Хиллари на волоске

До оглашения предварительных результатов президентских выборов в США остается около полутора суток. Долгая, напряженная, яркая, нервная, местами очень грязная кампания движется к финалу.


Чего же нам ожидать от ночи с 8 на 9 ноября? Идет ли дело к «неизбежной», как ее называли еще весной 2015 года большинство экспертов, победе Хиллари Клинтон или к «большому сюрпризу», как обещают в штабе Дональда Трампа?


Две с половиной недели назад мейнстримная пресса досрочно присудила победу бывшей первой леди. Телекомпания ABC тогда опубликовала данные собственного опроса, согласно которым Клинтон опережала Трампа в общенациональном рейтинге аж на 12 процентных пунктов.


Спустя всего несколько дней, еще до обнародования сенсационной новости о заново открытом расследовании ФБР в отношении экс-госсекретаря, рейтинги практически сравнялись. Тот же телеканал ABC сообщил о 2-процентном разрыве между кандидатами, что находится в рамках статистической погрешности.


Результатам социологических исследований в этом политическом сезоне вообще очень сложно доверять. Скачки рейтингов, существенная разница в результатах опросов разных агентств, а также несоответствие результатов в общенациональном масштабе и на уровне штатов — все это говорит о том, что социология на этих выборах работает по меньшей мере со сбоями.


Если прибавить сюда несколько грубейших просчетов, допущенных экспертами по замеру общественного мнения в ходе праймериз, причем как демократических, так и республиканских, то вывод напрашивается сам собой: к данным опросов надо относиться весьма скептически.


Отчасти дело в том, что эти «данные» стали в ходе нынешней президентской гонки частью пропаганды, в которую включились практически все медиа. Но нельзя также упускать из вида тот факт, что многие социологические методики, наработанные за прошедшие десятилетия, попросту не подходят для изучения кампании 2016 года.


И чем ближе к выборам, тем это становится очевиднее.


Известный специалист по электоральной статистике Фрэнк Ланц 5 ноября в эфире Fox News заявил: «Общенациональные рейтинги более не имеют никакого значения» .


И Ланц прав. Значение сегодня имеют только политические расклады в конкретных штатах. В США президентские выборы проходят по федеративной схеме — кандидат, победивший в каком-либо штате даже с минимальным преимуществом, получает все голоса его выборщиков.


Именно поэтому так важны реальные показатели Трампа и Клинтон в так называемых колеблющихся штатах — там, где избиратели в разные годы отдавали предпочтение разным кандидатам и где результат наименее предсказуем.


В этом политическом сезоне география колеблющихся штатов претерпела серьезные изменения.


«Классическими» колеблющимися штатами считаются еще с 1970-х годов девять штатов: Невада, Колорадо, Айова, Огайо, Висконсин, Нью-Гэмпшир, Вирджиния, Северная Каролина и Флорида.


в XXI веке у республиканцев наметились серьезные проблемы на этих спорных территориях. В 2000 году Джордж Буш-младший проиграл в Айове и Висконсине, и с тех пор ни один кандидат от Республиканской партии здесь не выигрывал. Он также с большим трудом завоевал победу в Нью-Гэмпшире и Вирджинии, и это был последний успех «Великой старой партии» на президентских выборах в этих штатах.


Джон Маккейн в 2008-м не выиграл ни одного колеблющегося штата. Митт Ромни в 2012-м сумел завоевать лишь Северную Каролину.


Аналитики почти единогласно отнесли Висконсин, Нью-Гэмпшир и Вирджинию к демократическим штатам, а Айову и Огайо — к территориям, где республиканскому кандидату в президенты победить очень тяжело.


Именно эта теория предсказывала «неизбежную» победу Клинтон на выборах 2016 года. Экс-госсекретарь должна была «по определению» получить 264 голоса выборщиков (из 270, необходимых для победы — всего выборщиков от всех штатов 538). Далее нужно было лишь выиграть Неваду или Колорадо — и все, президентство в кармане.


Не говоря уже о том, что «стандартный» республиканский кандидат вряд ли бы одновременно выиграл Флориду, Северную Каролину, Огайо и Айову. Статистика «была против».


Если бы номинантом от Республиканской партии стал Джеб Буш, Марк Рубио или Тед Круз — чего, собственно говоря, теоретики и ожидали, — то, по всей видимости, говорить нам с вами сегодня было бы не о чем.


Но победителем республиканских праймериз стал Дональд Трамп, и электоральная карта Соединенных Штатов «поплыла».


По-прежнему очень важен результат голосования во Флориде, Неваде, Колорадо и Северной Каролине. И за голосованием в них будет пристально следить весь мир. Вот только в игру нынче втянуты штаты, мониторить которые никто и не помышлял ни 2000-м, ни 2008-м, ни в 2012-м…


Любимец либеральной публики, продюсер-документалист Майкл Мур, большой поклонник Барака Обамы и сторонник Хиллари, уже почти полгода бьет во все колокола о том, что рейтинги не отражают реальных настроений избирателей в штатах, которые ранее считались бастионами Демократической партии.


Мур имеет в виду Пенсильванию, Мэн и свой родной штат Мичиган — классические штаты «синих воротничков», белого рабочего класса. Их относят к так называемому «ржавому поясу» — региону, наиболее пострадавшему от глобализации, соглашений о «свободной торговле» и, как следствие, от деиндустриализации и упадка сельского хозяйства.


Последний раз республиканцы победили здесь на президентских выборах в 1988 году. Четыре года спустя «ржавый пояс» упал в руки Клинтонов. С 1992 года считалось аксиомой, что Пенсильвания и Мичиган не могут проголосовать за республиканца. За «стандартного» республиканца…


31 октября в прямом эфире CNN Майкл Мур заявил: «Я не верю опросам, особенно в северной части Среднего Запада, в ржавом поясе. Я думаю, люди говорят социологам одно, а на уме у них совсем другое» .


Режиссер напомнил публике, что на праймериз в Мичигане пришло примерно на 100 тысяч больше республиканцев, чем демократов, а также о том, что за сутки до первичных выборов в этом штате социологи предсказывали победу Клинтон над Сандерсом с разрывом как минимум в 8 пунктов, но победил здесь, тем не менее, Сандерс.


«Я живу в Мичигане. Я знаю. Если не предпринять решительных действий, Мичиган будет трамповским» , — сделал вывод Мур.


Это можно было бы счесть за завиральную идею или алармистскую паранойю, если бы не действия Хиллари. Она за последнюю неделю четырежды побывала в Пенсильвании и дважды в Мичигане. Если раньше она проводила 2-3 мероприятия в неделю, то теперь выступает с трибуны один-два раза в день и даже заметно посадила с непривычки голос.


Для сравнения — такого же внимания демократов ранее удостаивалась лишь Флорида, где результат выборов с 2000 года являлся определяющим.


На помощь Хиллари подтянулся весь бомонд. В Пенсильвании были устроены бесплатные концерты поп-звезд: Бейонсе, Стиви Уандера, Кэти Перри, Джона Бон Джови и Джей Зи, которые со сцены призывали голосовать за г-жу Клинтон.


Трамп также проводил митинги в «ржавом поясе». А кроме того — в Неваде, Колорадо, Флориде и… Нью-Гэмпшире, где неожиданно для многих социологов он вдруг вырвался вперед по рейтингам.


Под Хиллари «закачался» даже штат Нью-Мексико, где, казалось бы, лояльные ей латиноамериканские избиратели должны были обеспечить ей безусловную победу. 6 ноября Большой Дональд прибыл в Миннесоту (также бывший «твердый демократический штат»), стремясь увеличить явку на выборы своего ядерного электората — рассерженных представителей рабочего класса.


Еще один «джокер» нынешних выборов — это штат Мэн, чей второй избирательный округ, согласно конституции, имеет право направлять одного выборщика в коллегию. И этот округ, судя по всему, склоняется в сторону Трампа.


При этом уже почти ни у кого не вызывает сомнения, что Айова и Огайо останутся за несистемным республиканцем. Так что он уже опережает своих однопартийцев-неудачников прошлых лет — Маккейна и Ромни.


Одним словом, по меткому выражению уже упомянутого Фрэнка Ланца, «карта ложится под Дональда Трампа» — если он проиграет в Колорадо, но возьмет Неваду, если он выиграет во Флориде, Северной Каролине, Огайо, Айове, Нью-Гэмпшире и втором округе штата Мэн, то он заработает ровно 270 голосов выборщиков, что обеспечит ему общую победу на выборах.


Это, однако, очень шаткое предвыборное положение для Дональда. Стоит ему оступиться в Мэне или Неваде — не говоря уже о Флориде, — и победит Хиллари.


Телеканал ABC News на основании данных собственных опросов спрогнозировал победу Клинтон, присудив ей победу в Неваде, Колорадо, Вирджинии, а также в Пенсильвании и Мичигане. Это в сумме дает ей 274 голоса выборщиков даже при условии, что Трамп побеждает во Флориде, Северной Каролине, Нью-Гэмпшире и втором округе штата Мэн.


Но и этот прогноз покоится на весьма зыбком основании. Проиграй бывшая первая леди, скажем, в Неваде, и президентом США станет Трамп.


Именно поэтому так ожесточенно ведется борьба за «ржавый пояс», где, согласно местным опросам, показатели кандидатов практически сравнялись.


Впрочем, и это еще не все. Республиканский штат Аризона и демократический штат Нью-Мексико также можно считать на сегодняшний день колеблющимися. Преимущество Трампа в Аризоне и Хиллари в Нью-Мексико слишком малó, чтобы исключить возможность сюрпризов.


О неопределенности ситуации говорят и биржевые показатели. Золото подорожало на 2.2% за неделю, а индекс S&P 500 падал девять дней подряд. Последний раз такое случалось в 1980 году, когда исход выборов был неясен до самого конца.


Возможна также ситуация ничейного результата — если оба кандидата получат по 269 голосов выборщиков. Тогда выборы президента, согласно букве конституции, переносятся в Конгресс.


Кроме того, и Трамп, и Клинтон могут не признать результаты выборов в одном или нескольких штатах (или округах). И тогда многое будет зависеть уже от судебных властей.


Стоит также отметить, что почти 30 с лишним миллионов американцев уже проголосовали досрочно. Это рекордная цифра за всю историю США. В чью пользу этот рекорд, тоже неясно. Оба штаба заявили, что смотрят на «косвенные результаты» досрочного волеизъявления граждан с оптимизмом.


В общем, эта президентская гонка остается непредсказуемой — какой она и была с самого первого дня.


Клинтон все еще может победить. И о «неизбежности» ее победы вспомнят все те, кто о ней говорил по обе стороны Атлантики.


Тем не менее, в памяти историков 8 ноября 2016 года останется днем, когда судьба одного из самых могущественных политических кланов Америки повисла на волоске.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter