Шимон Перес рвет «круг невезения»

Это была очень помпезная церемония. Избранный новым президентом Израиля Шимон Перес, 83-летний ветеран ближневосточной политики, въехал на территорию кнессета в сопровождении эскорта из шести всадников и шести мотоциклистов. Выйдя из автомобиля и направляясь вдоль строя почетного караула к монументу памяти погибшим солдатам Израиля, новый президент прослезился.

Шимону Пересу было из-за чего растрогаться. Пост президента Израиля он оспаривал не в первый раз. Семь лет назад он проиграл выборы своему сопернику от партии «Ликуд» и личному выдвиженцу Ариэля Шарона Моше Кацаву.

Правда, так вышло, что последний не досидел положенный срок полностью, оставив его раньше на несколько недель в связи с судебным иском о сексуальных домогательствах к секретаршам.

Сам Моше Кацав и его супруга на прием по случаю вступления в должность преемника так и не пришли. Но на этот факт уже почти никто не обратил внимание. Король умер, да здравствует король.

Затем была присяга в верности государству и прием на 950 приглашенных, в том числе для множества иностранных гостей. Среди них — бывший президент СССР Михаил Горбачев, уже многие годы считающийся личным другом Переса, чета Клинтон, другие известнейшие политики.

То есть это был триумф Шимона Переса, достойнейший аккорд в его карьере, начавшейся еще до образования государства Израиль.

Шимон Перес родился 1 августа 1923 года в небольшом городке Вишнево. В то время это была территория Польши, теперь Белоруссии. Тогда мальчика звали Семен Перский. Всего в Вишнево проживали около двухсот еврейских семей, причем большинство из них были убежденными сионистами и мечтали об эмиграции в Палестину. Первым из Перских уехал глава семьи, а затем, в 1933 году, к нему присоединилась жена и дети.

Шимон получил неплохое образование в престижной гимназии Бальфура, после окончания которой примкнул к политической деятельности. Вступил в партию МАПАЙ — предшественницу Партии Труда («Авода»). После образования Израиля сблизился с первым премьер-министром страны Давидом Бен-Гурионом. С тех пор политик занимал множество высокий постов. Точнее, скорее всего, нет такой должности в правительстве, которая бы не ассоциировалась с его именем. В том числе и премьер-министра. Им Перес становился дважды, но, что интересно, при этом ни разу не получая заветное кресло через выборы. Такие выборы он проиграл пять раз.

В связи с этим обстоятельством среди израильтян он даже получил прозвище «вечно проигрывающий». Рассказывают даже, что в юности Шимон Перес якобы, нагрубил раввину, за что тот пообещал ему «вечные проигрыши по жизни».

Но последние президентские выборы Перес выиграл. Хотя, как сейчас вспоминают, также не очень-то просто, только во втором туре.

Тем не менее, как говорят сейчас израильтяне, «круг невезения» Шимона Переса разорван. Он стал главой государства. Хотя, конечно же, должность президента в Израиле с иронией называют «креслом английской королевы». Президент в основном выполняет представительские функции. Реальная же власть находится в руках премьер-министра.

Станет ли в данном случае Шимон Перес исключением из правил? По многим оценкам, это очень возможно. Он действительно незаурядный человек, прошедший сложный и яркий жизненный путь.

***

Шесть лет назад, в середине мая 2001 года, автору этого материала довелось брать интервью у Шимона Переса, тогдашнего министра иностранных дел Израиля, собиравшегося с визитом в Москву.

Мы встретились в тель-авивском кабинете Шимона Переса, где висело множество фотографий — в том числе сделанных в девяностые годы, после подписания Норвежских соглашений, долго вселявших надежду в возможность заключения мира на Ближнем Востоке. А у истоков Соглашений Осло, как их также называют, стоял и Шимон Перес, получивший за свой вклад в миротворчество на Ближнем Востоке Нобелевскую премию мира. Шимон Перес запечатлен рядом с Ясиром Арафатом — также нобелевским лауреатом. Очень много было снимков с Ицхаком Рабиным. Убитый премьер-министр Израиля был одним из близких друзей Переса, его единомышленником. Он также всегда выступал за расширение связей с Россией, указывал на большую роль, которую может сыграть наша страна в ближневосточном мирном процессе.

— Господин министр, вы в Москве будете говорить об урегулировании с палестинцами? — задал я первый вопрос своему собеседнику.

Главная задача моей поездки в Москву — обменяться взглядами с представителями российского руководства о ситуации на Ближнем Востоке. Россия — один из коспонсоров ближневосточного мирного процесса и от ее позиции очень многое зависит. Мы должны обмениваться информацией так часто, как только возможно. Своей задачей я считаю донести до русских позицию Израиля. За последние годы в России очень многое изменилось. В том числе изменились и ее подходы к ситуации на Ближнем Востоке. Ранее СССР поддерживал только одну из сторон здешнего конфликта. Теперь же Россия поддерживает уже не какую-то сторону, а идею мира на Ближнем Востоке для обеих сторон.

— Как, на ваш взгляд, складываются отношения между Израилем и Россией?

Я бы сказал, что в данном случае невозможно говорить только о дипломатических и даже экономических отношениях. Очень важны, например, наши культурные связи. Ведь многие израильтяне воспитаны на русской литературе, музыке. В принципе же иммиграция в Израиль из России за последние годы в очередной раз изменила лицо нашей страны. Так что наши отношения с Москвой — в умах и сердцах израильтян. Нас очень многое связывает.

Вы стояли у истоков мирного процесса. Можно ли сейчас уже сделать окончательный вывод, что все миротворческие усилия девяностых годов провалились? Или все же израильско-палестинские переговоры возобновятся? Может быть, в переговорном процессе была допущена какая-то серьезная ошибка? Если да, то какая?

Самая большая ошибка заключается в том, что подписанные договоренности остались невыполненными. Так что дело не в том, что Норвежские соглашения плохи, а в том, что они не выполняются. Сейчас же необходимо работать над тем, чтобы они выполнялись. И это на данный момент и есть главная задача для переговоров, если они возобновятся…

Интервью было длинное. Очень большое внимание в разговоре было уделено вопросам сотрудничества между двумя странами, перспективам мирного урегулирования.

Через час после того, как мы расстались, поступило сообщение, что в небольшом израильском городке Нетания, в 30 километрах к северу от Тель-Авива, произошел очередной террористический акт. Смертник взорвал себя у входа в местный торговый центр. Вместе с ним погибли шесть человек, десятки получили ранения. Это событие стало как бы продолжением нашего разговора, напомнило, что мирный диалог израильтян и палестинцев должен быть продолжен. Иначе будет новые жертвы, новые страдания.

***

Что же ожидает Израиль при новом главе государства? Этот вопрос сейчас широко обсуждается в Израиле, причем как правыми, так и левыми. Первые обрушивают на голову политика громы и молнии. По оценкам правых, Перес будет способствовать возвращению Израиля на курс Норвежских соглашений, за активную поддержку которого он был в свое время удостоен Нобелевской премии Мира. Как известно, правые, число которых в Израиле за последние годы сильно возросло, резко выступают против договора, подписанного в 1993 году в Осло, и называют его «ослиным». Прежде всего, их не устраивает идея ухода израильтян с Западного берега реки Иордан. Как это уже произошло с сектором Газа. Такая перспектива оценивается правыми однозначно как предательство интересов еврейского государства. Ведь тем самым, подчеркивают правые, Израиль не только теряет земли, «завещанные евреям самим Всевышним», но и, за счет сворачивания территорий, оголяет границы, делает города и поселки страны более уязвимыми для возможного нового удара арабских армий.

Левые, естественно, рассуждают иначе. Хотя здесь все же существуют различные оттенки мнений. Но все же в целом курс Ицхака Рабина на заключение мира с палестинцами, у истоков которого стоял и Шимон Перес, левыми одобряется. Он оценивается ими как единственно возможный. Однако ряд политиков «левее левого центра» полагают, что Перес от курса Рабина отошел, причем в угоду политическим амбициями с целью «постоять рядом» с некоторыми правыми политиками. Имеется в виду прежде всего решение Переса, возглавлявшего ранее левую партию «Авода», войти в коалиционное правительство во главе с «Ликуд» и Ариэлем Шароном. Но подобных критиков Переса среди левых все же немного. В основном левый Израиль политика поддерживает. Тем более, что теперь в его руках находятся пусть и не ключевые, но все же реальные рычаги по управлению страной. В условиях, когда правительство и кнессет все же чаще склоняются к принятию решений более правого толка, президентские полномочия будут иметь значение.

И один из главных вопросов для всего Ближнего Востока — возобновление израильско-палестинского диалога, достижение мира. Шимон Перес это четко понимает. Во всяком случае, семь лет назад он говорил мне:

Можно сказать, что вместе с палестинцами мы живем в доме, в котором сломался лифт, и для того, чтобы достигать необходимой цели, необходимо постоянно пользоваться ступеньками. Это очень трудный путь, но его необходимо ежедневно проделывать… 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter