Оборона Арктики: дальнейшие задачи

Несколько дней назад состоялось знаменательное событие. На Новой Земле на круглосуточное боевое дежурство встал зенитно-ракетный полк, вооруженный комплексом С-300, а также на аэродром Рогачево перебрасываются истребители МиГ-31. Новость обошла многие телеканалы и новостные агентства, однако, среди десятков сообщений очень мало упоминалось об истинном стратегическом значении этого события. Оно же очень важно. Одна из главнейших задач оборонного строительства в Арктике - оборона Ямала, как главного района добычи природного газа, основного топлива для российской электроэнергетики - благополучно решена. Теперь нападение вероятного противника на районы газобычи гораздо трудее, чем раньше. Южная часть Баренцева моря перекрывается зенитно-ракетными комплексами, размещенными на Кольском полуострове и на Новой Земле. Это означает, что добиться победы над Россией одним ракетным залпом вероятному противнику не получится. Придется повозиться.

Хотя, конечно, система ПВО в Арктике все еще далека от идеала, и в ней по-прежнему имеются довольно обширные "окна", через который возможна атака стратегическими бомбардировщиками и крылатыми ракетами воздушного базирования. Решение этих задач может быть проведено в ближайшие годы, а пока что закрыто наиболее вероятное направление воздушного нападения на важнейший добычи природного газа в России.

Газопровод станет ближе к морю

Когда раньше говорилось об обороне Ямала, то в виду имелся не сколько сам полуостров Ямал, сколько Ямало-Ненецкий автономный округ. Главный район добычи газа: Уренгой, располагается юго-восточнее Ямала, примерно в 600 км от побережья Байдарацкой губы Карского моря. В этом же месте располагается место, получившее название "Крест": недалеко от поселка Пангоды реку Правая Хетта пересекает сразу 17 магистральных газопроводов, по которым идет почти весь добытый на Уренгое, Медвежьем и других крупных месторождениях природный газ. Просто поразительно, что столь важные объекты сконцентрировались в месте площадью не более квадратного километра. И это не в какой-нибудь Германии или Швейцарии, а посреди необозримой ямальской тундры.

Можно, конечно, понять логику газовиков, тянущих одну нитку газопровода за другой по одному и тому же маршруту. Так проще строить, проще обслуживать. Одна дорога, проложить которую в тундре стоит больших усилий, обеспечивает сразу несколько газопроводов, компрессорные станции. Но все же, по возможности столь важные объекты, как магистральные газопроводы, рассредоточивать ввиду возможного нападения. Американская крылатая ракета "Томагавк" имеет круговое вероятное отклонение 5 метров (то есть в круг радиусом 5 метров ракета попадает в 50% случаев), при том что диаметр большинства магистральных газопроводов составляет 1420 мм. Подрыв даже обычной фугасной боеголовки вблизи находящегося под давлением газопровода достаточно для его повреждения и взрыва газа. Газопроводы взрываются с эффектом. Взрыв газа может вырвать кусок трубы и отбросить его на километр в сторону. Подрыв ядерной боеголовки, особенно если это будет наземный взрыв, в месте, где газопроводы подходят близко друг к другу, может вывести из строя сразу несколько магистральных газопроводов и резко сократить поступление газа в Европейскую часть России к генерирующим мощностям. Заменить газ нечем, нет достаточно угля и возможности быстрого переоборудования электростанций на уголь, а атомная энергетика не покроет всех потребностей сразу нескольких промышленно развитых регионов.

Так что угроза есть, хотя и меньше, чем раньше. Правда, помимо вражеской атаки все еще существует возможность техногенной аварии, и это также требует мер по внесению в географию магистральных газопроводов некоторых изменений. Во-первых, по возможности рассредоточение ниток по территории. Во-вторых, строительство дополнительных ниток, которые можно использовать для подачи газа в обход поврежденных участков. Например, главный газовый поток от Ямбурга и Уренгоя до Гремячинской и Кунгура явно требует сооружения такого обходного газопровода несколько южнее, в качестве варианта, при помощи увеличения пропускной способности газопровода Уренгой - Сургут - Тюмень- Челябинск. Система газопроводов должна быть такой, чтобы обеспечить подачу газа в обход любого поврежденного участка или даже нескольких поврежденных мест. Это одна из важнейших военно-хозяйственных задач в России.

В этом году дан старт строительства нового крупного газопровода Ухта-Торжок-2, к которому будут подключены новые месторождения на самом полуострове Ямал, в особенности осваиваемое Бованенковское месторождение. По мере переноса газодобычи на Ямал и снижения добычи на Ямбурге, Уренгое и Медвежьем, именно этот газовый поток до 2020 года станет главным магистральным газопроводом в России. Это означает, что газовая магистраль сдвигается ближе к Баренцевому морю. Это обстоятельство требует усиления ПВО, ее прикрывающей.

Больше ПВО!

В задаче обороны Ямала, уже частично решенной, появляются новые черты. Конечно, теперь атака нахрапом стала невозможной. Крылатые ракеты и бомбардировщики-носители будут перехвачены зенитно-ракетными полками на Кольском полуострове и на Новой Земле. Однако, некоторое пространство между радиусами досягаемости комплексом С-400 и С-300, шириной примерно 150-200 км, приходящееся на район мыса Канин Нос, прикрывается на пределе радиуса радиолокационного обнаружения воздушных целей. Вполне представима ситуация, когда вероятный противник выделяет три ударные авиационные группы, одна из которых наваливается на Кольскую ПВО, другая на Новоземельскую ПВО с целью связать их боем, а третья ударная группа должна просочиться между ними и нанести удар по газопроводным магистралям и газопромыслам на Ямале и в районе восточнее Обской губы. Есть и второй вариант, состоящий в том, чтобы навалиться на Новоземельскую ПВО, а в это время ударная группа бомбардировщиков В-1В прорывается с севера, восточнее радиуса радиолокационного обнаружения С-300 на Новой Земле, и выходит в район сосредоточения объектов добычи и транспортировки газа. Оба варианта весьма рискованные и теперь требуют схватки с системой ПВО, но все же в условиях войны они вполне возможные и при определенных обстоятельствах могут быть успешными, со всеми вытекающими последствиями.

Возможен также вариант с атакой баллистическими ракетами, запускаемых с подводных лодок, что еще опаснее, учитывая сравнительно небольшой радиус поражения баллистических целей зенитно-ракетными комплексами. Если самолеты С-300 поражает в радиусе 150-200 км, то баллистические цели - до 40 км., и таким образом от ракетного нападения комплекс на Новой Земле прикрывает только саму Новую Землю. С-400 лучше, но ненамного: 60 км по дальности поражения баллистических целей. Потому система ПВО в западной части Арктики требует дальнейшего развития и закрытия имеющихся в ней "окон".

Минимально, чтобы обеспечить относительную безопасность от воздушного нападения важнейших объектов добычи и транспортировки природного газа, требуется развернуть по крайней мере еще два полка ПВО. Первый из них должен располагаться в районе Нарьян-Мара, как раз напротив наиболее слабого стыка радиусов обнаружения и поражения Кольской и Новоземельской ПВО. Его приоритетная задача - прикрытие добычи газа на Ямале и системы газопроводов Бованенково - Ухта - Торжок. Второй из них должен располагаться на Диксоне и прикрывать большое "окно" над Таймыром и восточной частью Карского моря. Это весьма опасное направление, поскольку вероятный противник может перебросить на авиабазу Туле в Гренландии стратегические бомбардировщики, например В-1В, и осуществить прорыв ПВО пролетом вблизи Северного полюса и над Карским морем. С дозаправкой на возвращении эта задача вполне выполнима для имеющегося у вероятного противника парка бомбардировщиков-носителей крылатых ракет.

Лучше всего, конечно, иметь полк ПВО в каждом районе крупной газодобычи, чтобы гарантировать полное прикрытие от поражения крылатыми и баллистическими ракетами. Но уже в таком минимальном варианте система ПВО сделает возможную атаку весьма трудным и опасным делом.

Дополнительно, системами ПВО будут прикрыты все районы перспективной добычи нефти и газа на шельфе, что также имеет большое значение. Первый же опыт боевого дежурства на Новой Земле показал недюжинный интерес заклятых друзей в Арктике и постоянное прощупывание разведкой воздушного пространства над российской Арктикой. Надо сделать так, чтобы у супостата было как можно меньше желания летать над Арктикой и что-то там вынюхивать.

С военно-хозяйственной точки зрения все это очень важно. Развертывание систем ПВО в Арктике защищает главный в России источник энергоносителей, а также главный источник  сырьевого экспорта и валютных поступлений. В этом смысле, попытки экономии на обороне будут равносильны приснопамятной экономии на спичках.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter