Яд измены

Избирательная кампания в России идет на удивление вяло. Верховный кандидат гордо шествует по головам конкурентов, те же делают всё, чтобы он получил не меньше 80 процентов голосов. «Коммунист» Грудинин отбивается от соперников золотыми слитками, почти как Жорж Милославский из фильма Гайдая. Жириновский собачится с Собчак, видимо, специально к 8 марта пытаясь подсобрать женских голосов. Ксения Анатольевна запрашивает разрешение Киева на агитацию в Крыму. Вопрос «А что Титов?» повис в воздухе за отсутствием желающих услышать ответ. Про Бабурина и Сурайкина никто не спрашивает и этого. Ах да, в воздухе еще чувствуется небольшая примесь Явлинского, но ею уже привыкли пренебрегать.


Словом, если в АП стремились показать миру избирательный спектакль, хоть сколько-нибудь отличный от выборов в азиатских деспотиях, то это задание столь оглушительно провалено, что Сергею Кириенко, видимо, следует ожидать перевода на другую работу.


А вот за пределами Российской Федерации наша избирательная кампания проходит значительно веселее. У нас, например, всякий раз только говорят о «сакральной жертве» под выборы, но, слава Богу, разговорами всё и ограничивается. А вот англичане – люди дела. За две недели до выборов президента РФ в английском городе Солсбери был отравлен неизвестным веществом бывший полковник ГРУ, изменник Сергей Скрипаль. Да еще и не один, а вместе с молодой и красивой дочерью – сюжетный ход, достойный Достоевского.


Естественно, вся мыслящая Британия, от газетных шавок до ищеек Скотланд-Ярда, немедленно бросилась по «русскому следу». Еще бы – ведь случай Скрипаля так похож на случай Александра Литвиненко! Оба русские, оба были разведчиками, оба стали предателями, оба отравлены, один в Лондоне, другой неподалеку.


Хотя на самом деле аналогия хромает на обе ноги.  И даже заставляет вспомнить известный литературный анекдот о Байроне и Наровчатове.


Ну посудите сами. Литвиненко был молодой, энергичный, он обличал, разоблачал, он написал две книги, в которых обвинил российское руководство в страшных преступлениях. Он сотрудничал с Березовским, который в то время еще воспринимался всерьез в качестве мрачного гения российской оппозиции, плетущего заговоры против Кремля, в том числе и в среде силовиков. Но даже тогда, в 2006 году, когда Скрипаль только-только был осужден за измену Родине, Литвиненко как серьезную угрозу не воспринимали и было очень сомнительно, что российская власть каким-то образом нуждается в его смерти.


Как же выглядит на этом фоне Скрипаль? Ему 66 лет, в ГРУ он не работает уже почти два десятилетия, с момента обмена на Анну Чапман и компанию тихо живет в английской глубинке, рядом со своим вербовщиком, на иудины сребреники, полученные от MI-6. С заявлениями не выступал, в контактах с оппозиционной лондонской эмиграцией вроде бы тоже не замечен. Да и в России о нем давно забыли.


Иными словами, перед нами человек, который ничем не интересен и никому не опасен. Чем в «русский след», проще поверить, например, в версию попытки самоубийства, тем более что в последние несколько лет Скрипаля преследовали несчастья в личной жизни: он потерял жену и сына. Проще поверить в пищевое отравление в одном из соседних ресторанов: мало ли, невнимательный повар взял и бросил в кастрюльку вместо соли другой белый кристаллический порошок – британцы говорят про сильнодействующий опиоид фентанил.


Но скорее всего Скрипаля и его дочь все-таки отравили специально.  А поскольку российской власти это в принципе не может быть нужно, а уж за две недели до президентских выборов тем более, то здравый человек должен сделать единственный вывод: это отравление – антироссийская провокация.  И расследовать его нужно именно как антироссийскую провокацию, то есть по идее пресловутый Скотланд-Ярд должен сейчас проверять все действующие на территории Великобритании антироссийские силы, пытаясь найти среди них ту, которая могла решиться на эту провокацию и имела возможность ее устроить.


Беда в том, что вся Британия состоит из антироссийских сил. Это и община лондонских «политических эмигрантов», разных чичваркиных, которые то и дело ходят с плакатами к российскому посольству и выпускают истеричные воззвания. Это и MI-6, бывший работодатель Скрипаля, который вполне мог утилизировать ставший ненужным биоматериал. Наконец, в ряду таких сил и само британское правительство, чей министр иностранных дел, Борис Джонсон, поспешил выступить не только с подозрениями в адрес России, но и с проектом новых санкций – так, он предложил «изменить формат» участия сборной Англии в футбольном чемпионате мира.


Скорее всего, полноценного расследования не будет. Будут, возможно, разные малодоказательные инсинуации на тему «русского следа» - например, в России обнаружат какую-нибудь подпольную лабораторию по производству фентанила, из чего будет сделан вывод о российском происхождении этого химиката. Опыт таких полурасследований или недорасследований накоплен, достаточно упомянуть о катастрофе авиарейса МН-17 над Донбассом.


При этом провокаторы, видимо, даже не старались подставить конкретного человека, связанного с Россией, еще одного Лугового, или оставить иные указывающие на Россию улики. Зачем усложнять задачу? В 2006 году, когда погиб Литвиненко, никакой единой скоординированной антироссийской кампании в мире не было, к тому времени Владимир Путин еще даже не произнес свою Мюнхенскую речь. К настоящему же времени такое событие как «отравление русского перебежчика» - это лишь эпизод в непрерывном потоке негативной информации о России и русских, который нуждается в постоянной подпитке и отчасти уже самовоспроизводится. Если Сергей Скрипаль все-таки очнется от своего тяжелого сна, ему, наверное, будет не очень лестно узнать, что единственная цель случившегося с ним – поддержание плотности этого потока. Каждый день, а желательно и каждый час в уши западного обывателя должен вливаться какой-то антироссийский яд. Это тоже умышленное отравление, только яд действует медленнее.


Как говорят циники, вовремя предать – значит предвидеть. Вовремя предал, скажем, Олег Калугин – и припеваючи доживает в США остаток дней. А Сергей Скрипаль предал невовремя, опоздал к пиршеству измены. И заплатил за это по полной: позор, тюрьма, участь никому не нужного эмигранта, потеря близких, теперь нынешнее состояние между жизнью и смертью. Мало того, за грехи отца заплатила 33-летняя Юлия Скрипаль, скромная работница компании PepsiCo.


Вот, казалось бы, еще один урок потенциальным предателям. Кому-то он, наверное, пойдет на пользу. Но увы, человеческая природа неисправима, и кто-то непременно решит: весь фокус в том, чтобы выбрать правильный момент.


 
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter