Остатки сладки

Экспортируя чужую нефть, «Транснефть» изобрела новый бизнес
   
В конце каждого месяца в Москве на Ленинском проспекте возле обычного офисного здания, где скромно светится вывеска известного банка, можно наблюдать одну и ту же сцену. Останавливается солидное авто ((то «мерc», то «Ауди»).  Водитель выходит на улицу подышать столичным воздухом, а в это время подходят люди с тяжелыми сумками. Открывают багажник, загружают сумки, и машины отъезжают в розовеющую московскую даль. В сумках деньги. Много денег, счет идет на миллионы «зеленых».

    «Когда б вы знали, из какого сора….» Но прежде чем узнать, из какого сора произрастают столь солидные суммы наличными, обратимся к парадному портрету корпорации. ОАО «Транснефть» занимает в российской нефтяной отрасли особое место. Заведую нефтепроводами страны, эта государственная (у РФ — 78,1% акций) корпорация представляет собой классический пример инфраструктурного монополиста. Практически вся нефть, что добывается в России (точнее, 86%), отправляется к потребителю через этого посредника. Красочный сайт компании давит авторитетом цифр: в эксплуатации «Транснефти» находятся 53,6 тыс. км нефтепроводных магистралей, ее капитализация перевалила за полтриллиона рублей, за прошлый год было перекачено свыше 500 млн. тонн нефти и нефтепродуктов. А вот еще важная строка: чистая прибыль компании за 2012 год составила почти 185 млрд. рублей!

    Солидно? Еще бы! Живи да радуйся своему эксклюзивному положению хозяина Трубы. Но денег много не  бывает, и потому, видимо, родился еще один вид бизнеса  странный, зато доходный. Попытаемся разобраться, как он устроен.

    Тромбы в трубе: кому больно, кому здорова

    Что бы вы сказали, узнав о том, что некая транспортная компания  принялась вдруг приторговывать на рынке «остатками» пассажирского багажа? Причем не утерянного, а, так сказать, завалявшегося в грузовых отсеках? Или подобным промыслом занялись бы почта, транспарк, авиакомпания или любой другой перевозчик который по природе своей не может сам производить груз и всего лишь должен в целости и сохранности доставить чужую собственность из пункта А в пункт Б? Такие «прихватки» в жизни, конечно, случаются, но на сей счет существует статья в уголовном кодексе. В случае же с «Транснефтью» торговля чужими «остатками» становится большим бизнесом. Вот, скажем, «Транснефть» начала с 29 мая этого года продавать на Санкт-Петербургской бирже нефть, оставшуюся в ее нефтепроводах «по итогам инвентаризации» в результате таинственной «погрешности баланса». Компания и раньше приторговывала остатками, но теперь решила делать это максимально респектабельно. Транспортная монополия, у которой просто не может быть собственного нефтепродукта, за первый же день участия в торгах умудрилась продать 55 тыс. тонн невесть откуда взявшегося у нее товара — на 777,25 млн. рублей! Ежемесячно «Транснефть» собирается сбагривать на бирже примерно по 100 тысяч тонн чужой нефти — на этом она может заработать почти 17 млрд. рублей в год! Остается спросить: по какому праву? Кто ей позволил? Нет внятного ответа. Если не считать странного  объяснения этому феномену, прозвучавшему со стороны со стороны госкорпорации. Оказывается, все дело в том, что нефть от разных компаний смешивается в общей трубе, и поэтому принадлежность остатков определить ну никак не возможно, Вот и приходится их продавать…

Поистине такая простота хуже воровства! Элементарная идея вернуть каждой из компаний отчего-то в головы руководству «Транснефти» не приходит. Хотя выход лежит на поверхности: граждане, верните людям их собственность — пусть нефтяники сами продадут свою нефть!  Вырученные на бирже средства, как заявляется в госкомпании, идут на благотворительность. Что ж можно это и так назвать. Периодически, правда, в прессе мелькают недоуменные вопросы: кто же конечный выгодополучатель пожертвований? И как это государственная корпорация, периодически жалующаяся на нехватку денег непосредственно на нефтяные проекты, ухитряется быть в лидерах по благотворительной щедрости? Впрочем, как тут не вспомнить лучшего друга беспризорников Остапа Бендера…

    Маленькие хитрости дают большую прибыль

    Распродажа «остатков» на бирже — лишь один из официальных «сравнительно честных способов отъема» чужой нефти. Вы добыли из недр родной земли определенное количество «черного золота» — и теперь, чтобы отправить его покупателю, вам нужно воспользоваться услугами «Транснефти». Она монополист, одной системой нефтепроводов пользуются сразу все компании-поставщики. И поэтому объем прокачанной по ней нефти рассчитывается довольно хитрым способом — он фиксируется путем расчета времена прокачки и давления в трубах, согласно установленным нормативам.

     И здесь раздолье предприимчивым. Стоит снизить давление в трубах, как уменьшится объем прокачиваемой нефти за единицу времени. А если в системе понизить температуру, то нефть станет более густой — и за установленный промежуток времени ее протечет чуть меньшее количество, чем положено по нормативам. Чуть-чуть сбавить давление или температуру технически не сложно — и в результате маленьких хитростей в системе непременно образуются немалые «остатки» нефти.

    Получить их обратно уже не в наших силах. Вы, поставщик, загрузив в нефтепровод определенный объем нефти, обнаруживаете на выходе чуть меньше. Вы бежите в «Транснефть», но там лишь разводят руками: в трубах утечки нет, сколько ты к нам влил, столько мы и прокачали. Остальное усушки-утруски. Покупатель требует недостачу? Восполняй ее за свой счет, мы действовали строго по графику прокачки!

     Вы строите догадки: что-то здесь нечисто. Вы подозреваете, что на самом деле представителями центра диспетчерской службы и других структурных подразделений центрального аппарата «Транснефти» на ваших глазах и за ваш счет реализуется весьма банальная схема «изъятия» вашей собственной нефти из магистральных трубопроводов. Причем, страдаете не только вы: поскольку нефть в трубах действительно перемешана, экспортируется она де-факто сразу у всех, как частников, так и госкомпаний — то есть даже у государства.

    Но попробуйте найти концы в высоких кабинетах или, тем более, в судах. Лучше не пытаться. Потому что бизнес жесток: стоит один раз «возбухнуть» — и больше к Трубе вас не подпустят. Предлогов найдется тысяча. А результат для вас плачевный. Монополия, сэр! Но вопросы все равно остаются. И касаются они не только участников процесса добычи и транспортировки нефти, но и некоторых компетентных органов. Попробуем эти вопросы сформулировать. Итак:

    — Верно ли, что в нефтепроводной системе «Транснефти» в результате нарушения нормативов образуются остатки нефти, которые  госкомпании отгружает в свои хранилища как неучтенный материал?
    — Действительно ли всю эту «неучтенку» у «Транснефти» приобретает некое ООО «Московский дом нефти»?
    — Правда ли, что затем по этой нефти составляются липовые документы, включая ресурсные справки на приобретенную нефть, чтобы данное ООО выглядело как полноправный хозяин чужого продукта?
    — В самом ли деле среднемесячный объем по этой схеме достигает 55 тыс. тонн нефти, что дает порядка 25-30 млн. долларов «прибыли» в месяц (в зависимости от текущей конъюнктуры на рынке)?
    — Точны ли подсчеты, согласно которым подобная схема технически позволяет «утекать» на сторону около 0,012% от общего объема российской нефти, проходящей через трубопроводную систему «Транснефти»?
    — И наконец, неужели эта съема работает у всех на виду вот уже два года?

    «Дом нефти» в эротических позах

    Отдельный интерес вызывает этот самый «Московский дом нефти». Что это чёрт возьми, за ООО? Что за контора, способная «наварить» на чужой нефти по триста млн. «зелени» в год, но не имеющая даже интернет-сайта? Погуглите сами и убедитесь, что единственно тиражируемое упоминание о «Московском доме нефти» в Сети связано с гламурным календарем на 2012—12 годы, на страницах которого полуобнаженная, в текучих черных шелках девица символизирует госпожу Нефть, представая в различных соблазнительных позах. И все, о других соблазнах ни гу-гу.

     С большим трудом удалось выяснить, что гендиректором этого страдающего повышенной скромностью ООО трудится некто Сергей Владимирович Михайлов якобы бывший сотрудник Транснефти». А учредителем и коммерческим директором числится г-н Сергей Эдуардович Арцев — тоже вроде как бывший менеджер той же госкомпании. Похоже, в нефтянке как в разведке: бывший не бывает. Всё это заставляет думать, что неведомое ООО «Московский дом нефти» — всего лишь подставная фирма, действующая в интересах куда более мощный корпорации. И действующая на редкость эффектно — по своим меркам, конечно.

      Как видите, нехилый «бизнес» получается, просто пьеса в двух частях. В первой, на сцене, «утилизируется» чужая нефть открыто, через биржу. Что приносит «Транснефти» порядка 1,4 млрд рублей в месяц, которые затем уходят кому-то на «благотворительность». Вторая, за кулисами, добавляет, к этой сумме ежемесячно еще по миллиарду рублей. Возможно, эти деньги и перекочевывают в сумках в багажники авто. Для сравнения: например, на всю охрану окружающей среды в РФ в этом году будет потрачено из федерального бюджета 24,5 млрд рублей. Получается, что где-то в «хранилищах», а затем и в ячьих-то карманах ежегодно оседает больше, чем весь экологический бюджет РФ.

    «Рубить хвосты — рубить капусту…»

    Интересная деталь: отгрузка в хранилища неучтенных «остатков» нефти на диспетчерском сленге обозначается выражением «рубить хвосты». А в известном фольклоре заиметь кучу денег без труда и хлопот называется «рубить капусту». Понятия, получается, однокоренные…

 Как известно, решением правительства тарифы на услугу «Транснефти» в 2014 году будут заморожены. Уже подсчитано, что из-за этого госкорпорация лишится порядка 25 млрд. рублей выручки. Все понимают, что она обязательно постарается наверстать упущенное. И теперь нефтяники-поставщики, выстроившиеся в очередь к Трубе, чешут в затылке: кому-то ведь придется «компенсировать» непомерные аппетиты монополиста.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter