Зло из пробирки

Все разговоры о биотехнологии, которая определит развитие науки в XXI веке, — не более чем рекламная шумиха. Возможно, кое-кому такое заявление покажется странным, но давайте попробуем разобраться. Известно, что генетика и молекулярная биология — величайшие достижения XX века. Если физика как наука сформировалась во времена Ньютона, а затем дала толчок развитию техники, логично ожидать подобного прорыва и в области биотехнологий. Однако все сенсации о клонировании так или иначе сводятся к фантастическим сюжетам из голливудских боевиков.

ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННАЯ ПРОПАГАНДА

Оптимисты рассуждают о формировании организмов с заданными свойствами, но на самом деле никаких заданных свойств быть не может. Поскольку все эксперименты в этой области ведутся методом «научного тыка».

Нам показывают трансгенные растения, но и у них на одно заданное свойство естественным образом получается десяток непредсказуемых.

Биотехнологический ажиотаж выглядит особенно странным, потому что в научном арсенале есть веками проверенная селекция. Ведь все культурные растения и домашние животные — суть особые разновидности, резко отличающиеся от диких предков. И выведены они без какого-либо искусственного вмешательства в генетический аппарат. Любому здравомыслящему человеку ясно: в биологии нельзя действовать как в технике — собирать схемы из деталек. Живой самонастраивающийся организм неизмеримо сложнее реакторов (которые порой взрываются) и шаттлов (которые тоже гибнут).

Из биотехнологических чудес нам обещают продление жизни, победу над смертью, регенерацию утраченных органов. Но эликсир молодости — это пока фантастика. В реальности же есть лишь зачатки биологической науки, все еще не имеющей НИКАКОГО ПОНЯТИЯ о том, что есть жизнь и по каким объективным законам она существует. Да, и не наука была источником биотехнологического бума, а бизнес-структуры и военный комплекс. Именно там проводились опасные эксперименты, апофеоз которых — бактериологическое оружие.

Так что модные направления, вроде генной инженерии и всяческих биотехнологий, — это теоретически бессмысленные и практически опасные затеи.

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

Знаю случаи, когда в красноярских клиниках больных детей подвергали дорогостоящим генетическим исследованиям, когда причина недуга была не очень ясна. Специалисты за деньги несчастных родителей собирали «научный материал», чтобы «отметиться» в престижной области. Это плоды человеческого тщеславия, а если вспомнить про жажду обогащения: любой практически ясный биотехнологический результат сразу же стремятся использовать для получения прибыли. Так вводятся в оборот трансгенные растения, однако в Европе его не распространяют — экспериментируют на россиянах.

«Западникам» понятно: организм — это строго отрегулированная система, где каждая молекула исполняет свою роль, опасно вторгаться в эту регуляцию, подсовывая для биохимической переработки неведомые молекулярные цепочки.

Давайте, наконец, признаем: в биологии нет никакой фундаментальности! Если в физике имеется количественное выражение качественных понятий — «масса», «энергия», «пространство-время» и др., то в биологии есть только «наследственность», «изменчивость», «отбор» и пр., которыми каждый ученый манипулирует как рекламными слоганами.

В чем же выход?

Во-первых, надо всерьез заняться теоретическими работами, не требующими дорогостоящих вложений, и создать точный понятийный аппарат, соответствующий науке о живом. Надо понять: наибольшую важность представляют не сомнительные практические результаты типа овечки Долли, а создание теории.

Во-вторых, надо от молекулярной аналитики перейти к изучению биологических организмов как целостных систем. Это уже область биофизики, здесь наработан огромный материал, имеющий и научную достоверность, и практическая ценность.

АСТРОЛОГИЯ И ИГЛОТЕРАПИЯ

Многие любят — кто всерьез, а кто посмеиваясь — читать в газетах астрологические прогнозы. Интересно, что зависимость характера и личности человека от времени его рождения действительно наблюдается. Одна солидная английская страховая компания, изучая статистику дорожно-транспортных происшествий, установила, что чаще других участниками ДТП становятся Овны, которые упрямо игнорируют дорожные правила.

Влияние на развитие живых организмов естественных факторов среды сейчас общепризнанно. В свое время в Красноярском институте биофизики я принимал участие в разработке темы: мы выясняли, какое воздействие оказывают физические факторы на формирование годичных колец деревьев. Оказалось, что колебания температуры воздуха и количество осадков напрямую влияют на рост древесины. Все эти факторы отражаются на величине отдельных клеток годичного кольца, хотя зависимость становится заметна лишь при накоплении статистики.

А теперь задумаемся. Вот в материнском теле формируется плод, — скажется ли на его развитии то, чем питается женщина, гуляет ли она по лесу, загорает или сидит дома? Плод растет в течение 9 месяцев — за это время у него формируется нервная система, полная структура сложнейшего организма. И все это время происходят сезонные изменения климата и питания. Понятно, что у детей, рожденных весной, будет много общего, и, наоборот, они будут отличаться от тех, которые формировались в других условиях и родились в другое время.

Нервная конституция человека, свойства сердечно-сосудистой системы и многое другое закладываются в период внутриутробного развития под влиянием внешних физических факторов. Потом все эти особенности воплощаются в характере человека, в некоторых чертах его личности, проявляются в склонностях и предпочтениях. Опыт поколений за тысячи лет истории человечества классифицировал все эти типические качества и связал их с определенными календарными периодами, обозначенными знаками зодиака. Обратите внимание: зодиакальная связь принята именно в странах европейской цепи цивилизаций, где ритмы климатических изменений и системы питания более или менее одинаковы.

Конечно, зависимость статистическая — далеко не все, родившиеся под определенным знаком, будут ему точно соответствовать. Свой отпечаток накладывают и материальная обеспеченность, и конкретное место проживания матери ребенка. Тем не менее существование отмеченной зависимости достаточно очевидно, и ее изучение — одно из направлений деятельности Сибирского исследовательского центра «Неосинтез». Выявленные закономерности смогут потом использовать будущие родители для планирования характера ребенка, она может учитываться руководителями при подборе кандидатур для определенной работы.

Или вот еще один результат наших биофизических исследований. Всем известна акупунктура — иглоукалывание, рефлексотерапия. Считается, что воздействие на определенные точки тела может излечивать болезни. Но почему и как наступает лечебный эффект, врачи не знают. Между тем тайна иглоукалывания проста. Регуляция организма осуществляется по нервным путям. Сигнал о неблагополучии в работе органа порождает регулирующий ответ, приводящий все в норму. Оказалось, такие сигналы-реакции проходят не только внутри организма, но и вне его. Когда нарушается работа того или иного органа, сигнал выражается и в том, что определенное нервное окончание (точка на коже) возбуждается и его надо «закоротить», послав ответный, регулирующий сигнал. Грубо говоря, точка на теле «начинает чесаться» — требует, чтобы ее побеспокоили чем-то острым.

Попробуйте проделать эксперимент: после ванны в постели постарайтесь полностью расслабиться. И в определенный момент вы почувствуете, что некоторые точки на теле «требуют», чтобы их почесали. Я советую: сделайте так, как они «требуют» — и вы поможете своему организму справиться с какой-то начинающейся хворью — нарушением регуляции. Можете практиковать этот метод самолечения прямо с сегодняшнего вечера. Результаты будут потрясающие.

К сожалению, наша цивилизация со своими рыночными ценностями заставила людей забыть некоторые истины, и только теперь биофизика открывает их вновь.

БЛЕФ И МАСКИРОВКА

Впрочем, не хочу ругать достижения цивилизации. Сейчас появилась высокочастотная терапия: было установлено, что легкое воздействие на мозг человека высокочастотным электромагнитным полем может восстановить нормальный резонанс по частотам между клеточными мембранами — вернуть здоровое состояние, которое по ходу непростой жизни мы постепенно утрачиваем.

В этой сфере намечен переход к неизведанным областям, для описания которых используют термин «биополе». Тут много шарлатанских спекуляций, но уверяю вас — настоящие ученые здесь тоже есть.

Почему же мы о них не слышим?

Дело в том, что существует наука об охране государственных тайн, хотя ничего особенно научного в ней нет, это просто набор технологических принципов, которыми пользуются, дабы скрыть от противников-конкурентов наиболее перспективные направления исследований. Скажем, такой прием: создание информационной шумихи вокруг тупиковых проблем, рекламирование путей, которые никуда не ведут, или — более изощренно — восторженное восхваление научных разработок, которые на самом деле являются «вчерашним днем».

В Российской Академии создан комитет «по борьбе с лженаукой», но академикам невдомек, что всякие «микролептоны», «антигравитационные торсионные поля», «холодный ядерный синтез» рекламируются в прессе не случайно... Впрочем, «жареные утки» часто прилетают и из-за океана. То Пентагон якобы ведет опыты по «телепортации» и изменению времени, то США заполучили какую-то «инопланетную технологию». А иногда легковерную публику просто откровенно морочат. В августе 1996 года в серьезных изданиях появилось сообщение: ученые из НАСА объявили, что обнаружили окаменелые следы жизни на куске древнего метеорита, который проделал путь от Марса до Антарктиды. Так возникла сенсация, о которой долго все рассуждали, а сейчас вдруг появилось сообщение, что на самом деле никаких следов жизни в «марсианских метеоритах» нет. Чтобы до конца разоблачить блеф, осталось только задаться вопросом: неужели на метеорите, как на бандероли, стоял адрес отправителя? Как можно говорить о том, что это камень с Марса, если у нас в руках не было ни одного образца почвы с этой планеты?

Легко догадаться, что блеф о биотехнологиях маскирует действительно перспективные направления биофизических исследований, которые пока держатся в секрете. Сама по себе секретность не вредна. А вот блеф о биотехнологиях, к сожалению, может обернуться серьезной бедой. Ведь исследователи на самом деле вмешиваются в работу механизмов жизни, не имея правильного представления о последствиях своего вмешательства. Мы живем и не замечаем, как трансгенная биомасса расшатывает биохимию организмов, мутантные ДНК вырываются на свободу и незаметно распространяются:

БИОТЕХНОЛОГИИ АПОКАЛИПСИСА

Красивые разговоры о чудесных биотехнологиях — это прикрытие для военных исследованиий, способных радикально перекроить тело человеческой цивилизации. Самое страшное, что есть все основания предполагать наихудший вариант. И начало биотехнологическому Апокалипсису было положено еще в ХХ веке.

Клещевая бомба

Всем сибирякам известна опасная болезнь — клещевой энцефалит. Но далеко не все знают, что эта зараза — следствие использования японскими милитаристами в 30-е годы биологического оружия для ослабления боеспособности Красной Армии на Дальнем Востоке СССР.

Вирус клещевого энцефалита был открыт в тридцатые годы ХХ века специальной советской экспедицией военных микробиологов под руководством профессора Льва Зильбера. Экспедицию финансировала армия (РККА). Наркомы и комиссары запаниковали, когда среди солдат Дальневосточной группировки Красной Армии стало распространяться неизвестное, зачастую смертельное, заболевание.

Не сразу удалось нашим врачам определить, что переносчиком является клещ, который до этих событий вызывал у людей только естественную брезгливость. Ход экспедиции был драматичен — врачи экспериментировали на себе, один погиб, другой остался инвалидом. Об этом можно прочитать в книге Анатолия Шварца «Во всех зеркалах», посвященной российским генетикам и микробиологам.

Там рассказывается, как кто-то совершенно случайно обратил внимание: пик заболеваемости энцефалитом совпадает с пиком графика, составленного местным ветеринаром, где показывалась динамика укусов колхозных коров клещами. Так было установлено, что переносчиками вирусов энцефалита являются иксодовые клещи. При заражении человека во время присасывания клеща возникает заболевание с преимущественным поражением центральной нервной системы, которое отличается широким кругом своих проявлений и тяжестью течения — от легких, практически не заметных для больного, до тяжелых форм, иногда со смертельным исходом.

Для российского клещевого энцефалита ближайшим и родственным заболеванием является т.н. японский (летний) энцефалит, или энцефалит Б, открытый в 20-е годы, когда возникла эпидемическая вспышка в Японии, унесшая несколько тысяч жизней. Переносчиком японского энцефалита там служил комар, а само это заболевание имело эндемический характер (то есть распространялось на небольшой территории).

В отличие от японского энцефалита, российский клещевой энцефалит постоянно расширяет свой ареал: начиная с 30-х годов ХХ века это заболевание распространилось с Дальнего Востока по всей Восточной и Западной Сибири (через Енисей зараженные клещи перебрались в 60-е годы), и сейчас эта напасть встречается в Европейской части России вплоть до Подмосковья.

Японская язва становится американской

Версия о причастности японских военных микробиологов к появлению новой смертельной болезни возникла уже с самого начала, но подтверждение получила только после окончания Второй мировой войны.

Особым направлением следствия над военными преступниками было выяснение обстоятельств деятельности лаборатории военных микробиологов пресловутого «отряда 731» Квантунской армии, дислоцированного в Маньчжурии. Журналист-международник Борис Чехонин, который был одним из переводчиков на допросах японских военнопленных, рассказал в своей книге «Журналистика и разведка» (М.: Алгоритм, 2002), что микробиологи выступали в роли главных героев расследования.

Начиная с 1935 года в секретном городке в 20 километрах от Харбина от варварских опытов погибало ежегодно до 600 подопытных — русских и китайцев, а также изредка американские и английские военнопленные. К 1939 году на территории городка был сооружен целый завод по производству бактерий чумы, холеры, сибирской язвы, газовой гангрены, брюшного тифа. Оборудование этой фабрики смерти позволяло только за один производственный цикл (длившийся всего несколько дней) получить 30 000 000 млрд микробов. Как пишет журналист, одним из распространителей должны были стать блохи, которых предполагалось сбрасывать в специальных фарфоровых бомбах на населенные пункты, в местонахождения частей противника. Блохи разводились в специальных инкубаторах, таких питомников насчитывалось 4500. В секретном городке этим занимались 3000 специалистов. К счастью, наступление Советской Армии вовремя предотвратило эти планы.

Здесь я бы хотел добавить несколько слов от себя. Мой отец родился в Харбине (это тогда был полностью русский город), и он рассказывал, какие чудовищные зверства творили местные японцы, когда началось наступление нашей армии. Вчерашние соседи, жившие среди русских в Харбине, не спешили делать себе харакири, предпочитая убивать русских детей на улицах и в домах, взрывали кинотеатры вместе с русскими зрителями и т.п.

Кстати, русских и китайцев — подопытных в экспериментах — японские медики именовали на своем языке «бревна», а англосаксов сюда специально привозили, чтобы выяснить их «расовые особенности» в процессе протекания смертельных заболеваний.

Между прочим, широко известен план японцев по сбрасыванию бомб с воздушных шаров над территорией США, но почему-то никто не уточняет, что бомбы эти должны были быть с бактериологической начинкой. И это легко объяснить, если учесть, что материалы по биологическим исследованиям японскими биотехнологами были переданы в США, а потом использовались Америкой в корейской войне.

А куда смотрим мы?

СССР следил за разработками в области биологического оружия в Великобритании и США. Так утверждает, по сообщениям газеты Daily Telegraph, Александр Кузьминов, бывший агент КГБ, занимавший высокий пост в подразделении, отвечающем за биологический шпионаж (12-м управлении КГБ, или Управлении С). Кузьминов вместе со своей женой уехал из России в Новую Зеландию в 1994 г., а за два года до этого ушел из КГБ.

Бывший разведчик написал и опубликовал книгу «Биологический шпионаж», в которой рассказывается о работе советских агентов в британском Портон-Дауне и американском Форт-Детрике в Мериленде, где разрабатывалось биологическое оружие. Бывший агент КГБ утверждает, что управление, в котором он работал, выяснило, что Запад не собирался наносить удары с помощью биологического оружия по СССР.

Тем не менее СССР не выходил из гонки биологических вооружений, не выходит из игры и современная Россия.

ВОЗМОЖНЫ ВАРИАНТЫ

Есть такая «черная» байка про зубного врача, который, залечивая зуб больного, всегда делал маленькую дырку в здоровом, — чтобы будущий кариес обеспечивал постоянную клиентуру.

Как ни абсурдно, но этот дьявольский принцип — когда злодей становится благодетелем — может хорошо срабатывать в такой сфере, как применение биологического оружия. Представим себе, что некий агрессор заражает территорию противника — не обязательно смертельной заразой, но достаточно эффективной для того, чтобы вызвать эпидемию, дезорганизующую всю общественную жизнь.

На примере безобидного «коровьего бешенства» и «птичьего гриппа» мы уже видели, какую дезорганизацию вызывает болезнь домашних животных. А если неведомая инфекция охватывает мирное население? Если власть атакованного государства не сможет справиться с эпидемией, единственный выход — помощь других стран, где есть необходимое количество медиков-добровольцев и нужные средства для локализации очага и лечения болезни. Если же у гуманитарных помощников оказывается и подходящее лекарство, то они в глазах всех выступят спасителями и благодетелями. Легко понять, что после победы над болезнью территория государства оказывается под негласной оккупацией, вызывающей симпатию населения и сочувствие мирового общественного мнения.

Я не хочу сказать, что такие варианты — реальные планы каких-либо государств или же составная часть стратегии какой-нибудь транснациональной корпорации, желающей захватить контроль над ресурсами некоей страны. Однако, согласитесь, есть определенная страшная логика в такого рода причинно-следственных построениях. А следовательно, мировое сообщество должно учитывать возможность такого рода террористических актов.

ОРУЖИЕ ДЛЯ РАСИСТОВ

Странные особенности обнаруживаются у инфекций, появившихся в последнее время. СПИД, оказывается, в большей мере поражает лиц негроидной расы, а вот атипичная пневмония почему-то «достает», в основном, монголоидов.

Для китайцев обрушившаяся на них напасть была реальной — принимались очень жесткие меры, а европейские страны как-то миновала чаша сия.

Между тем, еще в конце прошлого века Британская медицинская ассоциация ошеломила общественность предупреждением: в ближайшем десятилетии может быть создано генетическое оружие массового поражения, способное уничтожать отдельные этнические сообщества. В основе подхода лежит возможность нацеливания биологического оружия на индивидов определенной расы, поскольку расшифровка генома человека позволяет четко определять генные различия между отдельными этносами.

Интересную статью о генетическом оружии опубликовала газета «Еврейское слово» (№233 от 9-15 марта 2005 г.) Там сообщается о болезни Тея-Сакса — смертельном наследственном заболевании нервной системы. Более 10 веков оно избирательно порождало евреев-ашкенази. Сегодня болезнь практически побеждена. Хотя в отношении генетического оружия порой вы сказываются скептические мнения, создать такое оружие даже проще, чем получить антибиотик, избирательно действующий на конкретную болезнь, поскольку задача боевых штаммов — не лечение, а разрушение:

«В августе 2002 года ООН отправила на Мадагаскар команду врачей и ученых из института Пастера для изучения эпидемии неизвестной болезни. Симптомы, проявленные у 2000 с лишним человек, 175 из которых умерли, были сходны с симптомами простуды. Насторожило сотрудников ООН, что эпидемия поражала в основном людей одной этнической группы:

Ученые считали, что человеческий геном удастся расшифровать к 2025 году, однако научные организации США и Англии уже прошлым летом успешно завершили программу «Геном человека», дополнительно расшифровав структуры десятков патогенных бактерий. Несложно догадаться, что большинство результатов этой программы засекречено — она позволяет перейти к работам над новым поколениям высокоточного генетического оружия, которое может появиться в ближайшие 5-10 лет.

Теперь генная инженерия может раскрыть механизм действия токсинов и обеспечить производство избирательно действующих продуктов, ничем не отличающихся от обычных, без трудоемкой генетической экспертизы. Сегодня разрабатывается программа «Протеом» по расшифровке назначения и взаимодействия белков, открывающая путь к получению абсолютного оружия, позволяющего планомерно уничтожать любые человеческие популяции, заданные по ключевым генетическим признакам.

Эта военно-биологическая программа начинает волновать мир. Из общего потока сообщений на эту тему следует выделить последние публикации известного американского писателя и журналиста Тома Хартмана, который в статье «Генетически модифицированная бомба» упоминает о докладе под названием «Перестройка обороны Америки: стратегия силы нового столетия», в котором якобы изложены соображения относительно генетического оружия».

СЛУГИ ДЬЯВОЛА

Биотехнология — это современная мифология, и все разговоры о ней зачастую оказываются не более чем рекламной кампанией. В этом легко убедиться на примере сенсаций о клонировании человека: шумиху раздували недобросовестные дельцы от науки. А в том, что символом «достижений» генной инженерии с некоторых пор стала овца, угадывается нечто ироничное.

Но если серьезно — что же следует понимать под клонированием человека и насколько опасно вмешательство в генетику организма?

Близнецы — это генетически тождественные индивидуумы, поэтому проблема клонирования человека не в том, что люди могут быть одинаковыми. И даже не в том, что природный процесс можно попробовать повторить искусственно. Пожалуй, я бы и сам не отказался, если бы у меня был сын — точная моя копия. По крайней мере, было бы меньше проблем с воспитанием... Однако суть в другом: генетический аппарат человека — штука сверхтонкая, и любые манипуляции с ним — это стопроцентная вероятность нарушений. Представьте: мутация может произойти от одного электрона, случайно влетевшего в хромосому, а генная инженерия подразумевает наличие механических устройств, с помощью которых извлекают ДНК и засовывают эту молекулу в яйцеклетку! Даже если технологию сумеют отработать на животных, клонирование человека все равно будет разновидностью индустриального конвейера, когда часть изделий всегда уходит в брак. Вы согласны, чтобы «в брак» уходили люди?

Но предположим, люди, обработанные пропагандой, смирились с «отходами производства». Организован некий лепрозорий-хоспис для нежизнеспособных клонов. Допустим, законодательство снимает вину с биотехнологов, дескать — природный процесс размножения тоже не идеален. Однако технология будет развиваться, и рано или поздно кому-то захочется поэкспериментировать — вывести «трансгенных» людей: морозоустойчивую породу, вирусоустойчивую, интеллектуалов, суперменов и т.п. Да все эти изделия — с отбраковкой неудачных вариантов...

Вы скажете — это я нарочно пугаю? Но вот в прошлом номере «ВК» было опубликовано интервью с красноярским ученым, который уехал за границу и работает во Французском биотехнологическом центре, занимаясь математическим моделированием биологических процессов. Он вполне серьезно приводит в качестве примера фантастический фильм «Гаттака»: изображено завтра, где генетический анализ позволяет прогнозировать возможности людей и на этой основе регулировать социальные отношения. Интересно, что фильм вспоминается им в позитивном контексте, хотя на самом деле режиссер старался показать бесчеловечность общества, где власть принадлежит генетикам.

Кстати, раз уж мы заговорили о фильмах, помните чудесную польскую комедию Юлиуша Махульского «Секс-миссия» («Новые амазонки» в отечественном прокате)? Там два мужичка попадают в будущее, где в убежище под землей существует женское царство. А вы не вспомните — от какой опасности прячутся под землей амазонки? От генетической «бомбы Копельвайзера», которая уничтожила половину человеческой популяции! Поэтому и заправляет в подземном царстве всесильный департамент «Генетикс».

Странно, что поляки озаботились этой опасностью еще 20 лет назад — видимо, сказалась близость к Европе.

ЗАОКЕАНСКИЙ ТРИЛЛЕР

А теперь немного конкретики.

Я уже рассказывал о работе Тома Хартмана «Генетически модифицируемая бомба», но ведь этот американский журналист не сценарий для фантастического боевика писал, а политическую публицистику. Том Хартман опубликовал более десятка книг и неоднократно награждался премиями за писательские и журналистские заслуги. Он ведет на национальном радио несколько ток-шоу и занимается благотворительной деятельностью — открыл школы и больницы на четырех континентах.

Свою аналитику Том Хартман начинает пугающим прогнозом: «Вообразите бомбу, которая убивает только белых с рыжими волосами. Или людей небольшого роста. Или арабов. Или китайцев. Теперь представьте, что эта новая бомба может быть где-нибудь сброшена и в пределах дней, недель или месяцев она убьет на планете каждого человека, соответствующего профилю бомбы, хотя остальные останутся в живых». Заканчивает он фразу конкретным указанием злоумышленников: «Эта бомба могла бы сработать тихо — никто бы не понял, кто и где ее сбросил. Никто бы не заметил, что ее вообще задействовали, пока жертвы не начали бы умирать в массовом порядке. Кто же мог додуматься до такого? Один из этих людей — Пол Вулфовиц, другой — Вильям Кристол».

Вулфовиц — первый заместитель министра обороны США, один из лидеров так называемых «ястребов». Кристол — ведущий аналитик, редактор и издатель политического журнала The Weekly Standard. Ярый республиканец, близок к администрации американского президента. Ко всему прочему, Кристол является руководителем проекта «Новый американский век» (New American Century — некоммерческая образовательная организация, пропагандирующая, что глобальное американское лидерство — это очень хорошо и для США, и для всего мира). Вот что пишут создатели проекта в своем докладе «Перестройка обороны Америки: стратегия, силы и ресурсы нового столетия»: «В последнее время много говорится о необходимости преобразований в вооруженных силах Соединенных Штатов, чтобы воспользоваться преимуществом «революции в военных делах» и побеждать в будущих нетрадиционных войнах. С одними врагами можно бороться в киберпространстве, с другими — под водой или в космосе. А с некоторыми — даже в пределах наших собственных тел».

Это последнее заявление и позволяет Хартману заключить, что речь идет о генетическом оружии: «Три года назад Вулфовиц и Кристол со своими коллегами предложили Пентагону подумать как раз об этом. Не просто о войне с применением бактериологического оружия, а о войне генов.

Учитывая, что Кристол, Вулфовиц и их партнеры по PNAC вроде Дика Чейни, Дональда Рамсфельда, Ричарда Перла, Элиота Абрамса, Джеба Буша и Джона Болтона в начале 1998 года уже наделили нас двумя рекомендациями — захват Ирака и сумасшедшее увеличение расходов на оборону, — невозможно не задаться вопросом: не является ли генетическая война одной из их «политически полезных» идей, прорабатываемых Пентагоном? Впрочем, мы можем не задумываться об этом. По крайней мере, те из нас, у кого нет политически неблагонадежных родственников».

ЗЛЫЕ ГЕНИИ ЕВГЕНИКИ

Конечно, писания Джона Хартмана можно расценить как дутую сенсацию, инспирированную демократической партией США для дискредитации республиканцев. Но есть кое-что в истории Америки, что показывает: опасности, которыми нас пугает журналист-демократ, не столь уж надуманны.

В начале ХХ века в мире получила популярность идея о научной селекции и искусственном выведении высшей расы из совершенных людей. Новая наука получила название «евгеника». Особенно сильно было евгеническое движение в США, где оно быстро окрепло и стало распространяться на весь мир. Издавались десятки журналов, проходили международные конференции. Бюджеты евгенических обществ, пополняемые фондами Рокфеллера, Карнеги и деньгами многих других воротил бизнеса, составляли десятки миллионов долларов (эквивалент нынешних сотен миллионов).

Вспоминаю, как однажды попал мне в руки журнал «Сибирские записки» за 1914 год с фантастическим рассказом Алексея Гастева: описывалось светлое будущее, где в Красноярске среди небоскребов и летающих платформ проходит международный евгенический конгресс по «улучшению человеческого вида путем полового подбора». (После революции большевик А. Гастев возглавил в СССР Институт труда и занимался внедрением конвейерной системы Тейлора, в 37-м был репрессирован.)

А в США не собирались ждать «светлого будущего». Уже в 1907 году был принят первый закон, сделавший легальной насильственную стерилизацию. (Поясню: стерилизация — когда мужчину или женщину искусственно лишают возможности иметь детей.) Сразу же после введения закона начались операции по стерилизации слабоумных, больных тяжелыми наследственными болезнями и просто потомственно бедных. По оценкам специалистов-евгеников, стерилизации в США подлежал каждый десятый. По планам, опубликованным в евгенической прессе, количество людей, которых следовало лишить способности и права иметь детей, оценивалось в 14 миллионов.

За последующие десятилетия в США было стерилизовано более 70 тысяч человек, по преимуществу женщин, в Канаде — более 50 тысяч, в Швейцарии — более 60 тысяч, в Норвегии — более 40 тысяч человек. По многим странам данные до сих пор засекречены или уничтожены. А настоящий размах евгеника получила в Германии — известно, что Гитлер еще до своего прихода к власти писал восторженные письма лидерам американской евгеники. Фюрер стал их примерным учеником: нацисты стерилизовывали по 5 тысяч «неполноценных» в месяц, действуя при этом строго по научным методикам американской евгенической науки. Евгенические институты Германии финансировались Америкой задолго до Гитлера, и денежная поддержка продолжалась вплоть до 1943 года, почти до открытия «второго фронта».

ЕВГЕНИКА, СТАВШАЯ ГЕНЕТИКОЙ

Россиянам сегодня неведомо, что на Западе вовсю идет поголовное генное картирование населения.

ДНК миллионов людей уже занесены в банки данных, а такие страны, как Исландия, Эстония и некоторые другие, дали разрешение на полное генное картирование всех их жителей без исключения. Впрочем, может быть, специальная графа и магнитная полоска в российских паспортах предназначены не только для пресловутого ИНН, но и для генной идентификации владельца документа?

Все возникшие в начале прошлого века евгенические организации и журналы здравствуют поныне, благополучно переименовав себя в генетические. А ядерные центры в Окридже, Брукхевене, Леверморе и другие давно уже по совместительству являются и ведущими центрами генетических исследований. Всем заведует зловещий департамент энергетики США, тот самый, что, переняв эстафету манхэттенского проекта по созданию ядерной бомбы, много лет хладнокровно изучал генные последствия ее античеловеческого применения в Хиросиме и Нагасаки. Туда заслали под предлогом помощи легионы «врачей», не способных ничем помочь несчастным жертвам атомной бомбардировки, но посылавших результаты своих исследований в США. Этот же департамент недавно с помпой завершил знаменитый проект «Геном человека» — на 90% проект финансировался именно им, точно так же как и начатый в тот же год еще более масштабный проект «Гены для жизни». Возможно, название новейшего проекта следует понимать в том смысле, что наши с вами гены уже приговорены к смерти.

ПРОДАЖНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Прямая критика биотехнологий часто вызывает недовольство — слишком страшная картина получается. Предостережения истолковываютися как ретроградство а-ля Лысенко, который называл генетику «продажной девкой империализма».

Адепты биотехнологий высказываются примерно так: «Наука движется вперед методом проб и ошибок. Если бояться, то никакого прогресса не будет вообще. А негативные последствия — это «заслуга» не ученых, а политиков и тех, кто стремится извлечь прибыль из недостаточно апробированных разработок».

С этим не спорю! Но речь и не идет о науке вообще, а о конкретной области — о биотехнологии. Последняя отличается тем, что человек здесь экспериментирует с живым веществом. Во-первых, нет понимания феномена жизни — и мы не можем в полной мере представить последствия своих экспериментов. Например, существует теория, доказывающая, что гибель динозавров произошла не из-за кометы и похолодания, а из-за внутренних закономерностей, свойственных биосфере мезозойской эры. Если так, то надо бы точнее изучить закономерности современной биосферы. Может быть, появление новых инфекций, исчезновение видов, изменение демографической ситуации в человеческом обществе — звенья одной цепи? Во-вторых, наши тела — тоже биология. Живой организм — это не отдельно стоящая вещь вроде мраморной глыбы. Уместнее вспомнить мифы об оживших статуях, среди которых — не только прекрасная Галатея, но и кадавры-франкенштейны. В-третьих, несовершенство общества и наличие злых людей — суть неотъемлемые качества ситуации. Поэтому отвлекаться от них столь же преступно, как экспериментировать со спичками над бочкой бензина. Когда рванет, кого винить — самоуверенного идиота или злонамеренных духов горючего?

А главное, мы с вами ведь разговор ведем не об абстрактных предметах, а о вполне конкретных направлениях в биологических исследованиях. Ясно, что цветоводство нас здесь волновать не будет, а вот вирусология — очень даже.

Однако возмущенный читатель на этом не успокоился и высказался в том смысле, что нечего общественности лезть туда, где говорить должны эксперты. Мол, ученые не глупее нас.

ЛЮДИ И ЭКСПЕРТЫ

Снимаю с полки книгу со статьей профессора Регины Карпинской «Особенности современного биологического эксперимента». Вот что пишет она в связи с работами Бензера о генотипе мушки дрозофилы: «В лаборатории Бензера удалось создать целую коллекцию так называемых мозаичных дрозофил, у которых одни части тела состоят исключительно из женских клеток (с двумя Х-хромосомами), а другие — из мужских (с одной Х-хромосомой). Такая четкая локализация мужских и женских клеток открывает новые возможности экспериментального изучения поведения, в частности полового поведения. Так, например, установлено, что ухаживают за самками только те мозаичные особи, голова которых состоит из мужских клеток. Исследование поведения химерных особей дрозофилы, созданных как бы произволом экспериментатора, только начинается, но, по всей

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter