Кошмар на улице Новаторов

Хотел я, было, писать сегодняшнюю колонку на очередную вечнозеленую историософскую тему, да, видать, не судьба. Уже неделю вокруг нашего многострадального храма Преображения Господня на улице Новаторов кипят нешуточные страсти. Конечно, за это время «кошмар на улице Новаторов» получил широкое освещение в бумажных, электронных и эфирных СМИ. Но, поскольку на родном сайте пока еще не было ни одного сюжета, даже новостного, то приходится все же писать в колонке. Как говорится, «все сам, все сам».

Напомню еще раз историю вопроса. Четыре года назад к священнику храма Пресвятой Троицы в Воронцовском парке о.Роману Маркову обратились две пожилые прихожанки. Бабушки сообщили батюшке, что старое здание теплопункта, затерянное после реконструкции пятиэтажек между высотными домами во дворе-колодце, в прошлом было православным храмом во имя Преображения Господня. Одна из бабушек в девичьи годы венчалась в этом храме.

По словам старушек храм был построен и освящен в годы Первой мировой войны. Видимо, он построен на месте старого деревенского храма. В 20-е годы храм был закрыт. Длительное время здание бывшего храма использовалось в качестве объекта НКВД. Одно время в нем действовал филиал радиостанции «Коминтерн». В 60-е годы, когда территория нынешней улицы Новаторов вошла в состав Москвы, в здании храма располагались детская музыкальная школа и художественные мастерские. После пожара в конце 70-х школа была закрыта, и в здании располагался теплопункт. После реконструкции пятиэтажек, здание теплопункта планировалось снести. В префектуре уже обсуждались планы постройки на месте снесенного здания подземного гаража.

И тут появился о.Роман. Он сразу после ознакомления со свидетельствами старушек развил бурную деятельность в защиту здания бывшего храма от сноса. Показания бабушек были нотариально заверены. Вскорости была зарегистрирована православная община храма Преображения Господня в селе Дальнее Беляево. О.Роман был назначен настоятелем храма. Были собраны экспертные заключения и архивные документы о том, что спорное здание в прошлом являлось храмом. Община начала обращаться к районным, окружным и городским властям с просьбой передать здание бывшего храма Русской Православной Церкви для проведения в нем богослужений. Патриарх неоднократно обращался с письмами на эту тему к мэру Лужкову. О.Роман каждое воскресенье служил в здании храма молебны. О.Роман распространял по району письма, в которых угрожал гневом Божиим в случае сноса здания бывшего храма. Он писал, что в случае, если на месте храма будет построена детская спортплощадка, то дети будут ломать на ней руки и ноги. Он говорил, что ездил в Оптину Пустынь к старцу Илию, и что о.Илий благословил его защищать здание храма до последнего и предупреждал, что в случае сноса храма район могут постигнуть кары Божии вплоть до землетрясений и обрушения домов.

Однако на все наши письма мы получали ответы, как будто написанные под копирку. Нам писали, что данные, которые мы предоставляем в наших письмах, являются недостаточными для доказательства того, что спорное здание в прошлом являлось православным храмом. Честно говоря, эта ситуация для Москвы является довольно нестандартной. Обычно письма Патриарха, а уж тем более, письма Патриарха вместе с письмами десятка депутатов Госдумы вполне достаточно для положительного решения вопроса. Судя по всему, кто-то в свое время очень серьезно пробашлял «вопрос о подземном гараже». По району ходят слухи о каком-то Ашоте Мартиросовиче с очень серьезными связями на самом верху. Впрочем, что там такое на самом деле – никто не знает.

Я с первых же месяцев помогал о.Роману в его благородном деле. Мы с друзьями привлекли к защите храма депутатов Госдумы, помогли собрать 5 тысяч подписей москвичей, организовали за короткое время несколько десятков публикаций в интернете и бумажной прессе, несколько сюжетов по радио и телевидению. Одна из этих публикаций оказалась роковой.

После моей статьи в «Московских новостях» «Ломом подпоясанные» Лужков позвонил префекту ЮЗАО Челышеву и потребовал разобраться. Челышев пригласил к себе о.Романа вместе с его старостой, вице-президентом «Евразбанка» Вячеславом Чикалиным. Он предложил им отказаться от защиты здания бывшего храма взамен на выделение землеотвода площадью 1 га в промзоне Обручевского района. О.Роман согласился. Я не могу винить его за это, возможно, на его месте я поступил бы также.

Однако дальше начались, мягко выражаясь, недоразумения. Первым делом о.Роман потребовал от нас, чтобы мы перестали совершать воскресные молебны в здании храма. Мы очень удивились. То, что о.Роману выделяется землеотвод для храмового строительства – это дело хорошее. Но это не повод запрещать нам молиться о даровании нам восстановления храма. Ведь мы, в отличие от о.Романа, не связаны никакими взаимными обязательствами с префектурой ЮЗАО. Тогда нам было предъявлено обвинение в том, что мы «противимся воле церковного священноначалия». Мы удивились еще больше. Вроде бы, в Патриархию мы ходим не реже уважаемого батюшки, и точно знаем, что церковное священноначалие поддерживает и инициативу о.Романа по получению землеотвода, и нашу инициативу по борьбе за возвращение храма Церкви. Более того, в Патриархии нам неоднократно говорили, что в случае отказа властей выделить земельный участок под храмом для передачи его Церкви, группа православных предпринимателей готова выкупить эту землю с тем, чтобы передать ее безвозмездно в церковную собственность.

Но, так или иначе, через несколько дней после того, как мы «отказались расходиться», по странному совпадению, двери церковного здания оказались заварены. С тех пор, вот уже три года мы собираемся по воскресениям в любую погоду у заваренных дверей и служим молебен мирским чином. За эти три года о.Роману таки был выделен землеотвод по адресу улица Челомея, 10 и он построил деревянную церковь во имя преподобного Иосифа Волоцкого. Казалось бы, мы разошлись мирно. Однако в своих проповедях в храме и в воскресной школе батюшка продолжал нас время от времени обличать. То называл «иудами», то категорически не рекомендовал своим прихожанам участвовать в «самозваных и безблагодатных так называемых крестных ходах». Подозреваю, что причина этих выпадов в наш адрес заключается в том, что землеотвод о.Роман получил на православную общину храма Преображения Господня в селе Дальнее Беляево, расположенную аккурат по юридическому адресу нашего храма. И, видимо, мы своим присутствием и своими молебнами с крестными ходами чем-то мешали батюшке.

Мы не особенно обращали внимание на все эти «бури в стакане воды», продолжая регулярно собираться на воскресные молебны в, может быть, немного наивной надежде, что «все как-нибудь рассосется само собой». И для надежд, в самом деле, были некоторые основания. Не без доброго совета Патриархии к нашим молебнам стали присоединяться православные общественники – братчики Союза православных братств, Союза православных граждан и Союза православных хоругвеносцев. Иногда заходили несколько проживающих в районе православных священников. Часто появлялся проживающий в Москве беженец из Косова игумен Серафим. Соседи даже стали называть нас «русско-сербским храмом».

На Светлую братчики Союза православных хоругвеносцев замазали всякие безобразные надписи на стенах нашего храма, типа «Предоставляю юридические услуги, телефон такой-то» «православными граффити» - «Христос воскрес!» и «Храм Преображения Господня», нарисовали на стенах кресты. На день памяти российский новомучеников водрузили над храмом под торжественное пение тропаря новомученикам православный крест. А потом начались искушения.

Сначала кто-то сбил крест. Потом аккуратно забелили все наши «граффити». Потом к зданию храма подбросили дохлую кошку и голубя с оторванной головой. А ночью с субботы на воскресенье, разбудив всех детей и стариков во дворе, к зданию храма подъехал гусеничный экскаватор. Воскресный молебен мы служили уже в его присутствии.

В понедельник с утра появились строительные рабочие и стали обносить периметр храма строительными заграждениями. Что они собираются строить, мы так и не поняли. Было ясно лишь, что они действуют по указанию главы Управы Обручевского района Олега Волкова, и что снос храма возможен. Вечером в понедельник приехали хоругвеносцы и восстановили «граффити».

Утром во вторник мне позвонил непредставившийся рабочий и предупредил, что в 11 будет снос.

Выбежав во двор, мы обнаружили уже знакомых нам рабочих в окружении чиновников из управы.

После беседы с нами чиновники, по доброму лужковскому обычаю так и не представившись, немного поорали на нас, угрожая ОМОНом и пообещав «поговорить с нами по-другому», сели в свои членовозы и укатили, оставив строителей мокнуть вместе с нами под дождем.

Уехавшие чиновники вызвали милицию. Милиция спросила: «Что у вас тут происходит?». Мы объяснили. Милиционеры сказали: «Так вы тут «живым щитом» стоите? Какие молодцы! Только не подавайтесь на провокации, а то у нас вызов был, что вы тут драку устроили».

А строители после беседы с нами засмущались. Водитель экскаватора сказал, не имеет ни малейшего желания сносить здание церкви. После этого он пошел в близлежащий храм Пресвятой Троицы посоветоваться со священником. Настоятель отослал его к о.Роману. О.Роман, выслушав благочестивого бульдозериста, посоветовал ему «Сносить!». После чего, как в известном еврейском анекдоте «про кепочку», попросил после сноса занести ему остававшиеся в храме все эти три года парочку аналоев и другую церковную утварь.

Но, надо сказать, к чести бульдозериста, он не последовал доброму пастырскому совету о.Романа. Весь понедельник он простоял вместе с нами прихожанами, окружавшими храм «живым щитом», так и не приступив к сносу. Впрочем, ему было немного лучше, чем нам, поскольку время от времени он грелся в кабине незаглушенного экскаватора. А поздним вечером приехал известный историк архитектуры Михаил Коробко, помогавший в свое время о.Роману с экспертизой храма. Михаил провел с нами «ночную фотосессию». Возможности его фотоаппарата это позволяют. Так прошел вторник.

А в другом конце нашего двора шел митинг пайщиков платной автостоянки, заплативших по 75 тысяч рублей за нарисованные машино-места на асфальте фирме, связанной с Управой. Пайщики опасаются, что их автостоянку снесут, а на ее месте возведут подземный гараж, где машино-место стоит уже под сотню тысяч долларов.

Надо сказать, это были не единственные скандалы, происходившие в этот день на улице Новаторов. Во вторник же Управа пыталась снести половину пятиэтажки «вместе с жильцами», оставив во второй половине людей. Вообще, не везет Обручевскому району и ЮЗАО в целом на жильцов. То на улице Вавилова жильцы митингуют против незаконного строительства, то на улице Марии Ульяновой происходит народный сход против строительства дома на месте радиоактивного могильника. Не позавидуешь главе Обручевской управы Олегу Волкову и префекту ЮЗАО Алексею Челышеву. Сплошные, понимаешь, непонятки. Пора менять народ. Совершенно конкретно пора.

Кстати, во вторник был праздник Покрова Пресвятой Богородицы. Поражает цинизм неведомых режиссеров, пытающихся возродить сталинский обычай сносить церкви в дни церковных праздников.

Уже во вторник я выступил в прямом эфире «Русской службы новостей» и «Эха Москвы». А в среду к нам приехали «Вести-Москва». Сюжет показывали в четверг по каналу «Россия» несколько раз. Поскольку мы так и не смогли выяснить, что же происходит, в среду депутат ВМО «Лосиноостровское» Александр Кузин подал в Управу Обручевского района депутатский запрос. К Управе подъехали также депутат ВМО «Покровское-Стрешнево» Матвей Цзен, глава Московского отделения Союза православных граждан Кирилл Фролов и известный правозащитник, адвокат Леонид Ольшанский.

В четверг с утра мне позвонил прямо из эфира Сергей Доренко. Пока я был в эфире «Русской службы новостей», по другому телефону позвонили, что здание храма опять быстро ограждают строительными ограждениями. Пока я бежал во двор, позвонила секретарша главы Обручевской управы и соединила меня с Олегом Волковым. Олег Александрович попросил о встрече. Через 15 минут мы встретились около храма.

Судя по всему, Олега Александровича убедил с нами встретиться его завсектором по оргправовым вопросам Дмитрий Сеченов, наблюдавший за процессом ограждения строительной площадки. Видимо, Дмитрий Лерьевич был неприятно поражен оперативностью, с которой наши женщины сбегались к храму при первых же признаках строительных работ.

Олег Александрович долго жал нам всем руки, после чего произнес краткую речь и, сказавшись сильно занятым, уехал, не ответив на наши вопросы и пообещав встретиться часиков в пять. Впрочем, уже в четыре мне позвонила его секретарша, отменив пятичасовую встречу и перенеся ее на неопределенный срок.

Из краткой зажигательной речи главы Управы можно было понять, что сегодня храм сносить не будут, что «не означает обязательства с нашей стороны не сносить это здание вообще». Нам было сказано, что в данный момент рабочие собираются строить в нашем дворе детскую спортивную площадку-«коробку». Почему при этом ограждают не место строительства площадки, а периметр храма, мы так и не поняли.

Через несколько часов мы выслушали в том самом сюжете «Вестей-Москва» интервью Олега Александровича, данное на день раньше, в котором он уже говорил не о «детской площадке», а о «детской площадке и автопарковке». Так что, какому из заявлений главы района надлежит верить, мы не знаем.

Впрочем, из краткой речи Олега Александровича можно было сделать и один положительный вывод. Он сказал, что готов вести с нами переговоры о выделении земли под храмом для церковных нужд, в случае, если мы будем зарегистрированы как православная церковная община. Так что, в ближайшие дни я надеюсь обрадовать этой благой вестью церковное священноначалие, подав прошение о регистрации общины на имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия.

Впрочем, это была единственная добрая весть в речи Олега Александровича. Видимо, собравшимся на беседу с главой Управы жителям двора показалось недостаточным количество добрых вестей в его речи. По крайней мере, вскорости после отъезда Олега Волкова строительные ленточки были сорваны неизвестными лицами. А вместо отмененной встречи с нами Олег Александрович получил письмо от жителей двора с требованием предъявить разрешительную документацию на планируемое строительство.

В этот же день депутат Александр Кузин по нашему поручению отправил наши письма протеста в ряд адресов высшего руководства Москвы и Российской Федерации.

А сегодня в пятницу, в 19 часов мы, даст Бог, проведем молебен с крестным ходом вокруг храма. К нам обещали прийти братчики Союза православных хоругвеносцев. Есть надежда, что к ним присоединится Православный корпус движения «Наши».

Если и вы, уважаемые читатели, пожелаете присоединиться к нам, мы будем вам очень рады. Наш адрес: ул. Новаторов, д. 36, во дворе корпусов 1, 2, 3 и 5. Проезд: метро Проспект Вернадского, автобус 661, маршрутка 300 до ост." 4-й роддом" или метро Калужская, автобус 163, маршрутка 123 до ост. "4-й роддом".

Я очень надеюсь, что информация о нашем храме дойдет, в конце концов, до высшего руководства страны. Ведь все мы знаем, что наш президент Дмитрий Медведев – верующий православный человек. Известны своей искренней православной верой и министр юстиции Александр Коновалов, и министр культуры Александр Авдеев. Так что, очень хочется верить – даст Бог, как говорили в советские времена, «прочтут и разберутся». И очень не хочется верить, что власти нашего района на полном серьезе готовы подражать Лазарю Моисеевичу Кагановичу, снесшему храм Христа Спасителя.

В заключение хочу искренне поблагодарить коллег-журналистов. За эту нелегкую неделю я понял, что такое журналистский профессионализм, журналистское неравнодушие и журналистская солидарность. Спасибо коллегам из «Русской службы новостей», «Эха Москвы» и «Вестей-Москвы». Спасибо всем, кто перепечатывал наши сюжеты в своих лентах новостей. Спасибо всем, кто про нас писал. Спасибо Наде Кеворковой из «Газеты» и Борису Межуеву и Никите Куркину из «Русского журнала». Спасибо Максиму Шевченко. Спасибо Максиму Маркову. Отдельное спасибо Сергею Доренко из РСН и Кириллу Михайлову из «РЕН-ТВ». Они сами звонили мне по собственной инициативе. И уж совсем отдельное большое спасибо Станиславу Стремидловскому из «Российских вестей». Стас единственный из коллег, который сделал материал по собственной инициативе, без моих звонков, просто читая мой ЖЖ. И, хотя из христианского смирения он и пишет в своем материале «мне позвонил мой старый приятель Виктор Милитарев», но я-то знаю, что Стас мне позвонил после того, как сдал колонку в номер. И, наконец, огромное спасибо всем, кто к нам приехал. Уже упомянутым Максиму Маркову, Михаилу Коробко, Кириллу Фролову, Леониду Ольшанскому, Александру Кузину и Матвею Цзену. И тем незнакомым мужчинам бандитской наружности, которые подъезжали к нашему храму, сказав, что они слышали «про творимый беспредел» по радио и готовы помочь, чем смогут.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter