Польша: добровольный «заложник» НАТО

На днях случилась небольшая сенсация в области военной стратегии. «Одного батальона объединенных войск НАТО будет достаточно, чтобы сдержать потенциальное вторжение российской армии». Об этом заявил министр обороны Польши Антоний Мацеревич в интервью изданию Defense News. С позиции здравого смысла это заявление выглядит абсурдным, зато оно наглядно иллюстрирует  состояние умов польских политиков накануне саммита НАТО в Варшаве.

Речь идет о том, что в рамках укрепления восточного фланга НАТО в Польшу прибудет, по крайней мере, один батальон Североатлантического альянса, насчитывающий одну тысячу солдат. Кроме того, на саммите в Варшаве будет принято решение направить помимо Польши еще в три страны Балтии по одному батальону НАТО, то есть запланировано задействовать на Восточном фронте примерно 4 тысячи солдат. Альянс также планирует размещение оружия и военного снаряжения для дополнительных отрядов войск.  Здесь важно не количество солдат на пробном этапе, а качество принимаемых стратегических решений, имеющих серьезные долгосрочные последствия.

Войска в Польше и Балтии будут размещаться «на ротационной основе», что формально не противоречит Основополагающему акту НАТО - Россия от 1997 года. Напомним, он запрещает размещать  «значительные контингенты войск» на территории отдельных стран - бывших членов Варшавского договора на постоянной основе. Однако Россия считает такое решение НАТО неуклюжей уловкой, поскольку эта ротация – непрерывная и ничем не отличается от постоянного размещения.

По сути, на варшавском саммите будет дан старт новому витку конфронтации Восток-Запад, сравнимому только со временами «холодной войны». Это происходит в условиях, когда режим контроля над вооружениями в Европе фактически отсутствует. Сегодня есть все основания говорить о серьезном изменении военной ситуации на нашем континенте в худшую сторону.

По словам главы НАТО Йенса Столтенберга, такое укрепление безопасности на восточном фланге альянса – это «реакция на агрессивные действия России в Украине». Президент Польши в свою очередь обозначил другой вектор страха - Калининградскую область, которую он назвал «самой милитаризированной частью Европы». Анджей Дуда особо отметил, что диалог с Россией нужно вести только с позиции силы НАТО. Но каким образом одна тысяча бравых натовских военных может радикально изменить баланс сил в Европе?

Ответ на этот вопрос дал в интервью Польскому радио сам генсекретарь НАТО. «Эти силы будут в состоянии показать нашу реакцию в ситуации нападения на члена НАТО, а если будет такая необходимость, мы сможем их укрепить. Это только один из элементов нашей стратегии обороны и устрашения», - заявил Йенс Столтенберг. «Для нас важно не допустить начала войны. Если мы будем сильными и непреклонными, если мы объединимся, то мы отпугнем потенциального врага, он даже не подумает о том, чтобы нападать на кого-либо из членов НАТО», - подчеркнул он.

В этом интервью генсека НАТО важны два момента. Первый -  «если будет такая необходимость, мы сможем их укрепить»  - маркирует начало нового витка гонки вооружений в Восточной Европе. Согласно планам альянса, расположенный в Польше многонациональный корпус "Северо-Восток" уже к 2016 году должен быть полностью готов управлять 60 тыс. военнослужащих, а к 2018 году будет способен принимать на себя командование объединенными операциями сил быстрого реагирования НАТО. Есть также долгосрочные планы по размещению новых ракет и ядерных вооружений вблизи границ России.

Второй акцент – «если мы объединимся, то мы отпугнем потенциального врага» - призыв к единству рядов и солидарной взаимопомощи в рядах альянса. Спрашивается, зачем это напоминание нужно? Как известно, Польша с марта 1999 года является членом НАТО. Существует известный пятый пункт устава НАТО, который гласит:  «нападение на одного — это нападение на всех». Но сомнения в том, что ведущие страны Запада готовы безоговорочно «положить живот свой за други своя», такие как Польша и страны Балтии, безусловно существуют.

Моментом истины стало обострение российско - турецких отношений после инцидента с самолетом Су-24 в Сирии, произошедшего 24 ноября 2015 года. Президент США тогда дал ясно понять, что не хочет эскалации ситуации и ввода в действие пятого пункта НАТО, о чем он также проинформировал Францию после совершенных терактов в Париже. “НАТО не окажет Анкаре никакой поддержки в случае какой-либо турецкой агрессии против России”, - сказал министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн журналу Шпигель.  Министр сослался на то, что представляет этим намеком другие страны НАТО.

Вторым моментом стало начало февраля 2016 года, когда телеканал Бибиси показал фильм под названием "Третья мировая война: в командном пункте" (WW3: Inside the War Room). В нем был разыгран гипотетический сценарий ядерной войны с Россией. Сюжет фильма рассматривал «возможность российского вторжения на территорию стран Прибалтики и ответного применения со стороны стран НАТО ядерного оружия». Главный вопрос, который должны были решить военные и политики - это реализация пятой статьи устава НАТО о коллективной обороне. В конце фильма "военный совет" все же решает воздержаться от применения ядерного оружия для восстановления контроля над латвийской территорией. Фильм вызвал в странах Балтии и польском обществе широкий резонанс: стало ясно, что в сегодня вполне может повториться «ситуация 1939 года», когда военные гарантии стран Запада не сработали.

Успокоить политиков и общественное мнение Польши и стран Балтии была призвана система двойного добровольного заложничества. Альянс отправляет на заклание тысячу солдат из многонационального батальона, наглядно реализуя пятый пункт устава НАТО. Взамен приграничные с Россией страны предоставляют свою национальную территорию для размещения  систем ПРО США, а также новой ударной инфраструктуры НАТО. И как натуральная оплата – в качестве наиболее вероятного поля боя для превентивного или первоочередного ответного удара. Представляется, что такой обмен выглядит неравноценным.

Тем более, что Москва уже заявила, что предпримет ответные действия в ответ на размещение ПРО США в Румынии и Польше. Президент РФ считает, что размещение в Европе американских пусковых установок, на которые можно погрузить ракеты средней дальности, нарушает Договор о ракетах средней и меньшей дальности. Владимир Путин опасается, что «в эти компактные установки могут быть погружены ударные ракеты прямо сейчас, а это – дальность 2400 км».

Дело в том, что развёртываемая система "Иджис" является универсальной и способна управлять пусками как противоракет, так и крылатых ракет "Томагавк" — носителей ядерного оружия. Напомню, что в 1980-е годы, когда "Томагавки" вместе с "Першингами" развёртывались  в Западной Европе, их подлётное время к целям в европейской части СССР составляло 5—8 минут. При размещении "Томагавков" в Румынии и Польше, что на тысячу — полторы километров ближе к границам России, подлётное время вдвое сократится. В таких условиях времени на оценку ситуации практически не остаётся — всё, что может квалифицироваться как угроза ядерного нападения на Россию, должно вызвать немедленный ответ.

Эта непростая ситуация усложняется еще двумя факторами. Первый - управление системой ПРО идет непосредственно с командного пункта, расположенного в штате Колорадо (США) и национальные вооруженные силы Польши никак не влияют на принятие решений по запуску и типу ракет. И второй - с каждым годом растет угроза кибер-терроризма. Поэтому нельзя исключать возможность хакерских атак на систему управления ПРО и растущую возможность несанкционированного ракетного пуска. Все это делает местное польское население простым расходным материалом даже в начальной стадии конфликта.

К сожалению одним объектом ПРО в Редзиково дело не ограничивается. В своем новом докладе «Атлантический совет» рекомендует передвинуть базирование ядерных вооружений НАТО дальше на восток. Тогда, с точки зрения натовских стратегов, ядерное оружие «окажется ближе к зонам потенциальных конфликтов, и Польша могла бы стать здесь подходящим местом». В докладе отмечается, что польские пилоты уже принимали участие в натовских ядерных учениях на многоцелевых истребителях F-16. Также утверждается, что Польша скоро получит крылатые ракеты JASSM, и когда «НАТО в итоге оснастит эти ракеты ядерными боеголовками, выбор Польши в качестве страны-хозяйки для размещения такого рода вооружений будет вполне обоснованным».

Подобное приближение к российским границам потенциальных носителей ядерных зарядов с минимальным подлётным временем однозначно будет расценено Москвой как угроза самому существованию российского государства. В таком случае действующая военная доктрина России предусматривает возможность любых ответных мер, вплоть до применения ядерного оружия. Это резко повышает риск ядерной конфронтации с НАТО как минимум до уровня 1980-х годов, когда он был наивысшим за всю историю взаимоотношений Востока и Запада.

Напомню, что знаменитый Карибский кризис был спровоцирован размещением в соседней с нами Турции американских ракет средней дальности "Юпитер". Тогда катастрофы удалось избежать, создав экстренный канал связи между потенциальными противниками. Сейчас ситуация даже хуже чем в 1962 году, поскольку доверительный обмен информацией практически отсутствует. Есть все основания полагать, что после саммита НАТО в Варшаве ситуация в сфере европейской безопасности только ухудшится.

Растущую напряженность в российско-польских отношениях могла бы снять прямая встреча президентов Польши и России. Например, в ходе совместного посещения Калининградской области можно было бы договориться о мерах взаимного доверия и постоянного мониторинга.  Однако для этого необходима политическая воля польского руководства и его самостоятельность в принятии решений в сфере национальной безопасности. К сожалению, этих качеств пока не наблюдается.

Уже приходилось писать, что в условиях нарастающих санкций ЕС в отношении Варшавы возникает соблазн легких решений. Можно предполагать, что НАТО для Польши способно заменить ЕС как источник модернизации. Однако договор с богом войны всегда имеет один неприятный пункт — необходимость человеческих жертв. А предоставление исторической территории поляков для нужд «небольшой победоносной ядерной войны» чревато ее утратой навсегда. Думать о стратегических последствиях решений, принимаемых ныне действующим польским руководством,  сегодня нужно всем польским обществом. И прямо сейчас, пока Польша еще не згинела…

Автор - политолог, директор по международным программам Института национальной стратегии. 

 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter