Новый политический сезон: выборы-2006 и продолжение оранжевой революции

Доклад Института национальной стратегии Украины

1. Общая характеристика современной политической ситуации в Украине (за 7 месяцев до парламентских выборов). Основные факторы и тренды.

26 марта 2006 года состоятся очередные выборы в Верховную Раду Украины. Учитывая, что с 1 января 2006 года вступают в силу поправки к Конституции Украины, согласно которым функция формирования структур исполнительной власти общенационального уровня переходит (на 80%) от Президента к парламенту, выборы фактически определят лицо украинской власти на последующие 4 года. И в этом смысле не менее важны — как политически, так и исторически — нежели президентские выборы-2004. Выборы-2006 покажут, был ли выбор Майдана стратегически оправдан для Украины, или же сторонникам "кучмистской модели" государства (консенсуса безразличия как альтернативы единой политической нации) удастся взять реванш. При этом мы исходим из того, что обе модели — и консенсус безразличия, и единая нация — исторически имеют право на существование. Канада и Швейцария в этом смысле ничуть не хуже США и Франции. Вопрос в том, какой путь развития уготован Украине и сможет ли сегодняшняя политическая элита отстоять свое представление об оптимальном для страны пути.

Мы можем выделить 6 факторов, которые в наибольшей степени определят политическую конфигурацию накануне выборов, исход выборов, а также облик украинской власти и, шире, украинской государственности после формирования новой Верховной Рады.

Раскол во властной команде, который уже не отрицается и никем не скрывается. Экзистенциальный конфликт "Ющенко — Тимошенко" как "разноименных зарядов" украинской политики. Неразрешимость конфликта между Тимошенко и окружением Ющенко (Порошенко, Червоненко, Третьяков и др.) как фактор формирования предвыборной и, шире, политической конфигурации.

Раскол в команде новой (сформированной в январе — феврале 2005 года) украинской власти был и остается не только важнейшим фактором формирования / трансформации политики украинского государства, но и ключевым фактором формирования предвыборной политической конфигурации. Можно утверждать, что борьба различных групп во власти важнее с точки зрения сценария и исхода будущих парламентских выборов, нежели какие бы то ни было процессы в рамках формальной оппозиции нынешней власти.

Прежде конфликт внутри власти тщательно скрывался основными его субъектами. Так, в феврале — мае 2005 г. в своих интервью Юлия Тимошенко, Пётр Порошенко и Евгений Червоненко отрицали наличие конфликта внутри власти, хотя экспертная среда уже вовсю говорила о существовании конфликтной ситуации. В марте 2005 года Юлия Тимошенко говорила о том, что у неё с Петром Порошенко "деловые, нормальные отношения". Сам Порошенко также отрицал наличие расхождений во взглядах: работаем, существуют различные точки зрения, но не ссоримся. Были и исключения: в феврале из-за бизнес-проблем своей супруги подавал в отставку министр юстиции Роман Зварыч (отставка была отклонена президентом), а в мае, предлагая проект разделения Министерства транспорта и связи на два ведомства, Юлия Тимошенко намекнула на то, что министр Червоненко "недостаточно интеллектуален", чтобы руководить украинскими телекоммуникациями. В ответ Евгений Червоненко заявил, что не только окончил с отличием физико-математическую школу N 23 г. Днепропетровска, но и осенью 2004, в ходе предвыборной кампании, предотвратил покушение на будущего премьера в Кировограде и тем самым спас Юлии Тимошенко жизнь. Однако эта публичная перебранка была скорее исключением, подтверждающим правило: крупный сор из избы не выносить.

Но уже к середине лета 2005 года субъекты (стороны) внутривластного противостояния перестали скрывать наличие между ними жестких и принципиальных противоречий политического, идеологического, аппаратного и личного свойства.

Например:

- во второй декаде июля министр экономики Сергей Терехин публично обвинил главу Минагропромполитики Александра Баранивского в саботаже правительственной политики, срыве принятия документов, необходимых для вступления Украины в ВТО и потребовал его немедленной отставки; в ответ Баранивский заявил, что Терехин лоббирует интересы недобросовестных сахаропроизводителей, а оценивать работу Минагропромполитики может и должен только президент страны;

- в первой декаде августа секретарь СНБОУ Петр Порошенко заявил о том, что силовые структуры страны в их нынешнем состоянии не способны противостоять новым угрозам и сами иногда создают угрозу нацбезопасности, на что Министерство обороны и СБУ дали резкую отповедь, обвинив Порошенко и некомпетентности и превышении полномочий; причем СБУ прямо заявила, что секретарь СНБОУ сам угрожает интересам национальной безопасности, а деятельность спецслужб плоха лишь с точки зрения его личных аппаратно-экономических интересов;

- на пресс-конференции 4 августа Юлия Тимошенко, ранее неоднократно заявлявшая, что правительство — команда, ориентированная на президента, признала, что Кабинет министров не представляет собою единой команды и потому не готов проводить целостную, внутренне непротиворечивую политику;

- в первой декаде августа первый вице-премьер Анатолий Кинах заявил, что Кабинет министров устами Юлии Тимошенко неправильно оценивает собственную деятельности, а осенью Украину может ожидать глубокий кризис; Тимошенко немедленно и резко опровергла утверждения Кинаха;

- 4 апреля Тимошенко объявила на пресс-конференции о роспуске правительственных комитетов, а 31 июля 3 вице-премьера и 11 министров Кабинета Тимошенко обратились к президенту с просьбой воссоздать правительственные комитеты; сама премьер и лояльные ей 5 членов Кабинета выступили резко против, так как после воссоздания комитетов глава Кабмина может утратить значительную часть влияния на рабочий процесс подготовки правительственных решений;

- 11 июля о намерении покинуть свой пост заявил первый замглавы ГНАУ, один из заметных фигурантов Оранжевой революции Николай Катеринчук, мотивируя это решение тем, что из-за недостатка полномочий в кадровых вопросах, он не может исполнять свои обязанности; после того, как от Виктора Ющенко не последовало никакой реакции, он немедленно придал огласке информацию о том, что сыну президента Андрею Ющенко принадлежат права на некоторые "бренды Майдана"; "утечка Катеринчука" породила масштабный медиа-скандал, затронувший репутацию президента.

Подобных примеров можно привести еще несколько, все они однотипны по природе и смыслу.

Фундаментальный конфликт внутри сегодняшней власти возник не после победы Майдана и официального провозглашения Виктора Ющенко президентом Украины, а задолго до этих событий — еще во времена объединения оппозиции для борьбы с общим врагом, Виктором Януковичем и Ко. Изначально формирование коалиции "Сила народа" (2 июля 2004 года) было принято в штыки рядом ключевых фигур тогдашнего близкого окружения Виктора Ющенко, в частности, Петром Порошенко, Романом Бессмертным, Давидом Жвания, Николаем Мартыненко. Эти люди считали, что участие Юлии Тимошенко на индивидуальном и институциональным уровне в президентской кампании Ющенко принесет последнему больше вреда, чем пользы. Кроме того, они полагали, что, войдя в предвыборную коалицию в качестве полноправного члена, Тимошенко существенно изменит внутренний аппаратный расклад и повлияет на систему обслуживания бизнес-интересов в команде Виктора Ющенко. Так и случилось.

Второй точкой конфликта стала смена руководства кампании Виктора Ющенко в начале сентября 2004 г. Роман Бессмертный, который фактически был топ-менеджером политических проектов Виктора Ющенко с 2002 года, вынужден был уступить место тандему Александр Зинченко — Александр Турчинов. При этом для значительной части окружения Виктора Ющенко Зинченко был и остается чужеродным элементом, привлечение которого в кампанию носило чисто церемониальный характер, а Турчинов, разумеется, — прямым представителем и выразителем интересов ненавистной Юлии Тимошенко.

На политико-аппаратный вес тех или иных фигур повлияла и драма с отравлением Ющенко (сентябрь-октябрь 2004) и его лечением в венской клинике "Рудольфинерхаус". Драма привела к резкому укреплению позиций Евгения Червоненко, которого Виктор Ющенко склонен считать едва ли не своим спасителем. В этот же период на авансцену выходит Александр Третьяков, который становится казначеем президентской кампании Ющенко на ее завершающем этапе.

Евгений Червоненко, выступавший не только в роли одного из представителей бизнес-окружения Ющенко, но и в роли начальника личной охраны будущего президента во время предвыборной кампании в дни революции, неоднократно заявлял об опасности для Ющенко. При этом он активно ограждал Виктора Андреевича то от офицера "наружки", обнаруженного в горах Крыма, то от журналистов. Сначала над настойчивостью Червоненко открыто посмеивались, но после появления информации об отравлении вес Червоненко в окружении Ющенко резко возрос — он даже стал доминировать над традиционно приближёнными фигурами уровня Олега Рыбачука. Именно Червоненко непосредственно дежурил возле клиники "Рудольфинерхаус" в сентябре — октябре 2004 года и именно он непосредственным образом был причастен к большинству версий, связанных с изменением внешнего облика Виктора Ющенко.

Александр Третьяков в октябре 2004 года становится фактическим казначеем избирательной кампании. Близость к семье будущего президента (он является кумом Екатерины Чумаченко), деловая хватка и внешние бизнес-связи сделали своё дело: он стал не просто одним из приближённых к Ющенко людей. В период между возвращением из клиники "Рудольфинерхаус" и инаугурацией Ющенко даже жил некоторое время на даче Третьякова в Козине под Киевом (по официальной версии, в целях личной безопасности, поскольку собственная дача Ющенко в Новых Безрадичах не была должным образом адаптирована для предотвращения угроз личной безопасности будущего главы государства).

Властная команда приняла нынешние формы после I тура выборов (31 октября 2004 года) и в дни Майдана, когда в качестве однозначных сторонников Виктора Ющенко и "оранжевой революции" позиционировались социалисты и Анатолий Кинах. Майдан сам по себе повлиял на соотношение сил в общей команде, выдвинув на передний план такие фигуры, как Николай Томенко и Юрий Луценко, вернув в обойму близких соратников Ющенко Романа Бессмертного (который, как известно, был "комендантом Майдана").

Таким образом, к январю 2005 года была сформирована конфигурация новой власти, включавшая как традиционно близкие к Ющенко политические и бизнес-фигуры (к ним примкнул Кинах), так и пул Юлии Тимошенко, и социалистов. Коалиционное правительство, сформированное в третьей декаде января 2005 года, оказалось весьма разнородным — и политически, и идеологически. Несмотря на то, что действия правительства ассоциировались, по большей части, с главой Кабинета, на деле полномочия Юлии Тимошенко были и остаются невелики: многие ключевые отрасли экономики (нефть, газ) неформально замыкаются на Президента и его ближайших помощников, враждебных Тимошенко, премьер-министр де-факто не в состоянии влиять и на коммуникационную сферу (транспорт, связь), в которой безраздельно царит "спаситель" Виктора Ющенко Евгений Червоненко. В принципиальных аппаратных конфликтах Виктор Ющенко, который наделен всеми конституционными и традиционными правами для принятия политических, экономических и кадровых решений, поддерживал, как правило, свое окружение, а не Юлию Тимошенко. Так, Тимошенко не удалось добиться назначения лояльного ей функционера руководителем НАК "Нафтогаз Украины" — этот пост занял Алексей Ивченко, креатура семьи Виктора Ющенко. Решение премьер-министра об увольнении зампреда правления НАК Игоря Воронина было вскоре отменено президентом, и Воронин сохранил свой пост. Многие вопросы ТЭКа перешли под неформальный контроль Александра Третьякова, который, в свою очередь, уже установил конструктивные отношения с рядом влиятельных фигур "Газпрома", а также руководителями российских нефтяных компаний. Юлия Тимошенко так и не смогла добиться разделения Минтранссвязи на два отдельных ведомства — соответствующий проект указа был похоронен Госсекретариатом и кабинетом президента. И т.д. и т.п.

В результате, по состоянию на 20 августа 2005 года, правительство состоит из следующих групп влияния:

- Юлия Тимошенко и лояльные ей министры: Николай Томенко, Виктор Пинзеник, Сергей Терехин, Александр Турчинов, Вячеслав Кириленко, во многом — Роман Зварич (несмотря на конфликт февраля 2005, отношения между премьером и министром юстиции в последнее время стали вполне конструктивными) и Анатолий Гриценко (резко противостоит Петру Порошенко в борьбе за концепцию и рычаги военной реформы);

- вице-премьеры и министры, ориентирующиеся непосредственно на президента, а также Петр Порошенко (к таковым можно отнести Анатолия Кинаха, Олега Рыбачука, Владимира Шандру);

- Евгения Червоненко, замыкающийся непосредственно на президента;

- представители СПУ (Александр Баранивский и Станислав Николаенко, менее характерным представителем этой группы является Юрий Луценко, который приостановил членство в СПУ, и на следующих выборах, не исключено, примкнет к Народному союзу "Наша Украина").

Указанные группы различаются и по идеологии, и по тактическим концепциям, и по жизненно важным политико-экономическим интересам.

Следует отметить также, что в президентских структурах также нет единства между ключевыми фигурами: Александром Зинченко, Петром Порошенко и Александром Третьяковым (последние два нередко вступают в тактические альянсы для борьбы с Тимошенко и Зинченко, однако остаются скорее конкурентами, чем стратегическими партнерами). А некоторые "герои Майдана", которые считают, что их заслуги в деле революции недостаточно оценены Виктором Ющенко (Тарас Стецькив, Владимир Филенко, лидеры партии "Пора", отчасти — Роман Бессмертный) в последнее время тяготеют к Юлии Тимошенко.

Из этого политико-аппаратного хаоса и вырастет основная конфигурация выборов-2006.

1.1. Вероятность и политические последствия отставки кабинета Тимошенко. "Верхняя" (аппаратная) и "нижняя" (народная) политика.

Отставка кабинета Юлии Тимошенко в сентябре — октябре 2005 года представляется вполне реальной и вероятной. Вместе с тем, Юлия Тимошенко делала и делает всё возможное — и в политическом поле ее усилия следует признать правильными — чтобы остаться долгосрочным партнером Виктора Ющенко, а, значит, сохранить премьерский пост как на весь период до, так и после парламентских выборов 2006 года.

Изначально Виктор Ющенко принял решение назначить Юлию Тимошенко главой правительства — вопреки мнению подавляющего большинства влиятельных представителей собственного окружения — руководствуясь соображениями "нижней" политики, то есть представлениями о том, что новая украинская власть черпает свою легитимность в Майдане, в энергии движущих сил Оранжевой революции. За отставку Кабинета выступают, преимущественно, фигуры, рассуждающие в категориях "верхней" политики — то есть, считающие источником легитимности режима Виктора Ющенко (как прежде — Леонида Кучмы) некое соглашение элит.

С точки зрения "нижней" политики, Виктору Ющенко достаточно сложно отправить Кабинет Тимошенко в отставку до выборов. По нескольким причинам:

- за период с 24 января по 20 августа с.г. популярность Тимошенко росла, а Ющенко — падала; так, по данным службы "Украинский барометр", с февраля по июнь текущего года рейтинг Ющенко снизился с 37.5% до 20%, рейтинг Тимошенко вырос на 10% до 17.3%; многие избиратели, поддержавшие новую власть в 2004 году, на сегодняшний день разочарованы в нерешительности и непоследовательности Виктора Ющенко, в отсутствии у власти реальной модернизационной стратегии, и именно эти люди все больше склоняются к поддержке Тимошенко как самостоятельного политического игрока;

- все кризисы и конфликты, в центре которых были президент и премьер, оборачивались укреплением "нижних" политических позиций премьера и ослаблением — президентских; это происходило независимо от того, что с точки зрения "верхней" политики Кабмин иногда совершал откровенно неконвенциональные и непродуктивные шаги; например, по итогам бензинового кризиса (май 2005 г.) Юлия Тимошенко предстала политиком, защищающим интересы народа от олигархов и происков России, в то время как Виктор Ющенко — нетвердым лидером, склонным к уступкам в отношении злокозненных нефтяных магнатов;

- отставка Тимошенко приведет к немедленному расколу властной команды (см. также. п. 1.1.) и формированию новой оппозиции на базе партии "Батькивщина" и значительной части коалиции "Наша Украина"; такой раскол поставит под сомнение успех "Нашей Украины" на выборах-2006 и вынудит Виктора Ющенко лично возглавить список НСНУ на выборах, в силу чего президент окажется в зоне повышенного политического риска.

С точки зрения "верхней" политики (консенсуса экономических элит и аффилированной с ними бюрократии), отставка Кабинета министров становится с каждым днем все более актуальной, так как, по выражению одного крупного промышленника, "еще нескольких месяцев премьерства Тимошенко экономика страны не выдержит". Сторонники скорейшей отставки Кабинета исходят также из того, что после ухода из исполнительной власти Юлия Тимошенко лишится административного ресурса, в силу чего развалится коалиция крупных бизнесменов, которые на сегодняшний день готовы финансировать "Батькивщину", равно как и любые проекты её лидера.

Налицо системообразующее противоречие между "верхней" и "нижней" политикой, между двумя системами представлений об источнике легитимности и базовой философии новой власти. Это противоречие может разрешиться по итогам выборов-2006 и станет важнейшей составной частью (хотя и подспудной, на уровне политического подсознания) повестки дня предстоящих выборов.

Во второй половине июля — августе с. г. разногласия между Президентом и премьером обострились. К основным, объективно существующим противоречиям между двумя крупнейшими политиками сегодняшней Украины, следует, в частности, отнести:

- идеологические: Ющенко — человек достаточно правых, либерально-консервативных взглядов, Тимошенко — напротив, тяготеет к неосоциалистическим идеям и методам управления;

- ментально-личностные: Ющенко — уроженец села, представитель "медленного мира", где вопрос морали и традиции исключительно важны; Тимошенко — выходец из крупного индустриального центра, представитель "быстрого мира", для которого тактика и прикладная эффективность важнее стратегии и традиции.

В обострении противоречий, бесспорно, играют значительную роль многие влиятельные представители окружения Ющенко упомянутые Петр Порошенко, Александр Третьяков и другие), которые:

- не могут допустить, чтобы Юлия Тимошенко возглавила объединенный избирательный список в поддержку Виктора Ющенко и, тем самым, окончательно превратилась в незаменимого и несменяемого "первого заместителя" президента;

- не готовы к тому, что с 1 января Юлия Тимошенко станет премьером с расширенными (во многом — почти президентскими) полномочиями.

И то, и другое будет означать серьезное политическое поражение Петра Порошенко как ключевого игрока команды Ющенко, а также его союзников, стратегических и ситуативных.

Впрочем, отношения между Ющенко и Тимошенко никогда не были идеальными. Просто два самых ярких политика современной Украины всегда были очень нужны друг другу, особенно в борьбе против общего врага. Падение общего врага обострило разногласия и вывело их в публичную сферу. И президент в ближайшем будущем решится отправить премьера в отставку только в одном случае: если он придет к выводу, что глава правительства позволила себе морально недопустимые шаги и действия в отношении главы государства. Именно поэтому вышеупомянутые представители окружения Виктора Ющенко сегодня сконцентрировали все свои усилия на том, чтобы доказать причастность людей из команды Юлии Тимошенко к кампании по дискредитации Андрея Ющенко. По нашему мнению, скандал вокруг Андрея Ющенко вообще не носил характера единой спланированной кампании. Во многом, скандал вышел на пик из-за откровенно неудачного ответа Виктора Ющенко на вопрос журналиста "Украинской правды" Сергея Лещенко на пресс-конференции 26 июля 2005 года. Однако многие лица захотели приписать себе организацию скандала (с целью получения финансирования от потенциально заинтересованных бизнес-кругов) и, тем самым, сослужили плохую службу, в частности, Юлии Тимошенко.

Сейчас Юлия Тимошенко не намерена уходить в отставку, поскольку позиция постоянного "первого заместителя президента" представляется ей значительно более выигрышной, чем роль лидера оппозиции. Фактически, она стремится к реальной власти, к приобретению подлинных полномочий и вытеснению на периферию политики Порошенко — Третьякова — Червоненко, а не к тому, чтобы сместить Ющенко и занять его место. При этом глава правительства, вероятно, внутренне готова к отставке и располагает сценариями ее политического аранжирования.

Однако политико-аппаратные конкуренты премьера во властной команде понимают, что у них нет права на поражение. Увенчаются ли их усилия успехом, мы можем узнать уже в ближайшие 3-4 недели. Не исключено, что произойдут отдельные кадровые перестановки, которые, по замыслу их инициаторов, должны подтолкнуть Тимошенко к самостоятельному решению об отставке, например: увольнение вице-премьера по гуманитарным вопросам и назначение нового вице-премьера по ТЭК, заведомо не подконтрольного премьеру.

Отставка правительства кардинально изменит всю предвыборную конфигурацию, равно как модель оппозиции в Украине. Юлия Тимошенко может стать центром консолидации оппозиции, причем весьма разношерстной.

1.2. Угроза осеннего экономического кризиса. Варианты поведения власти в кризисной ситуации.

Экономический кризис в Украине осенью 2005 года представляется вполне реальным, хотя избежать его — возможно.

Основные причины вероятного кризиса:

а) Объективные:

- ухудшение конъюнктуры мировых рынков металлов и продукции химической промышленности — групп товаров, преимущественно экспортируемых Украиной;

- рост мировых цен на импортируемую Украиной нефть, а также, как следствие, продукты переработки нефти;

- относительный рост цен на газ.

б) Субъективные (вытекающие из экономической политики новой власти):

- отказ новой власти от поддержки украинских экспортёров (крупных товаропроизводителей) с переносом центра тяжести на поддержку импорта и потребителей, что в условиях ухудшения мировой конъюнктуры на ряде рынков ведет к падению производства и стагнации;

- политика новой власти по укреплению гривни, что также ослабляет позиции экспортеров;

- отсутствие у исполнительной власти единой политики в области приватизации и легитимации приватизации, что в значительной мере парализует иностранные инвестиции;

- паралич оформления землеотводов и хаотичная ревизия законности ранее принятых решений о выделении земель, что привело к кризису строительной отрасли: если в 2004 году строительная отрасль в первом полугодии показала рост 30%, то в 2005 за соответствующий период произошло 10%-ное падение (!);

- рост дефицита бюджета из-за резкого увеличения социальных выплат при отсутствии (пока) существенных новых источников пополнения бюджета.

- Уже сегодня мы можем констатировать:

- рост ВВП за первое полугодие 2005 г. составил 4% — против 13.22% за аналогичный период прошлого года и на 1.5% меньше официального прогноза Минэкономики (5.5%);

- положительное экспортное сальдо в первом полугодии 2005 г. упало почти в 2 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года; с $3.7 млрд. до $1.9 млрд.;

- инфляция с начала года составила 6, 4% по официальным данным (Госкомстат Украины) и в пределах 15% по данным МВФ; такой уровень инфляции во многом связан с увеличением номинальных доходов населения за счет роста социальных выплат;

- скрытый дефицит бюджета уже на сегодняшний день составляет 16 миллиардов грн. (свыше $3 млрд.); спасёт бюджет фактически только успешная (не менее чем за $2.5 млрд.) продажа "Криворожстали"; впрочем, нельзя исключать, что конкурс будет отложен, если до 24 октября с. г. Европейский суд по правам человека примет к рассмотрению жалобу прежних владельцев предприятия; в таком случае для покрытия дефицита госбюджета потребуются масштабные внешние заимствования.

Говоря о реальной ситуации в экономике и предпосылках экономического кризиса, необходимо выделить основные черты экономической политики новой власти.

"Оранжевая революция" подразумевала, во многом, отказ от линии на олигархическую модернизацию. Однако целостной экономической политики у новой власти до сих пор нет. С одной стороны, имеет место неосоциалистическая линия Юлии Тимошенко, предполагающая существенное усиление роли государства как субъекта модернизации и патерналистские подходы в социальной сфере. С другой — олицетворяемый Петром Порошенко, Анатолием Кинахом и некоторыми другими фигурами курс на неоолигархическую модернизацию, предполагающий сохранение, в целом, кучмистской экономической политики при определенной корректировке состава крупных собственников — субъектов модернизации.

Важно также отметить, что перенос центра тяжести экономической политики с поддержки производителя–экспортера на поддержку потребителя содержит, наряду со стратегическим, и существенный политико-конъюнктурный момент: победители Оранжевой революции нанесли удар по предприятиям, собственники которых в массе своей поддержали в 2004 году Виктора Януковича, и постарались подорвать финансовую базу будущей оппозиции. Здесь сказалось, во многом, типичное для новой власти сумбурное смешение государственной стратегии и политической тактики, подмена поиска решений проблем национальной экономики борьбой с конкретными субъектами этой экономики.

Минувшей весной Кабмин повысил тарифы на железнодорожные перевозки в среднем на 50%. Однако были исключения: так тарифы на транспортировку ферросплавов увеличились на 200%, кокса — на 163,2%,, железорудного концентрата — на 80,8%. Как известно, самый крупный ферросплавный завод (НФЗ) принадлежит Виктору Пинчуку, производство кокса — вотчина Рината Ахметова, а железная руда необходима "Криворожстали", которая до сих пор фактически остается под контролем Пинчука и Ахметова. Таким образом, основной удар от повышения цен на железнодорожные перевозки обрушился на предприятия Пинчука и Ахметова — бизнес-символов "злочинной Влады".

Верно поставив вопрос о необходимости легитимации приватизации, власть так и не смогла сформулировать единую легитимационную доктрину; закон о легитимации (доплатах за крупную собственность, приобретенную в рамках приватизационных процедур 1992-2004 гг.) так и не принят, национальный пакт власти и собственников не заключен, судебная власть, которая сегодня формально полностью решает вопросы реприватизации, в известной мере коррумпирована и не пользуется достаточным (для безоговорочных решений в приватизационной сфере) доверием экономических субъектов. В результате, в сфере собственности возникает пугающая, почти зловещая неопределенность.

Именно эта неопределенность является одним из решающих факторов кризиса. Можно надеяться, что выборы-2006 позволят Украине выйти из поля неопределенности и избрать один из двух (не столь важно, какой, важны четкость и недвусмысленность в среднесрочной перспективе) векторов экономического развития.

Вопреки распространенному мифу, Россия, каким бы жестким ни было ее отношение к Украине, не в состоянии существенным образом влиять на развитие кризиса, поскольку:

- России невыгодно разрушать хрупкий баланс, предполагающий поставки Украине природного газа из расчета $50 за 1 тыс. кубометров при весьма низкой цене транзита ($1.09 за 1 тыс. кубометров); повышение цен на газ и транзит до мировых обернется убытками для России на уровне $1-1.2 млрд. в год; кроме того, важно учитывать, что российский природный газ составляет лишь 25% в газовом балансе Украины; также необходимо принять во внимание, что при сохранении ныне действующих "деликатных" особенностей торговли между ОАО "Газпром" и НАК "Нафтогаз Украины", то есть, с учетом личной заинтересованности ряда крупных российских чиновников, Россия не пойдет на резкое повышение цен на газ, невзирая на какие бы то ни было политические резоны;

- рост цен на бензин вызван вовсе не заговором россиян (на государственном ли, корпоративном ли уровнях), а неблагоприятной мировой конъюнктурой и отсутствием у правительства Украины тактических резервов более дешевой нефти, а также нефтепродуктов.

Для того, чтобы предотвратить эскалацию экономического кризиса и нивелировать политические последствия кризисных факторов предстоящей осенью-зимой, власть могла бы пойти на следующие экстренные шаги:

— Выработка единой государственной стратегии в области легитимации приватизации, исключающей бесконечные "частные случаи" с высокой коррупционной составляющей и абсолютной неопределенностью результатов приватизации чего бы то ни было.

— "Размораживание" всех необходимых процедур, необходимых для реанимирования строительства в общенациональном масштабе.

— Частичное возвращение льгот промышленности, в первую очередь, металлургической и автомобильной.

— Сохранение нынешней системы торговли газом, по меньшей мере, до февраля 2006 года.

— Корректировка условий конкурса по "Криворожстали" в направлении, предусматривающем получение максимальных средств бюджетом.

1.3. Политический распад Донецка — Луганска ("Востока") и варианты политической мобилизации Юга, Центра, Запада.

Развитие событий в феврале — августе 2005 года показало, что представления о политической субъектности Востока Украины оказались сильно преувеличенными. Политики Донецкой, Луганской, Днепропетровской, других восточных областей не только не предприняли значимых усилий по институционализации новой масштабной оппозиции, но и, напротив, во многом попытались достичь консенсуса с новой властью, вписавшись в "постмайданные" политические конструкции и проекты. Значительная часть бывших активистов Партии регионов, в первую очередь, — представители бюрократии и бизнеса в настоящее время уже занимают посты в региональных организациях НСНУ и "Батькивщины", реже — Народной партии (В. Литвин) и СПУ.

15 июля во время визита Виктора Ющенко в Донецк депутат ВРУ, член фракции "Регионы Украины" Татьяна Бахтеева вручила президенту букет белых роз со словами: "Донбасс, кого любит, тому дарит только белые розы". Бахтеева — лечащий врач и личный друг председателя Донецкого облсовета Бориса Колесникова, находившегося в то время в тюрьме. Тут же Ефим Звягильский, в прошлом году пугавший Донбасс "фашистской угрозой" со стороны Ющенко, преподнес букет красных роз "для президента" госсекретарю Александру Зинченко. В тот же день по всему Донецку были развешаны билборды "Плазма" приветствует президента Украины!" ("Плазма" — компания, которая в 2003 году размещала щиты с изображением Виктора Ющенко в нацистской форме).

Даже такие скандальные события, как аресты Бориса Колесникова и Евгения Кушнарева, не привели к политической радикализации Востока — напротив, во многом окончательно деморализовали политическую элиту регионов, голосовавших в 2004 г. за Виктора Януковича. Януковичу, Наталье Витренко, другим знаковым политикам Востока не удалось организовать сколько-нибудь значительные акции прямого действия, которые поставили бы сомнение устойчивость новой власти.

Во многом, это обусловлено тем, что первичным субъектом политики на Востоке всегда был крупный бизнес, который по определению ориентирован на конструктивное взаимодействие с властью (с любой властью), ибо такова уж природа бизнеса. Крупные собственники всегда слишком уязвимы для экономических и юридических гонений, чтобы стать центром реальной оппозиции.

Сказанное позволяет утверждать, что в новом выборном цикле Восток будет существенным фактором поддержки одной из политических сил, однако не выдвинет собственных реальных претендентов на победу. Ставка на Восток как на определяющий субъект выборов-2006 не представляется перспективной.

 

1.4. Россия как источник "мелкой мести" и дестабилизации — влияние на экономическую ситуацию и политический процесс в Украине.

Сегодняшняя российская власть — в силу ее генезиса и природы — не мыслит в геополитических категориях и не располагает геополитической стратегией в принципе. Соответственно, нет у Российской Федерации никакой целостной политической доктрины в отношении Украины. Однако Кремль будет существенным фактором украинской политики в предвыборный период.

Основной мотив действий (тайных и явных) российской власти на политическом пространстве Украины — личная месть. Владимир Путин должен как бы отомстить Виктору Ющенко (на самом деле — судьбе и истории) за поражение Кремля на выборах-2004. Тот провал был болезненным для Путина не только в силу прямых политических и геополитических последствий Оранжевой революции (как мы уже отмечали, подобного рода категории вообще не являются для современного Кремля приоритетными). Майдан нанес тяжелый удар по системе фундаментальных

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter