Стратегические цели США на Среднем Востоке

Как известно, Ближний Восток — это регион, где находится множество "горячих" и "раскаленных" точек, не "остывающих" целыми столетиями. Районы их сосредоточения относятся к так называемому Великому Лимитрофу — поясу "междумирий", земель, разделяющих цивилизации Евро-Азии.

В представлении геополитика Вадима Цымбурского, Великий Лимитроф — не что иное, как дуга территорий, обособляющая платформу, базовое ядро российской цивилизации от платформ других цивилизационных миров, т.е. совокупность "земель-проливов", со стороны континента "омывающих" выделяемый исследователем "Остров Россия". Поэтому к Великому Лимитрофу он относит полосу пространств "от Финляндии до Кореи", идущую через Восточную Европу, Кавказ, Закавказье, постсоветскую Центральную Азию и "Тибето-Синьцзяно-Монгольскую" Центральную Азию.(1)

Автор данных строк придерживается несколько иной версии Великого Лимитрофа, позволяющей, с его точки зрения, точнее понять глобальные геополитические процессы. Он полагает, что концепцию культурно-географического членения Старого Света на те или иные цивилизации следует дополнить концепцией деления его на метацивилизации, каждая из которых представляет собой систему двух связанных друг с другом в историко-культурном плане цивилизаций. Одну из таких метацивилизаций, которую можно назвать "особой исторической метасистемой Европа-Россия", фактически признает и сам Цымбурский.(2) Назовем её "метацивилизацией Севера" или, заметно упрощая картину действительности, "метацивилизацией Христианства". Две другие метацивилизации — система Китай-Индия (метацивилизация Востока) и система арабо-персидский мир — Чёрная Африка (метацивилизация Юга).

Великим же Лимитрофом, по нашему мнению, следует назвать "территории-проливы", отделяющие друг от друга именно пространства этих метацивилизаций. В отличие от Цымбурского, я не отношу к собственно Великому Лимитрофу лимитрофные территории к северу от берегов Черного моря, переходные между Россией и Европой, но продолжаю его от Балкан и Турции на средиземноморские побережья Западной Азии и Северной Африки, Сицилию, Сардинию, Мальту, Балеарские острова, испанскую Андалузию, а в Центральной Азии включаю в него Афганистан, Пакистан, Джамму и Кашмир.

В составе Великого Лимитрофа следует выделить территории, на которых "сталкиваются" от трех цивилизационных миров и более. Мы предлагаем назвать такие районы "узлами скучивания" цивилизаций. Один из них — Балканы и Анатолия с прилегающими к ним бассейнами Черного и Средиземного морей и расположенными в них островами и полуостровами (от Крита до Крыма), где "сходятся" миры европейский, арабо-персидский (афразийский) и российский (евразийский); они принадлежат к двум метацивилизациям, "Юга" и "Севера".

Другой — Афганистан с прилегающими к нему областями Таджикистана, Туркмении и Узбекистана, Пакистан, Джамму и Кашмир. Здесь сочленяются уже 4 цивилизации: российская, афразийская, индийская (южноазиатская) и китайская (восточноазиатская), входящие в состав всех трёх выделенных нами метацивилизаций. Таким образом, центральноазиатский "узел скучивания" — еще более важная зона "столкновения" культурных миров, нежели узел балкано-анатолийский. Между собой оба этих "узла" связывает опорная ось, состоящая из 3-х звеньев: 1) Кавказ (от северных его предгорий) и Закавказье, включая Курдистан и Иранский Азербайджан; 2) Южный Каспий (от линии Баку — Красноводск) и прилегающие к нему районы Северного Ирана: 3) Иранский Хорасан, Центральная и Западная Туркмения.

"Узлы скучивания" и соединяющая их опорная ось представляют собой важнейшую часть, "становой хребет" Великого Лимитрофа. Геополитическую роль, которую "становой хребет" Великого Лимитрофа (далее — СХВЛ) играет в истории цивилизаций, нельзя переоценить. Он является замком на дверях, ведущих к контролю над всей Евразией, замком, имеющим два ключа: "серебряный" (Балкано-Анатолийский "узел скучивания")(3) и "золотой" (Центральноазиатский "узел скучивания"). Начиная с Ассирии, все державы, стремившиеся к мировой роли, пытались, ведомые геополитическим инстинктом, подчинить себе область СХВЛ.

Впервые это удалось персидским Ахеменидам, империя которых поглотила большую часть данной геополитической структуры. Её территория фактически и представляла собой "становой хребет" Великого Лимитрофа, на который были нанизаны прилегающие к нему земли. Затем эту область завоевал Александр Македонский, разрубатель "Гордиева узла". После Александра её основные районы (с перерывами) принадлежали греческим Селевкидам. СХВЛ стремились овладеть Рим и Парфия, затем — Византия и Иран Сасанидов, отчаянно сражавшиеся друг с другом много столетий. Его центральноазиатским "узлом" в это время обладала династия Кушан и другие выходцы из евразийских степей. После этого контроль над большей частью СХВЛ установили арабы, которых, дойдя до Аму-Дарьи, пытались разгромить китайские полководцы. Около столетия СХВЛ владели (или держали под ударом) представители мировой Монгольской державы — Ильханы и династии Золотой Орды. Их сменили Османы и правители средневековой Персии.

С эпохи Петра I к контролю над СХВЛ начала стремиться Россия. На протяжении ХIХ–ХХ веков её усилия в целом были достаточно успешны: Россия вышла на СХВЛ на всём его протяжении, включила в свои владения часть его территорий. Но крах советской политики в Афганистане и распад СССР ознаменовали уход нашей страны с большой международной арены и её маргинализацию в сфере мировых отношений.

Едва ли не с конца ХVII в. контроль над СХВЛ старалась установить Англия, и это ей фактически удалось. На пике своего могущества — с середины до конца ХIХ столетия, Британская империя доминировала в Центральноазиатским узле, довольно эффективно контролировала Персию и Османов. Но в Турции к началу прошлого века она была серьезно потеснена Германией, с 70-х годов ХIХ в. также устремившейся к господству над миром и начавшей (в союзе с Австро-Венгрией) экспансию на Балканы и в Турцию. Заняв там прочные позиции, Германия в течение первых полутора десятилетий ХХ века стремилась изменить внешнеполитические ориентиры Персии и Афганистана, чему активно препятствовали Англия и Россия. Прерванный поражением в I Мировой войне, германский курс в Турции, Иране и Афганистане был продолжен после прихода к власти Адольфа Гитлера, но к началу 1945 г., с вступлением в войну с "III Рейхом" правительства Анкары, потерпел окончательное фиаско, как и стремления Германии к мировому лидерству.

После II Мировой войны, особенно — с потерей Индии, — существенно ослабело влияние на СХВЛ Великобритании, которая сделалась второстепенным геополитическим игроком с ролью стратегического союзника США, которым передала свою имперскую эстафету и которые в отношении СХВЛ продолжили политическую линию Англии. Кульминацией американо-британских усилий на этом пути в прошлом веке явилась организация в 1955 г. Багдадского пакта (СЕНТО) — военно-политической группировки, ко времени своего распада включавшей, помимо Британии, Турцию, Иран и Пакистан, то есть основную часть СХВЛ на всём его протяжении. Антишахская революция и роспуск СЕНТО в 1979 г., хотя и оставили в рядах союзников американо-британского блока Пакистан и Турцию, стали серьезным ударом по занимаемым им позициям. США контроль над СХВЛ на всей его линии утеряли, тогда как СССР своё положение на этом южном фронтире сохранил и даже усилил своё влияние на Кабул.

Однако с начала 1990-х США (и НАТО) установили свой контроль над Балканами (операции в Боснии, в Сербии, в Косово), над Афганистаном, разместили базы в постсоветской Центральной Азии, оккупировали Ирак. Все эти шаги являются звеньями единой цепи, этапами четкого и последовательного политического курса, направленного на овладение СХВЛ во всей его совокупности с максимумом прилегающих к нему территорий. Это — фундаментальная, стратегическая цель геополитики Вашингтона. Но надёжный контроль над СХВЛ на всём его протяжении, несмотря на вышеперечисленные успехи, США до сих пор не восстановили. Линия американского могущества разомкнута провинциями Ирана. Поэтому установление контроля над этой страной или над её районами, входящими в СХВЛ, является для США важнейшей внешнеполитическою задачей. Иран значит для Америки гораздо больше, чем все остальные "страны-изгои", вместе взятые (КНДР, Белоруссия, Ливия, Сирия и т.д.). Поэтому США вряд ли отступят от своего намерения рано или поздно решить "иранский вопрос".(4)

К этому шагу, помимо геополитической стратегии, их толкает и множество более частных причин: давление Израиля, наличие в Иране богатейших запасов нефти и собственной ядерной программы, гораздо более реальной, чем у Ирака. В принципе, оккупацию последнего можно рассматривать как подготовительный этап решительного натиска на Иран. Вторжение в Месопотамию расширило возможности для оперативного маневрирования армии США, ещё больше изолировало Иран от внешнего мира. Геополитически он теперь почти что полностью зажат в американские клещи, лишь Каспий не дает клещам стать мешком. Но Каспий запирает Россия, а Россия Путина в решительный момент Иран, видимо, не поддержит. Так или иначе, создавшейся ситуацией Штаты в президентство Буша воспользуются обязательно. И, скорее всего, вопрос будет решаться путем более или менее масштабной военно-политической акции.

К вмешательству в иранские дела ведет и запущенный самим Вашингтоном механизм развития ситуации на Ближнем Востоке, постепенная самоэскалация конфликта, далеко не полностью подконтрольного усилиям США. В принципе, в регионе происходит то же, что в 1960-е годы происходило в Индокитае, где самой логикой и ходом военно-политического процесса Америка была вынуждена расширить масштабы своей активности и начать действовать за пределами Вьетнама. В связи с этим возникает опасение, что рано или поздно акции США расшатают положение в Западной Азии настолько, что весь регион — от Стамбула и Каира до индо-пакистанских границ — окажется втянутым в непредсказуемую по своим последствиям конфликтную ситуацию.



1. См.: В. Цымбурский. Земля за Великим Лимитрофом // Бизнес и политика. 1995. № 9. С. 55; Он же. Народы между цивилизациями // Pro et Contra. Т. 2, № 3. 1997. С. 156, 178; Он же. Геополитика для "евразийской Атлантиды"; Он же. Это твой последний геокультурный выбор, Россия?

2. В. Цымбурский. Это твой последний…; Также см. Он же. "Европа-Россия": "третья осень" системы цивилизаций //Полис. 1997. № 2. С. 56 — 76.

3. Вполне символично, что в одной из областей этого "узла", во Фригии, находился знаменитый "Гордиев узел", распутывание которого сулило власть над всей Азией.

4. См. Б. Межуев. Предсказание Сеймура Херша.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter