Няши и химия

Итак. Самая важная и актуальная информация, которой мы располагаем к текущему часу.


Бывший полковник ГРУ, а затем английский шпион Сергей Скрипаль и его дочь Юлия отравлены секретным химическим оружием в тихом британском городке Солсбери.


Неизвестные злоумышленники, применив клейкую массу неустановленного состава (по последним данным — кашу гречневую) нанесли смертоносное вещество «Новичок» на ручку входной двери дома Скрипалей.


Препарат жуткий и сложный, убивает быстро и страшно, противоядия не существует. При этом Сергей Скрипаль до сих пор жив, а Юлия почти что уже и здорова. Слава Богу, разумеется.


Но кто же организовал эту циничную и зловещую криминальную спецоперацию?


Единственной виновной за эту циничную и зловещую криминальную спецоперацию назначена, естественно, Россия.


Которая обязана смиренно признать свою ответственность и понести заслуженное наказание.


И вот глава британского МИД Борис Джонсон даёт программное интервью Жанне Немцовой: установлено, вне всякого сомнения, что токсин «Новичок», которым отравили Сергея Скрипаля, российского производства.


Так сказали Борису Джонсону учёные химики из славной лаборатории «Портон-Даун». Соответсвенно, вину России следует считать полностью доказанной.


А затем (не далее как прошлым вечером) внезапно выяснилось, ко всеобщему разочарованию, что Борис Джонсон нам немножко наврал.


И что национальность скандального вещества химические эксперты ни в одном слове с Джонсоном не обсуждали. Они понятия не имеют, откуда взялась эта отрава. И со всей уверенностью могут сообщить встревоженной общественности только одно: производство такого замысловатого вещества вряд ли возможно без господдержки.


Как грустно, джентльмены. Как грустно. И что же теперь делать?


Видимо, придётся обратиться к альтернативной редакции обвинения, а именно к версии Терезы Мэй. Там формулировки действительно чуть более хитроумные.


Там — это в той самой легендарной презентации на шесть слайдов. Где единственный содержательный довод занимает не более половины слайда номер три.


И выглядит он примерно так:


«Из всех стран мира только Россия имела одновременно возможность, намерение и мотив осуществить такое преступление».


Неплохо. И было бы даже убедительно.


Если бы почтенная политическая женщина Тереза Мэй подробно разъяснила, в чём выражалось это «намерение».


И особенно — каков был «мотив» у России в сезон президентских выборов, накануне чемпионата мира по футболу, а также с учётом непростой международной обстановки заниматься ликвидацией какого-то несчастного и печального, давно уже вышедшего на пенсию шпиона.


Но Тереза Мэй не хочет объяснять подробно. Она предпочитает рассуждать абстрактно.


«Россия очень плохая, она Крым оккупировала, американские выборы поломала, умеренных сирийских террористов обижает. Ну и кто же, по-вашему, отравил Скрипаля?»


Да кто угодно.


Любая страна, имеющая одновременно возможность, намерение и мотив организовать громкую антироссийскую провокацию.


И единственная, способная сделать это на территории Британии. Где образцовое полицейское государство. И без троекратного согласования с уполномоченными лицами лишний раз чихнуть затруднительно. Не то что применить химическое оружие. И уйти незамеченным.


Только одна страна наделена уникальным правом безнаказанно хозяйничать в Британии, как у себя дома. Собственно Британия.


И если Тереза Мэй настаивает, что возможность, намерение и мотив, взятые в совокупности, являются достаточным доказательством несомненной вины, её заявление равносильно явке с повинной.


Борьба с русской угрозой — это очень хороший бизнес. Особенно когда эту угрозу сам же и создаёшь.


У России, в отличие от Британии, намерение и мотив отравить Сергея Скрипаля полностью отсутствуют. Неудивительно, Мэй довольно неуклюже подменяет их пошлой демагогией на тему «плохой репутации и агрессивного поведения».


Хорошо, давайте поговорим о репутации.


Знаете, химическое оружие — замечательная вещь. Но есть у него и одна специфическая, довольно неприятная особенность.


Это оружие всегда очень тяжело искать там, где его нет. Только самые талантливые и старательные сыщики способны справиться с этой нетривиальной задачей.


В прошлый раз химическое оружие проницательные британские агенты обнаружили, как мы помним, в Ираке.


Где собрали о его существовании столько бесспорных свидетельств и неопровержимых улик, что хватило на полноценное досье. Соавтором которого выступил лично Тони Блэр.


NB: согласно общепринятому мнению, ответственность за войну в Ираке лежит полностью на Джордже Буше, коррумпированных церэушниках, Колине Пауэлле с его фальшивой пробиркой и т. д. Это мнение ошибочное. Ирак — это не только американская, но ещё и отдельная британская история.


Когда стало совсем уже понятно, что сведения из «иракского досье», мягко говоря, не во всём совпадают с объективной реальностью, серьёзные люди официально признали «уникальный научный документ» фуфлом и спросили у Тони Блэра, как же так получилось.


Тони Блэр ответил буквально: «Сорян».


И всем сразу же стало понятно, какой он хороший, порядочный и честный человек. Искренне переживает о случившемся досадном недоразумении. Действительно, перепутали наблюдатели пустое место со складом зарина. Померещилось — бывает. С каждым может случиться. Освещение плохое, соринка в глаз попала.


Ваши репутационные издержки всегда равны нулю, если вы «няша» и «нечаянно».


А что в Ираке теперь ИГ — так при Хусейне всё равно хуже было (добавил Блэр, не моргнув глазом).


Тем более что есть же специально для таких случаев очень неприятный Джордж Буш, весь такой косноязычный и косорылый деревенщина — пусть он и будет во всём виноват. А у Британии безупречная репутация.


Теперь примерно те же самые люди настроились искать химическое оружие в России. Точнее, химическое оружие российского производства в Британии, но невелика разница.


Интересоваться, насколько они компетентные и добросовестные специалисты, бессмысленно и даже неприлично. Главное, что «люди-то хорошие». А хорошим людям надо верить на слово. И тогда, и сейчас, и всегда.


Хорошие люди врать не будут. А если непреднамеренно ошибутся, то потом обязательно извинятся. Как-нибудь, лет через двадцать. Сразу после завершения спровоцированной ими третьей мировой войны.


Хорошо. Последнее крохотное замечание. В случае «иракского досье» — пусть и без единой капли правды — они там они хотя бы были.


Слова. Которым предлагалось верить.


В случае «дела о ядовитом «Новичке» верить просто не во что. Слов не существует.


«Россия виновна, потому что так сказали в «Портон-Дауне». Зеро. В «Портон-Дауне» про Россию ничего не говорили.


«Россия виновна, потому что мотив и намерение». Зеро. Нет у России в отношении Скрипаля ни мотива, ни намерения. Либо расскажите о них.


«Россия виновна, поскольку у неё дурная репутация». Зеро. От профессиональных фальсификаторов чужих репутаций такие доводы неприемлемы.


Сколько вы уже состряпали «плохих парней» — и хоть бы один из них оказался реально виновен в том, что ему предъявляли.


До сих пор нет ни одного доказательства, что Асад использовал химическое оружие (опять химия, да что же такое!) против сирийского народа. И это не я говорю — это генерал Мэттис говорит. Уму непостижимо!


«Россия виновна, потому что на стороне Британии весь цивилизованный западный мир».


Во-первых, не весь. Во-вторых, знаете, в журнале Time вот прямо уже сейчас выражают сдержанные опасения, что это ненадолго.


А теперь давайте просто представим, что однажды, в ближайшем будущем, международное сообщество всё-таки признает любые нынешние обвинения против России из Лондона полностью несостоятельными. Ну, как с тем досье. «Фуфло ваши разведданные».


Что будет? Понятно. «Сорян» будет. И больше ничего. Всё по-старому.


Но всё-таки. Дорогие товарищи англичане! Если на России нет вины и химического оружия при ней не обнаружено…


Кто же тогда отравил Скрипаля?

 


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter