До 2010 года пропагандистские материалы «Джамаата Булгар» размещались в Интернете на одном из сайтов, однако в июне 2010 года по требованию Центра по противодействию экстремизму МВД по Татарстану были признаны экстремистскими и заблокированными, что в 2011 году было поддержано региональной прокуратурой, которая идентифицировала их как принадлежащими к запрещенной в России террористической организации «Такфир ва аль-Хиджра» [19]. После чего ресурс был заблокирован. Сейчас пиаром «Джамаата Булгар» занимается на своем сайте некто Абдульазиз Казанлы, где он рассказывает биографии боевиков «Джамаата Булгар». Из его рассказов можно узнать о социальном составе членов этого объединения, мотивов, которые двигали этими людьми, решившими совершить «хиджру» в Афганистан и присоединиться к «джихаду».

 

Определенный поворот в историю «Джамаата Булгар» внесла война в Сирии, начавшаяся в 2011 году, которая также привлекла татарских ваххабитов как территория «джихада». Случаи выезда из Поволжья в Сирию стали фиксироваться с 2012 года, причем количество уехавших было гораздо больше, чем уехавших в Афганистан за весь период с начала 2000-х годов. Как и во Афганистане, приезжающие из России ваххабиты старались создавать землячества, что в условиях иноязычного окружения было вполне объяснимым. В Сирии в 2013 году появился «Татарский джамаат» [20], в 2015 году стало известно, что в Сирии существует «Джейш аль-шомал аль-ислами» («Исламская северная армия»), которую возглавляет Сайфуддин аль-Татари (настоящее имя неизвестно), т.е. татарин. По данным ФСБ, на 2017 год в Сирии воюет 400 выходцев из Поволжья. 

 

К тому, что происходит на Ближнем Востоке, решили не остаться безучастными боевики из «Джамаата Булгар», которые в июле 2016 года из Пакистана перебазировались в Сирию. По прибытию они объединились с другими татарскими террористами из «Исламской северной армии» создали джамаат «Джунуд Аль-Махди» («Солдаты аль-Махди»), состоящей из жителей Татарстана и Урала [21]. Возглавил джамаат «Джунуд Аль-Махди» Сайфуддин аль-Татари [22]. 

 

История «Джамаата Булгар» в виде формирования «Джунуд Аль-Махди» теперь продолжается в Сирии. Пока непонятно, целиком ли «Джамаат Булгар» переселился в Сирию или же только часть боевиков, а остальная осталась в Вазиристане. Но очевидно, что тот факт, что российские мусульмане участвуют в военных действиях на Среднем и Ближнем Востоке в рядах боевиков, говорит о вовлеченности исламистов с территории Поволжья в международный террористический интернационал.

 

Примечания:

1. Сафаров А.А.Закат казанского феномена. История ликвидации организованных преступных формирований Татарстана. - Казань: Татарское книжное издательство, 2012. - С.218-224

2.Плотникова И.Дед Нафис из «Исламского джамаата» погорел на «взятке для прокурора»// «Реальное время». 28 февраля 2017 года. 

3.Сикоев Р.Р. Талибы: религиозно-политический портрет. 2-е изд. - М.: Институт востоковедения РАН, Издательство «Крафт+», 2004. - С.205 

4. Метелева С. Живи и дай умереть другим. Милостью Аллаха и Уголовного кодекса вербовщик террористов остается на свободе// «Московский комсомолец». 28 июля 2004 года. 

5. Харрасова Л. Радикализмда шикл?нелг?н Х?мидуллин 90 еллар башында болгарчы булган[Обвиненный в радикализме Хамидуллин в начале 90-х годов был булгаристом] // «Азатлык Радиосы», 29 июля 2015 года. 

6. Сулейманов Р.Р. Современные татарские мухаджиры из Поволжья в странах зарубежного Востока: формирование, самоорганизация, идеологические установки // «Мусульманский мир». - 2017. - №1. - С.6 

7. Эмануилов Р.Я., Яшлавский А.Э. Террор во имя веры: религия и политическое насилие. - М.: Мосты культуры, 2011. - С.263

8. Постнова В.Воины джихада с берегов Камы// «Независимая газета», 16 апреля 2002 года.

9.Мальцев В. Кто грозит России переносом джихада из Сирии в Поволжье// «Life», 13 июля 2016 года. 

10. Шагавиев Д.А. Исламские течения и группы. - Казань: ЧУ «ИД «Хузур» - «Спокойствие», 2016. - С.226-228

11. Конференция «Такфир ва аль-Хиджра» в России: идеология, распространение, меры противодействия // «Мусульманский мир». - 2014. - №1. - С.144-148

12. Пухарева Н. Как россиянину не превратиться в биоресурс для «Аль-Каиды»// «Республика Башкортостан». 22 июля 2009 года. 

13. Силантьев Р.А.Новейшая история исламского сообщества России / 2-е изд., исправленное и дополненное. - М.: Информационно-издательская продюсерская компания «ИХТИОС», 2006. - С.174

14. Суриков В. Российские наемники: вымысел и правда // «Независимая газета». 27 июня 2000 года.

15. Сулейманов Р.Р.Мусульмане Поволжья в рядах Талибана и ИГИЛ: масштаб проблемы, механизм вербовки, последствия // Россия и Восток: взаимодействие стран и народов: Труды Х Всероссийского съезда востоковедов, посвященного 125-летию со дня рождения выдающегося востоковеда Ахмет-Заки Валиди Тогана. Книга 1. - Уфа: ИИЯЛ УНЦ РАН, 2015. - С.209

16. Равиль Мингазов: Уж лучше Гуантанамо, чем российская тюрьма// «Islam News», 22 июня 2016 года. 

17. Козловский В. За что "талибу из России" Хамидуллину дали пожизненное// «Русская служба ВВС», 5 декабря 2015 года. 

18. Россиянин Ирек Хамидуллин приговорен в США к пожизненному заключению за участие в «Талибане»// «Коммерсант», 4 декабря 2015 года. 

19. В поле зрения прокуратуры Татарстана снова попали экстремистские организации// «REGNUM». 28 июня 2011 года.

20. «Исламское государство»: сущность и противостояние. Аналитический доклад / Под общей редакцией Я.А. Амелиной и А.Г. Арешева. - Владикавказ: Кавказский геополитический клуб, 2015. - С.80

21. Ваганов И. Исламские террористы-выходцы из России грозятся «объявить джихад режиму Путина»// «Колокол России», 7 июля 2016 года. 

22. Сулейманов Р.Татарские джамааты в Афганистане и Сирии ждут пополнения// «Независимая газета», 14 декабря 2016 года. 

Доклад на Международной научно-практической конференции «Россия и исламский мир: направления взаимодействия и поиски ответа на вызовы современности» (21-22 сентября 2017 года, Казань)

 

Опубликовано:

Сулейманов Р.Р. Джамаат Булгар: представители Поволжья в рядах Талибана // Россия и исламский мир: направления взаимодействия и поиски ответа на вызовы современности: Материалы Международной научно-практической конференции. Казань, 21-22 сентября 2017 г. / Отв. ред. Р.Ф. Патеев. – Казань: Фолиант, 2017. – С.307-320

 

 


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter