Итоговое соглашение климатического саммита никаких особенных последствий для политики государств иметь не будет

Итоговое соглашение климатического саммита, состоявшегося в Париже, содержит в себе намерение отказаться от использования нефти, угля и газа и перейти на возобновляемые источники и энергосберегающие технологии. Можно ли воплотить такое намерение практически, либо это часть политической кампании, ставящей целью уменьшить значимость российских поставок углеводородов в Европу и Азию?

- Никаких особенных последствий для политики государств соглашение иметь не будет, - считает политик, доктор экономических наук Иван Грачев. – Сама целевая установка парижского саммита по климату не имеет доказательной базы. И практики это отлично понимают. Например, мы видим, что в той же Германии подавляющее большинство промышленного бизнеса оставило позади стадию, когда более-менее серьезно они верили в альтернативную энергетику. Иначе бы немцы не заключили с нами договор о наращивании Северного Потока, прокладки новых труб, чтобы мы еще на 57 млрд кубометров нарастили объемы поставок газа в ФРГ. Это договоренность ближайших полугода, в условиях санкций. И даже более того - в условиях, когда против этого отчаянно воюют Соединенные Штаты и Польша.

Что касается альтернативной энергетики, в частности солнечной и ветряной, - продолжает Иван Грачев, - то они отрабатывают в среднем 18-20 процентов годового  времени. А это значит, что они обязательно должны дублироваться какими-то обыкновенными станциями. В Германии в основном это компенсируется углем. Суммарная доля угля сегодня доминирует в немецкой электроэнергетике, приближаясь к 45%. А уголь выбрасывает углекислого газа в 3-4 раза больше, чем газовые станции. Следовательно, такое решение, как ни крути, будет с точки экологии в 3-4 раза хуже, чем при использовании самой обыкновенной станции с нашим российским газом. И тогда выясняется, что позиционируя возобновляемую энергетику как наиболее чистую с точки зрения экологии, они губят всю Европу углекислотой. Следовательно, это вреднейшие решения - и с точки зрения экологии, и с точки зрения экономики.

По мнению депутата, касается это не только Европы, но и развитых азиатских стран, в особенности Китая.

- В Пекине ужен почти месяц красный уровень опасности по экологии, - говорит Иван Грачев. - То есть столица Китая в смоге, и опять же из-за угля. Стране потребуется огромное количество не только российского газа (примерно 100 млрд кубометров), но и чистого электричества из России. Реально им следует половину угольных станций переводить на поставки чистой энергии. Что будет выгодно как Китаю, так и России. Потому что одного только объема чистой энергии, которая требуется Китаю,  достаточно для долговременного развития российских Дальнего Востока и Сибири.

Многие в Европе сегодня связывают будущее с управляемым термоядерным синтезом. В Германии буквально на днях успешно запущен термоядерный реактор Wendelstein 7-X, стоимостью более миллиарда евро.

- Термоядерная энергетика, - комментирует Иван Грачев, - наиболее перспективное направление. Но чтобы она стала окупаемой, еще придется столько вкладывать, что эффективные промышленные установки можно ожидать только к середине века. Представить себе, что не имеющая фундаментальной науки, сопоставимой с США или даже с нами, Германия, вдруг выдаст в помощь своим инженерам какие-то там рекордные результаты по термоядерному синтезу, на мой взгляд, абсолютно невозможно. Таких историй в энергетике не бывает. Ничего за копейки (относительные, разумеется) не сможет возникнуть и обеспечить процветание на сотни миллиардов и триллионы. Ничего подобного не будет. И никакие изобретения инженеров ФРГ не изменят и реально не ускорят этого серьезнейшего, тяжелого и сверхзатратного процесса.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter