Не наша цивилизация

В предыдущей моей статье рассмотрен процесс трансформации современного общества в постсовременное. Теперь же взглянем на гипотетический результат этой трансформации.

Эпидемии, техногенные и природные катастрофы. Общее падение численности населения вследствие демографического перехода. В том числе и в тех регионах мира, где пока рождаемость стабильно растёт. Уничтожение в течение конфликтов больших групп людей. (Вполне возможно применение ядерного оружия. Отнюдь не великими державами, но часто и много). Общая примитивизация мышления и образа жизни. Отсутствие борьбы с опустыниванием и деградация культурного ландшафта.

Весьма вероятно, что многие ныне густонаселённые регионы земли постигнет судьба Атлантиды. Появятся огромные территории пустошей. Непригодных либо малопригодных для хозяйственной деятельности.

Но речь не о них. Посреди всего этого запустения, несомненно, сохранятся очаги технологической цивилизации. В других условиях подавляющее большинство представителей любых, даже самых «пассионарных» народов, выжить просто не сможет. Но цивилизация эта будет по большей части отнюдь не наша.

Управленцы и организаторы, сохранившие технологии и инфраструктуру, более не будут связаны ограничениями. Теми, которые действовали в старых, цивилизованных государствах. Они получат абсолютную власть над своими подданными.

Сформируются относительно небольшие тоталитарные сообщества. Абсолютной властью и правом собственности надо всем и вся в них будет обладать либо монарх, либо узкий круг олигархов. Социальная структура будет состоять из правителей (правителя), узкой обслуживающей, преимущественно инженерной прослойки. И абсолютно бесправного большинства. Его представители будут молиться на то, что им позволяют жить и размножаться. И не выгоняют в пустыню.

Идеология таких анклавов будет основываться на почитании различных фетишей, покровителей и заступников. Будут обожествляться основные технологии и высшие управленцы. Ведь для людей будущего будет характерна избирательная специализация в области знаний и навыков, начётничесво, отсутствие интереса к сути вещей и ослабленный творческий потенциал.

Теоретическое осмысление реальности будет отсутствовать. Как по причине невежества, так и подавления. Будет поощряться механическое заучивание необходимой части старых знаний и умение применить их на практике. Попытки понять истоки и проявления творческой инициативы будут пресекаться самым решительным образом. Как в среде бесправной массы, так и в среде элиты. Идеалом такого общества будет полная неизменность. А любые подвижки ассоциироваться с разрушением всего и вся. В качестве идеализированного «золотого века», вполне возможно, будет почитаться наше время. С исторической реальностью, конечно, оно будет иметь мало общего. Но из него будет черпаться материал для легитимизации настоящего, существующего образа жизни.

Стремление к неизменности будет поддерживать и ограниченность ресурсов и человеческих возможностей, которые лихо растранжирили предки.

Обращение к творческому начало в таком обществе будет возможно только вследствие сильнейшего кризиса, когда старые зазубренные алгоритмы окажутся неработоспособными.

А так доблесть людей, как самых великих, так и самых малых, будет заключаться в следовании древним пожелтевшим инструкциям. Наиболее скрупулёзный исполнитель будет считаться самым великим мудрецом.

Сохранившиеся технологии будут обслуживать добычу пропитания, создание комфорта и передвижение. И, конечно же, военные и контролирующие.

Их исключительными владельцами будут высшие представители элиты. Поэтому анклавы цивилизации будут вооруженными до зубов и нашпигованными камерами слежения и всяческими радиоошейниками для подданных. Власть, склонная к перестраховке, не оставит без присмотра и без того робких рабов-обывателей.

К тому же элиты будут непрерывно грызться из-за контроля над оставшимися ресурсами. Но для масштабных войн этих ресурсов как раз и не хватит. Будет идти борьба непрерывных мелких укусов. Более сильные станут добивать более слабых в течение десятилетий и даже столетий.

Перспектива не радужная. Есть ли к чему стремиться? По-моему, есть. Стремиться к максимально полному сохранению культурного, технического и творческого потенциалов. Сохранению способности к творчеству, к самостоятельному созданию нового едва ли не важнее спасения накопленных знаний. Но одно без другого невозможно.

Необходимо развить способность к свободной и самостоятельной самоорганизации. Способность формулировать и отстаивать собственные интересы. А отнюдь не покорность «большому брату» и его палке.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter