Триумф упырей

26 ноября, на третий день зачитывания приговорав одном из районных судов Казани федеральный судья Алексей Кочемасов «именем Российской Федерации» постановил: Ирек Муртазин признается виновным в разжигании социальной розни к «социальной группе власть» и приговаривается к одному году и девяти месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Перед глазами встает грустная карикатура: на фонаре качается повешенный гражданин с плакатом на груди «Он думал плохо о богоданном правительстве». Последняя собственноручная запись Ирека в своем блоге так и гласила:

«Может в Кировском районном суде не приговор оглашается, а зачитывается … «инструкция по применению»? Чтобы другим судьям в городах и весях России было проще признавать власть социальной группой, подлежащей защите по ст.282 УК РФ, списывая целыми страницами тезисы приговора Кировского райсуда?»

Казалось бы реставрация советизма с его «антисоветской агитаций и пропагандой» и «клевета на общественный строй», с жестким легальным уголовно-правовым прессингом налицо, но не все так просто...

ОРДЫННЫЙ СТРОЙ

Известно, что в татарстанском «кремле», отрицая подлинную историю булгарского народа, очень любят выводить свой род прямиком от чингизидов, почитая себя наследниками аристократии Золотой Орды.

Увлечение ордынством от чисто исторического закономерно переросло в политическое явление: руководство Татарстана стало подлинно «татарским», построив полностью ордынскую, людоедскую политическую систему, в которой господствует жесткая чиновничья «вертикаль власти», изощренно-азиатская практика «баскачьих кормлений», презрение к правам и свободам личности и воистину тиранический «культ солнцеликого вождя». Эдакий «Туркменистан-лайт» эпохи Сапармурата Ниязкова. Такое вот вполне себе респектабельное азиатское ханство на европейской земле

Закономерно рассматривая историческую «Татарскую Орду» (а ведь «татарами» в просвещенной Европе именовали не каких-то полумифических азиатских кочевников, а вполне реальных московских имперцев) как вполне себе самодостаточную кланово-корпоративную систему полиэтнического сброда, жестокую и безжалостную мафию упырей, узурпировавшую власть над покоренными народами с целью их безжалостной эксплуатации, то нельзя не признать, что татарстанское «ордынство» наследует той самой исторической людоедско-феодальной системе гораздо более, чем сама Москва и даже северокавказские регионы. Только в Татарстане местные баи открыто решились провозгласить себя общностью стоящей отдельно и «над» народом, проживающим на соответствующей территории. Орда и покоренные ею народы..

Из текста обвинительного заключения по обвинению Ирека Муртазина в совершении преступления, предусмотренного ст.282 УК РФ:

«преследуя цель возбуждения ненависти и вражды по признакам принадлежности к определенной социальной группе …разделил общество на противодействующие категории, а именно на население и власть Республики Татарстан»

«отрицательно оценивая деятельность лиц, занимающих ответственные посты в исполнительной и законодательной власти республики, противопоставил население власти, приписав последней ложные негативные характеристики, беспочвенно обвинив властные структуры в коррумпированности, нарушении законов, правовом нигилизме, в способствовании наркотизации, алкоголизации населения, выталкивании его в сектантские группы и преступность, в разрушении экономической системы вследствие ущербного управления, в совершении ими действий преступного характера, в виновности президента РТ М.Ш.Шаймиева в развязывании войны в Чеченской Республике»

Разделил общество на людей и упырей..

ЗА ФАСАДОМ «СМЕРТИ БАБАЯ»

И ежу ясно, что мифическая «смерь бабая» была лишь предлогом для «окончательного решения вопроса» Ирека Муртазина.

Муртазин, прогрессивный журналист с европейским правовым мышлением, да и просто порядочный человек, узрев, в бытность пресс-секретарем «солнцеликого» становление «ордынства» на татарстанской земле, проявил принципиальность честного человека и ушел в оппозицию. Системе был объявлен бой.

«Позиционная война» Муртазина с «ордынцами» громкими успехами не изобиловала, однако крови Ирек пустил упырям немало. «Остров Татарстан» и «Минтимер Шаймиев: Последний президент Татарстана» как разрушительный медиа-вирус полностью обнулили репутацию татарстанской элиты, как европеизированной, просвещенной и респектабельной. Последней каплей, переполнившей чашу терпения Системы, видимо, стало то, что в августе прошлого года Муртазин со товарищи решили приступить к изданию антикоррупционного информационного бюллетеня, который начали выпускать в виде приложения «Казанские вести» к всероссийской газете «Губернские вести», зарегистрированной еще в 1994 году. В бюллетене было принято решение рассказывать казанцам о коррупционных проявлениях, рассматривая коррупцию не только в плоскости «взяткодатели-взяткобратели», но в куда более широком, «макиавеллевском» понимании, что коррупция — это «использование публичных возможностей в частных интересах» и определении, содержащемся в антикоррупционных документах ООН, что коррупция — это «злоупотребление властью для получения выгоды в личных целях».

Огласке должны были быть приданы конкретные известные Муртазину коррупционные проявления, которые дают основание предполагать, к примеру:

— о существование коррупционного сговора между руководством Казани и рядом перевозчиков с целью монополизации рынка пассажирских перевозок и коррупционной составляющей при закупке большой партии автобусов китайского производства (в УБЭП МВД РТ есть информация, что автобусы «Хаггер» при пересечении российско-китайской границы стоили около 600 тыс. руб., а перевозчики были вынуждены приобрести их по цене около 2,1 млн. руб. При этом руководитель исполкома Казани М.Загидуллов лично участвовал в переговорах непосредственно с китайскими производителями о поставках автобусов);

— об использование «преимуществ должного положения» при осуществлении перелета в Европу чартерным рейсом мэром Казани И.Метшиным и членами его семьи;

— о подделке диплома об окончании Калифорнийского университета главой исполкома Казани (ныне депутатом Государственной Думы России) М.Загидулловым;

Итогом начавшейся борьбы с коррупцией как системным явлением ордынской политической системы стали не возбужденные уголовные дела против коррупционеров, а жесткий прессинг против самого Муртазина и его близких: увольнение жены и отца, травля в подконтрольных казанскому кремлю местных СМИ, налеты судебных приставов, покушение..

Ирек не унимался и из Казани, несмотря на тонкие и толстые намеки уезжать не собирался, начатый им «поход против коррупции во власти» прекращать не собирался.

Тогда, видимо, и было принято решение «изолировать по полной».

ЧИНОВНИКИ И ПЕДЕРАСТЫ

Для чего потребовалось возбуждение публичного обвинения по ст.282 УК РФ? А все очень просто: первоначально предъявленные обвинения по ст. 129 («клевета»), 137 («нарушение неприкосновенности частной жизни») УК РФ были практически недоказуемы и легко бы развалились если не на следствии, то уж точно в суде.

А вот суд по 282-ой в общественном сознали все равно будет как суд над «могильщиком Шаймиева». Организаторам травли не откажешь в уме. Они четко просчитали, что в общественном сознании как заноза будет сидеть твердое убеждение, что Муртазина судят именно за то, что он распустил слух о смерти Шаймиева. Следствие прекрасно понимало, что обвинения в распространении Муртазиным слухов о смерти «солнцеликого» в суде фактически беспочвенны, потому что в материалах дела предостаточно данных, указывающих на то, что слухи о том, что Шаймиев умер, начали расползаться по республике еще 11 сентября, 12-го они появились в Интернете, и что Муртазин, разместивший сообщение в своем ЖЖ в 15.00 был далеко не первым, кто написал о смерти Шаймиева. Об этом, свидетельствует, к слову, оглашенный в суде рапорт сотрудника УСБ МВД РТ..

Прикрывшись как щитом, заключением психолого-лингвистической экспертизы, которая, вопреки логике и здравому смыслу, «удумалась» признать власть «социальной группой» суд, однако, не учел того, что нарушает Конституцию, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу статья 282 УК РФ направлена на защиту закрепленного в главе 1 Конституции РФ равноправия граждан независимо от их убеждений, национальной и религиозной принадлежности. Ее главная цель состоит именно в защите прав меньшинств, недопущении их дискриминации. И фактически эксперты, а следом и следствие, подготовившее обвинительное заключение по уголовному делу, и суд, постановивший чудовищно-беспредельный приговор, фактически приравняли татарстанскую власть, татарстанских чиновников, к примеру, к дискриминируемым сексуальным меньшинствам.

В своем обращении на имя Прокурора Республики Татарстан Кафиля Амирова от лица правозащитной организации «Комитет за гражданские права» писалось: «Признание власти СОЦИАЛЬНОЙ ГРУПОЙ применительно к Татарстану фактически означает признание корпоративно-клановой природы системы татарстанской власти, отделенной от населения групповыми интересами, и преследующей свои групповые интересы, зачастую в ущерб населению республики.

Кроме того, признание власти СОЦИАЛЬНОЙ ГРУПОЙ противоречит Конституции Российской Федерации. Ст.1 Конституции РФ гласит, что «носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». По ст.10 Конституции РФ, «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны». Если власть — социальная группа, то, следовательно, именно социальная группа «власть» разделена на законодательную, исполнительную и судебную, которые никак не могут быть самостоятельны в силу групповых интересов. Наконец, ст.19 Конституции РФ утверждает, что «государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств».

Но суду и прокуратуре, как видимо, закон не писан. А вернее «закон что дышло». Также как в деле журналистки Айгуль Махмутовой.

ДВА ЖУРНАЛИСТА

25 ноября, когда судья второй день зачитывал приговор, мы с Людмилой Алексеевой ехали в СИЗО-5, к осужденной Айгуль Махмутовой.

Кто не знает, молодая журналистка Айгуль Махмутова была осуждена по целому скопу сфабрикованных уголовных дел («мошенничество», «вымогательство», «избиение сотрудника милиции»..) за то, что в ходе журналистского расследования, она выявила и придала огласке коррупционную схему, которую активно юзали чиновники Управы «Кузьминки» и находящиеся с ними в одной связке полукриминальные бизнес-дельцы.

Схема строилась на незаконном захвате и использования земли под строительство гаражных комплексов на территории г. Москвы, один из которых планировалось построить на месте детской площадки. Дельцы строили, чиновники Управы подмахивали, после завершения строительства, «задним числом» нужные (и заведомо незаконные) разрешения

Айгуль, после того как к ней, как к журналисту, посыпались письма от жителей дома, во дворе которого собирались уничтожить детскую площадку, начала изучать ситуацию. В процессе расследования, сбора информации и материалов ей стало известно, что земельные участки под строительство выделяются незаконно. При этом выявились явные преступные факты коррупции. Махмутова обратилась с соответствующими заявлениями в правоохранительные органы и к мэру г. Москвы Лужкову Ю.М. с просьбой о проведении проверок и привлечении виновных к ответственности.

Лужков дал указание в ситуации разобраться, незаконную стройку отменить, виновных установить и наказать. Стройку для виду прекратили (позже, после ареста и осуждения Айгуль она была вновь возобновлена), виновных «не нашли», а против настырной журналистки, посягнувшей на «жизненное пространство» возбудили уголовное дело. Потом второе. В начале прошлого года ее взяли под стражу, а в середине уже осудили к пяти с половиной годам лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима.

Комментируя приговор в отношении Ирека Муртазина, его шеф — директор ИГПИ Вячеслав Игрунов, сам в советское время осужденный за критику тогдашнего правящего режима, сказал:

«В современной России журналистика остается опасной профессией. Потеря работы, шельмование, избиения и даже смерть — дело достаточно обычное. Но людей увольняют чаще, как-то стыдливо, по-домашнему, убивают — из-за угла. И не поймешь, кто же виновен. В Татарстане предложен публичный спектакль. Постыдный спектакль, где журналист, осмелившийся противостоять власти, обвиняется в разжигании ненависти к социальной группе под названием “власть”.»

И «дело Муртазина» и «дело Махмутовой» — журналистов, осмелившихся выступить против коррупции — на наших глазах становятся прецедентными. Потому что единственным доступным сейчас гражданскому обществу орудием по борьбе с несправедливостью и произволом лучше всего владеют именно журналисты. И позволить власти расправиться с ними — это значит признать себя покорным «терпилой», готовым лизать сапог и стонать под нагайкой. Единственное, что необходимо для окончательного триумфа упырей — это чтобы честные и порядочные люди молчали и ничего не делали.

ТЕРРОР КАК МЕТОД УПРАВЛЕНИЯ

В одной из своих последних записей в ЖЖ Ирек написал:

«Простые люди боятся чиновников.

Чиновники боятся своих начальников.

Начальники боятся мэров и министров.

Министры и мэры бояться президентов и губернаторов.

Губернаторы и президенты боятся простых людей, прежде всего того, что простые люди перестанут боятся.

Это круговорот страха, масштаб которой — пандемический.

Панический страх перед чиновниками заставляет простых людей сидеть ниже воды, тише травы, не высовываться и выполнять указания чиновников. Иногда даже преступные указания (на тех же выборах не мэры с губернаторами фальсифицируют итоги голосования, а простые учителя, коммунальные, социальные и прочие работники....).

Панический страх чиновников перед своими начальниками заставляет их выполнять любые указания своих начальников. Иногда даже преступные указания (как, например, начать засыпать правобережье реки Казанки, не имея на руках разрешительной документации).

Панический страх начальников перед мэрами и министрами заставляет их выполнять любые указания мэров и министров. Иногда даже преступные указания.

Панический страх мэров и министров перед губернаторами и президентами заставляет их выполнять любые указания губернаторов и президентов. Иногда даже преступные указания.

Панический страх губернаторов и президентов перед населением заставляет губернаторов и президентов культивировать страх населения перед чиновниками всех уровней. Потому что страх — самый главный ресурс управления населением и выжимания из населения всех соков. Именно пандемия страха — самая благоприятная среда для разгула коррупции и чиновнического беспредела. Потому что человек, который не боится, никогда не даст взятку и не будет терпеть чиновничий произвол....

Чиновники, начальники чиновников, мэры и министры, президенты и губернаторы очень боятся тех, кто не боится их. Но этих они еще как-то терпят. А вот терпеть тех, кто мало того, что сам не боится, но готов и других «заразить» антистрахом , власть уже не может.... Высшее проявление этого «нетерпения» — возбуждение уголовного дела за разжигание социальной розни в отношении социальной группы «власть».

10 ноября, в своем последнем слове я сказал: « ....какое бы наказание не вынес суд, это наказание не выполнит своего назначения, а именно, назначения, предусмотренного ст. 43 УК РФ. Я как писал, так и буду писать, как занимался общественно-политической деятельностью, так и буду заниматься. То есть, ни о каком исправлении и предупреждении совершения новых «преступлений» не может быть и речи. Потому что исправление, в том смысле, в каком это заложено в статье 43 ч.2 УК РФ будет означать отказ от убеждений, отказ от высказывания своего мнения. Позволить себе этого я не могу»....

А в ходе судебного следствия я говорил, что ни один суд в мире не может лишить меня свободы. Потому что лишение свободы — это не тюремные стены. Потому что свобода для меня — это внутренняя свобода, отнять которую никто не сможет.

И поэтому, какой бы приговор сегодня не вынес Кировский районный суд Казани — цель этого приговора не меня наказать. Цель — преподнести урок другим, чтобы не повадно было «бузу бузить», требовать от власти выполнять то, ради чего власть и существует, то есть предоставлять услуги населению. Цель — усугубить пандемию страха....»

На латыни «страх» означает «террор». Террор является методом, используемый властями для того, чтобы манипулировать общественным мнением, продвигая свои интересы. Для азиатских сатрапий террор является методом усправления. Власти Татарстана путем применения внешне легального и кажущегося эффективным насилия думали сломить и запугать гражданского активиста, показать пример для всех недовольных и несогласных, запугать и закошмарить явных и потенциальных оппозиционеров.

Но брошенный в застенки казанского «централа» герой не думает сдаваться. Он показывает нам пример мужества и стоякости. Мы должны ему помочь и поддержать

Я обращаюсь к Президенту и ко всему Народу: ДАЙТЕ! ИРЕКУ МУРТАЗИНУ! СВОБОДУ!

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter