Вызов

Есть такой дурацкий анекдот про Холмса и полицейского Лестрейда. Холмс идёт по улице и говорит Ватсону: «Угадайте-ка, Ватсон, чем отличается полицейский от осла?» Тут подкравшийся Лестрейд грозно спрашивает: «И чем же?» Холмс делает вид, что смущается и говорит: «А… а… ничем!» Лестрейд на это говорит «То-то же!» и гордо уходит. Ватсон и Холмс смеются.

 

Анекдот, согласитесь, глупый. Но не менее глупо выглядят сторонники Навального, когда им задают вопрос – «а чем Навальный отличается от Путина?» То есть они-то как раз начинают искать различия. Но все найденные различия сильно напоминают разницу между ослом и полицейским. Типа – «у осла длиннее уши». Чем это лучше – непонятно.

 

Чтобы убедиться в этом, достаточно набрать в поисковике запрос «Чем Навальный лучше Путина?» По идее, миллионы сторонников Навального должны отвечать на него на раз-два-три. Вместо этого я читаю вот такое: «Навальный лучше Путина тем, что он не является выходцем из КПСС, КГБ, Единой России или представителем интересов нефтегазовых олигархов.» Это, конечно, хорошо, но, во-первых, слово «не» - плохая приправа к похвале. А, во-вторых, есть миллионы людей, которые обладают теми же достоинствами. То же самое – с такими достижениями, как «не ворует» (причём государство считает иначе), «борется с коррупцией» (Путин с ней тоже борется, если что, даже ведомство у него для этого есть). Есть ещё аргументы «у него открытое лицо и он нравится людям». Так Путин тоже умеет нравиться, только сейчас он расходует эту свою способность на глав государств, а не на народишко. И наконец, популярное «он моложе» звучат и вовсе зловеще: если он всё-таки окажется плохим парнем, то сидеть он на царском месте будет ооочень дооолго.

 

А вот у Путина имеются реальные плюсы. У него есть опыт управления (ни хухры-мухры), сбитая команда, кое-какие достижения типа Олимпиады и Крыма (можно спорить до посинения, хороши ли они, но у Навального по объективным причинам и того нет). В конце концов (простите за цинизм), он старше, и уже потому - раньше умрёт.

 

В активе у Алексея два очевидных достоинства: способность организовывать людей без явного и очевидного привлечения админресурса, а также способность «нравиться всем». Ну о’кей, но и то и другое ещё ничего не говорит о том, каким Навальный будет президентом.

 

Я всё это пишу вовсе не затем, чтобы задеть Навального. Наоборот.

Недавно он сделал – ну, точнее, заявил о намерении сделать – шаг, который выглядит как попытка ответить на проклятый вопрос.

 

А именно. Он заявил о своём согласии провести дебаты с Игорем Ивановичем Стрелковым. Что вызвало бурю негодования не только среди наших либералов как таковых, но в ближайшем окружении Алексея. Не секрет, что его штаб на 2/3 состоит из воинствующих заукраинцев, для которых Стрелков, осмелившийся выступить с оружием в руках на стороне русских, – военный преступник, разговаривать с которым западло и зашквар. Бывшие коллеги Навального по партии «Яблоко» - например, Борис Вишневский, чью пламенную речь на радио «Свобода» мне довелось выслушать – буквально захлёбываются от негодования. А Матвей Ганапольский написал колонку на «Эхе» в таких выражениях: «Навальный, ради нескольких десятков голосов националистов, небрезгует дискутировать снастоящим преступником, развязавшим кровавую войну всоседнем государстве.» Остальные высказываются примерно в том же духе.

 

Навальный сделал смелый шаг. Далеко не всякий политик способен открыто пойти против мнения ближайших соратников и коллег. Для этого нужны серьёзные причины, внутренние или внешние. Поскольку же трудно представить себе внешнюю силу, толкнувшую Навального на это (в такое не поверят даже сторонники теории «Навальный – американский шпион»), остаётся сделать вывод: речь идёт об убеждениях самого Алексея. Которые состоят в том, что диалог лучше двух монологов и открытая дискуссия – норма политической жизни.

 

И это – чувствительный удар в одно из самых уязвимых мест Путина. Публичных, открытых дебатов с оппонентами он не то что боится – скорее, не приемлет саму концепцию. Он способен вести жёсткие переговоры с равными себе или превосходящими себя – как с Дональдом Трампом, например. Но вот ситуация, когда человек, не обладающий деньгами и властью, сравнимыми с его собственными, сидит напротив него и говорит неприятные вещи, ему неприятна. Там же мыслит и его ближайшее окружение. Всё это люди, которые исходят из концепции «право говорить с нами нужно ещё заслужить». На этом фоне Навальный выглядит чем-то радикально иным.

 

И второе. Навальный заявил: «Я единственный кандидат в президенты, прямо заявляющий о том, что к политической жизни страны и участию в выборах должны быть допущены все политические силы, включая националистов». Для западного или восточноевропейского политика это, конечно, банальность. Но не для России, в которой русские национальные силы выброшены из легального поля вообще. Причём такое положение дел всячески поддерживают даже самые-самые внесистемные политики.

 

Это уже тянет на вызов не только Путину, но и политсистеме, краеугольным камнем которой является принцип «русские должны молчать». И тут уже вопрос «чем Навальный лучше Путина» обретает новое звучание.

 

Разумеется, всё это пока лишь заявки. Первая из них будет обналичена буквально на днях – я имею в виду дебаты. Которые, увы, вполне можно и слить или превратить в балаган. Вместо беседы о действительно серьёзных вещах.

 

По моему скромному мнению, действительно серьёзными сейчас являются три вопроса:

 

а) Украинская тема. С данным набором участников её вообще нельзя не обсуждать. Однако было бы обидно, если всё сведётся к вялому жеванию крымского бутерброда. Стоило бы спросить у Навального, как он вообще относится к постсоветским границам, проведённым коммунистическими диктаторами Лениным, Сталиным и Хрущёвым. А также легитимности СССР как такового.

б) Тема национальной политики в РФ. Навальный сказал, что хочет получить голоса патриотов и националистов. Что ж, он может это сделать – если хотя бы начнёт говорить на тему фактического неравноправия народов в РФ и о реальном положении русских в стране.

в) Наконец, «коррупция». Вообще-то никакие экономические и правовые темы невозможно рассматривать в отрыве от главного – от преступной приватизации которая не позволила сформировать в стране институты частной собственности, а также и независимую судебную систему.

 

Русский народ заинтересован в трёх пересмотрах – постсоветских границ, итогов приватизации и своего положения в иерархии российских народов. А если договаривать до конца – в ликвидации первого, второго и третьего. Разумеется, на тех или иных условиях, но задача стоит именно так.

 

И если Навальный хотя бы скажет, что осознаёт проблему и собирается её решать – это может кардинально изменить повестку дня. Потому что сейчас в кругах националистов на него снова начали возлагать надежды. От осторожно-скептических до восторженных.

Например. Вот что пишет по поводу дебатов Андрей Кузнецов, национал-демократ из Петербурга: «Убеждаюсь, что Навальный - это лучший претендент на президентский пост для тех, кто хочет реальных перемен и демократизации». Активист национального движения, журналист и блоггер Алексей Абанин высказался ещё более определённо: «Для меня Навальный – не образец политика, которого я хотел бы поддержать, но на нынешней политической поляне я не вижу ничего близкого… Поэтому я поддержу Навального на президентских выборах 2018 года». Наконец, сам Стрелков назвал Навального «единственным признанным лидером оппозиции».

 

И в заключение – немного политической теории. В любой стране, кроме современной России, либерально-патриотический альянс – не просто возможная, но и естественная конфигурация сил. У нас это невозможно только потому, что российские либералы собственно либералами не являются. Это жрецы русофобской религии. Тот же Ганапольский, столь искренне проклинающий Стрелкова, куда как почтительно относился к Басаеву. Сейчас он неистовый заукраинец – только потому, что украинцы воюют с русскими. Все остальные из старой либеральной гвардии такие же. Понятно, что этих людей не исправит ничего.

 

Однако честный человек либеральных воззрений, не заражённый русофобией, может – если, конечно, захочет - протянуть руку честному патриоту и националисту. И хотя сейчас представить себе Навального и Стрелкова на одной трибуне крайне сложно, история знала примеры куда более странных альянсов.

 

 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter