Махараштра как Кондопога

Прочитал на АПН статью бывшего депутата Госдумы Дарьи Митиной об индуистских радикалах и террористических организациях, которая была создана ею в соавторстве с неким Саидом Гафуровым.

Напиши подобный материал бывший МИДовский сотрудник Сергей Строев, много лет проработавший в Индии, то я воспринял бы это как нечто вполне естественное. Но меня удивляет проявившееся у Дарьи внимание к политической ситуации в Индии.

Впрочем, эта страна всегда вызывала в России интерес, а индусы для нас люди не чужие. Как-никак многие из них — потомки наших братьев арийцев, в древние времена ушедших с Урала далеко на юг. И если мне кто-то покажет на черных как смоль дравидов, то в ответ я укажу на индусов, которые внешне ничем не отличаются от европейцев. Конечно же, не все индусы имеют такой облик, однако даже с расовыми помесями Индия в религиозном и культурном плане близка древним верованиям славян и других европейских народов.

При этом весьма показательно, что мир соседнего и во многом родственного индусам Пакистана не вызывает у русских совершенно никакого интереса.

На чьей стороне должен находиться человек русской и европейской культуры в войне исламизма с индуистами? Думаю, ответ очевиден. Лично я на стороне индуистов.

Что дала Индия миру в XX веке? Да хотя бы красивое и жизнерадостное кино, то уже немало. А что значимого в этом же веке внёс в общемировую сокровищницу культуры Пакистан? Лично у меня иных ассоциаций, кроме как с исламизмом, террористами, опасностью ядерной войны, а также с поддержкой недоброй памяти афганских «моджахедов», это государство не вызывает. Пакистан никогда не был дружественным нам государством, и не станет им впредь.

Теперь вопрос. Что случится хорошего для нас — для России и русских, — если Пакистан поставит через исламистов под свой контроль некий кусок индийской территории? Ответ очевиден: это лишь увеличит пространство исламизма и политической нестабильности.

При этом я бы не сказал, что Дарья Митина выступает в своей статье на стороне исламистов, но некоторые моменты в конце публикации наводят именно на такие мысли.

Вот, например, она пишет об индуистских радикалах из «Абхинав Барат»:

«Чем они отличаются от джихадистов с точки зрения социальной стабильности? Тем, что они представляют собой большую угрозу просто потому, что индусов много больше, чем мусульман, и среди них еще более велика доля деклассированных, люмпенизированных элементов, являющихся питательной средой для террора.

Несомненно, угроза организованного индусского террора в индусской по преимуществу стране должна быть уничтожена в зародыше, пока не превратилась во всепожирающего монстра. Их планы могут быть не настолько сложными и изощренными, как у джихадистов, а подготовка боевиков не настолько тщательна, как у фидаев, но, по мнению полиции, угроза от арестованных 11 террористов была не меньше, чем от джихадистов».

Как это похоже на то, что говорят о русском национализме деятели типа Брода и Ганнушкиной!

Но как можно патриотов-индуистов, которые желают отстоять целостность своей страны, ставить на одну доску с исламистами?

Давайте задумаемся, над тем, кто первым начал взрывать и убивать в Индии людей иных этноконфессиональных групп.Да, как обычно, это начали мусульмане.Между тем мусульманское меньшинство находится в Индии, извиняюсь за тавтологию, в меньшинстве. И хоть британцы, уходя из Индии, нарезали границы так, что в пограничных районах вроде Кашмира имеются конфликты, но что могут предложить оппоненты? Перекроить границу в пользу Пакистана?

Народ в Индии вот уже несколько десятков лет испытывает, мягко говоря, неприятности, от исламских радикалов. Действия индуистских радикалов оказались лишь народным ответом на эти выходки фанатиков, которым правительство в Дели недостаточно эффективно противостоит.

Я не оправдываю никакой терроризм, поскольку конкретных результатов в решении межконфессиональных столкновений может достичь только государство. Однако после трагедии в Мумбаи можно понять мотивы ответных действий активистов «Вишва Хинду Паришад», Национального корпуса добровольцев или «Лала Кришны Адвани». Ведь всегда, когда власти оказывается не в состоянии навести порядок своими силами, то в дело вступает народ, действуя по кондопожскому сценарию.

Так было в Карелии, так происходит и в Индии.

Дарья Митина пишет, что, видите ли, толпа «индуистов-фанатиков штурмовала и разрушила в городе Айодхье мечеть Бабура, построенную в XVI в. основателем империи Моголов». Но ведь моголы были угнетавшими индусов завоевателями, а на месте этой мечети до порабощения ими Индии стол храм, посвященный рождению бога Рамы. Поэтому всё это можно воспринимать не иначе, как восстановление исторической справедливости.

В заключение Дарья пишет: «Реакционная идеология фашиствующего коммунализма представляет немалую опасность». Но почему она не использует такое клише, как «фашиствующий исламизм», если исходить из принципа «всем сестрам по серьгам»? И вообще, представляет ли для России и европейского мира какую-то опасность индуистский коммунализм? Очевидно, что нет, а вот фашиствующий исламизм такую опасность представляет для всего мира.

В общем, на мой взгляд у Митиной достаточно односторонние выводы, которые к лицу разве что Гейдару Джемалю — хотя фактический материал о радикальном крыле индуистских фундаменталистов мне был интересен.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter