Кости для губернаторов

Единодушная поддержка укрепления властной вертикали главами субъектов федерации, мягко говоря, не стала неожиданностью. Вместе с тем, наиболее близкие к Кремлю губернаторы позволяют себе вести с центром некий торг, рассчитывая в обмен на изъявление верноподданнических чувств получить те или иные преференции. Кто-то (как Валерий Сердюков или Александр Ткачев) заговорил о необходимости продления вертикали власти до районного уровня. Но прежде всего, региональные бароны озабочены контролем над переделом собственности и возможностью получения дивидендов от новой волны приватизации. Центр, судя по всему, готов пойти им навстречу.

В этом плане характерны последние инициативы Валентины Матвиенко. Голубая мечта нынешних хозяев Смольного, на знамени которых начертан лозунг «все на продажу», — получить право приватизации исторических памятников федерального значения. Этот вопрос Валентина Ивановна неоднократно поднимала на совещаниях правительства. Ее поддержал и Юрий Лужков. Мэрам обеих столиц есть, за что побороться: памятников федерального значения в северной столице насчитывается порядка 3,5 тыс. — больше, чем в любом другом регионе. В Москве их около 2,5 тыс. Это элитнейшая часть недвижимости, дворцы и старинные особняки, к которым давно присматриваются заинтересованные бизнес-структуры. Но на сегодняшний день, согласно закону «Об объектах культурного наследия РФ», такого рода памятники находятся в собственности государства, а на их продажу установлен мораторий.

Мечты сбываются. Министр культуры Александр Соколов недавно заявил, что «только приватизация части культурного наследия способна спасти его от полного уничтожения и разрушения». В ближайшее время, вероятно, следует ждать соответствующего постановления правительства. В свете давних усилий г-жи Матвиенко по продавливанию такого решения, очевидно, что данный шаг Кремля направлен на поддержку лично питерской градоначальницы и ее столичного коллеги.

Вероятно, не стоит объяснять, что центр Петербурга как единое целое внесен в список особо ценного культурного наследия ЮНЕСКО и является общенациональным достоянием. Чем может обернуться для города и всей России распродажа памятников?

Аргументация сторонников приватизации обычно сводится к тому, что памятники-де все равно разрушаются, и только передача в частные руки спасет их от неминуемой гибели. Комитет по государственному контролю, охране и использованию памятников истории и культуры администрации СПб (КГИОП) уже опубликовал предварительный список объектов, подлежащих приватизации. В него вошли такие памятники федерального и регионального значения, как, например, дворец великого князя Алексея Александровича, усадьба Вяземских, дворцово-парковый ансамбль «Собственная дача», усадьба Ланских и т.д. Действительно, большинство их находится в удручающем состоянии. Однако, похоже, что прежде всего будут распилены лучшие куски недвижимости, а гибнущие памятники так и останутся в руках государства. Валентина Ивановна уже обещала передать «Лукойлу» в собственность шикарный особняк барона Штиглица на Английской набережной, 68, который находится во вполне приличном состоянии.

Кстати, памятниками являются не только отдельные здания, но и целые участки земли в центре города, занятые скверами, парками, площадями. Сейчас в администрации активно обсуждаются планы возведения элитного жилого дома прямо в Михайловском саду, возле корпусов Русского и Этнографического музеев. И сад, и музейные здания являются памятниками архитектуры федерального значения, но это мало кого волнует. Следуя этой логике, завтра можно застраивать хоть стрелку Васильевского острова вместе с Летним садом.

Самое опасное во всей этой истории то, что городские власти, проводя приватизацию памятников, фактически не будут никому подконтрольны. Уже сейчас Матвиенко высказывает недовольство работой федеральных ведомств, которые якобы дублируют функции петербургских и только мешают работе с инвесторами. После недавней встречи с президентом, Валентина Ивановна заявила: «Агентство по имуществу собирается создавать в Петербурге территориальный орган власти. Мы в этом не видим необходимости. Сложившаяся за многие годы практика, когда Петербургу были делегированы полномочия по управлению федеральным имуществом, — она себя оправдала, и претензий сегодня к КУГИ города нет… Или сейчас принято решение, без согласования с субъектами федерации, о создании территориальных органов Министерства культуры в области охраны памятников. У нас 85 лет работает система КГИОПа по охране культурного наследия, наш опыт изучают европейские государства… Считаю такое дублирование излишним».

Конечно, иметь ручные КУГИ и КГИОП куда выгоднее, чем «государево око» в лице соответствующих федеральных служб. Одновременно Матвиенко лишает горожан возможности вмешаться в процесс «снизу». В Законодательное собрание города на днях был внесен закон «О приватизации государственного имущества Санкт-Петербурга», фактически исключающий депутатов из процесса прин6ятия решений по продаже собственности и полностью отдающий данный вопрос на откуп правительству города.

Общественность Петербурга обеспокоена происходящим. Против приватизации памятников при сегодняшнем положении дел выступили многие известные петербуржцы, в частности — директор Эрмитажа Михаил Пиотровский и депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Алексей Ковалев (один из лучших специалистов по состоянию исторического наследия Петербурга).

Депутат Ковалев так прокомментировал этот вопрос для АПН: «Не надо быть экспертом по недвижимости, чтобы понять: если будет открыта возможность приватизации памятников, то заинтересованные предприниматели скупят всю недвижимость, которая приносит городу и Российской Федерации хоть какой-то доход. Ни о каких благородных жестах с их стороны по восстановлению полуразрушенных зданий без жесткой позиции со стороны городских и федеральных властей и речи быть не может. Норма прибыли для бизнеса — это главное, а значит, процесс пойдет стихийно. Никто не сможет поручиться за сохранность приватизированных памятников. Если в Европе и США собственник реально несет ответственность за состояние объекта, то в российском законодательстве ничего подобного не предусмотрено. Владелец какого-нибудь дворца запросто может снести половину здания, а в качестве наказания оплатить штраф в несколько сотен рублей. Ни административная, ни уголовная ответственность не позволяет защитить памятники — нужна глубокая переделка законодательства». Таким образом, в нынешних условиях приватизация памятников грозит вылиться в настоящую вакханалию, а историческая часть Петербурга по-прежнему будет медленно разрушаться, радуя иностранных туристов своеобразной красотой умирания.

Грядущая распродажа исторических памятников — лишь часть масштабного процесса передела собственности. В Петербурге вовсю идет приватизация многочисленных государственных унитарных предприятий (ГУПов). Недавно правительство выставило на торги практически весь пакет акций города в гостиничном бизнесе. Вообще-то очевидно, что выброс на рынок такого количество ценных бумаг обозначает их обесценивание. И поневоле закрадывается мысль, что и за этой распродажей стоят чьи-то вполне определенные финансовые интересы.

Попытки оспорить подобные действия Смольного в суде или при помощи федеральных структур, призванных контролировать законность действий региональных властей, как правило, успеха не имеют: прошли времена губернаторства Владимира Яковлева, когда из Москвы пристально следили за действиями питерских чиновников, и были готовы при любом удобном случае схватить их за руку.

Лакомые куски собственности — та кость, которую центр готов кинуть вечно голодным элитам субъектов федерации в обмен на лояльность. Процесс бесконечного допиливания и перепиливания некогда государственного имущества между чиновниками, региональными баронами и лояльными Кремлю бизнес-структурами, вероятно, растянется еще на многие годы. За это время Россия может благополучно лишиться оставшейся части своего национального достояния.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter