Подводя итоги - 2011

ОТ РЕДАКЦИИ. Массовые народные протесты против фальсификации выборов вызывают не только понятный энтузиазм, но и скепсис. Его демонстрируют не только провластные пропагандисты-«охранители», но и честные люди, которые имеют свои причины «быть не в восторге».

Сегодня мы публикуем несколько статей, написанных очень разными людьми. Их объединяет одно: личная честность авторов и их критическое отношение к происходящему на улицах и площадях.

Редакция АПН поддерживает народные выступления и сама участвует в них. Мы не разделяем мнений и оценок, высказываемых авторами этих статей, особенно личных. Но мы были и остаёмся сторонниками неограниченной свободы слова, считаем дискуссию полезной и плодотворной, и придерживаемся старого принципа - «да будет выслушана и другая сторона».

 

 

Доспех тяжел, как перед боем.

Теперь твой час настал - молись!

А. Блок

 

Уходящий 2011 год свои главные итоги для нас, русских, приберег под финал, зато продемонстрировал их очень ярко. Можно сказать, это был год надежд и тревог. Но пока не понятно, стал он преддверием в светлый день или беспросветную ночь. Весы колеблются. Есть ощущение, что мы на пороге больших перемен, но к худшему или к лучшему - станет ясно разве что через полгода. Это будет напрямую зависеть от того, состоится или нет та протестная революция, которая, по мнению многих наблюдателей, началась на площадях Москвы. То «восстание масс», к которому периодически призывали, в том числе, отдельные деятели Русского движения (характерно, что их-то как раз и не видать на трибунах).

Мое отношение к происходящему предельно четко. Как историк я знаю, что каждая последующая революция всегда была для России и русского народа разрушительней и страшней предыдущей, оборачивалась все большими жертвами, все дальше отбрасывая нас от мира, процветания и стабильности - к варварству, разрухе, жестокости, хаосу, смерти. Каждый раз гибли миллионы русских людей, и не самых худших, ни в чем не повинных. Каждый раз мы опускались ступенью все ниже и ниже в мире нравственности и жизненного устройства. А поднимались затем на новую ступень благоустроенности все большими трудами и усилиями, надрывая жилы. Поднимались, чтобы снова рухнуть вниз в результате очередной революции, которая совершается, чтобы разрушить старый мир «до основанья, а затем...». Так было в 1917, так было в 1991...

Повторим ли мы вновь этот нехитрый трюк, закрепим ли смертоносный алгоритм? Минувшее двадцатилетие, казалось, должно было бы вразумить нас, заставить восчувствовать всю тяжесть проклятия «жизни в эпоху перемен» и возненавидеть тех, кто эти перемены готовит и форсирует. Ан, нет!

Оказалось, что за эти двадцать лет выросло новое поколение, для которого всегда было нормой то, что нам кажется пределом падения. Поколение, во-первых, ничего не боящееся, искренне и наивно полагающее, что хуже не будет. Потому что оно жило лишь в условиях непрерывно улучшающегося, помаленьку стабилизирующегося бытия, оно не видело, не помнит обвала жизни, ее полного крушения. Поколение, не знающее чувства открывшейся под ногами пропасти, когда надо все начинать с нуля, и неизвестно, чем завтра кормить детей. А во-вторых, поколение попросту непуганое, не сознающее судьбоносных угроз и вызовов наших дней. Эти молодые самоуверенные и жизнерадостные люди не понимают ни того, что наш народ потерял с 1991 года, ни того, из какого дерьма и с каким трудом мы выбираемся, ни того, в какое дерьмо легко можем влипнуть снова. Воздух «свободы» пьянит их, перебивая запах фекалий.

Сегодня этот горючий материал, разумеется, не думает о последствиях своего поведения. Сегодня юное поколение яростно самоутверждается в жизни и политике, заявляя о себе в вечном противостоянии отцов и детей. Ясно, что призрак подтасовок на выборах, возмущение фальсификацией - идеальный предлог, чтобы качнуть ситуацию в стране. И что же удивительного, если находятся деятели постарше и поопытней, матерые политиканы, эксплуатирующие честный, искренний порыв к справедливости и свободе молодых, простых и чистосердечных людей, в основном русских. Которые, как обычно, спохватятся, когда будет уже необратимо поздно.

Я считаю своим долгом обратиться к ним с объяснением сложившейся ситуации, чтобы итоги 2011 года не стали для нас роковыми и необратимыми. В противном случае 2012 год будет годом не «русской революции», а того самого Апокалипсиса, который нам прочат пророки и гадатели.

Ведь нам, как и прежде, не нужны великие потрясения.

Нам нужна великая Россия.

Русская страна - для русских и по-русски.

В этой связи особенно хочется обратиться к русско-националистической составляющей этой митинговой стихии. Есть ли у русских националистов, ввязавшихся в то, что некоторым из них представляется «национальной революцией», ясное понимание своих целей и задач, своих планов? Судя по выступлениям на митингах - нет.

Главное впечатление: вся кампания проходит почти исключительно на негативе, на отрицании, на криках «Долой!», «В отставку!» и «Хватит!». Ничего позитивного, созидательного, кроме требования свободы политзаключенным, не заявлено. Даже главный слоган Русского Марша, внесенный в его декларацию: «Даешь Русское национальное государство!» не удалось вписать в повестку дня митинга.

Детский сад, в общем. Дело тут не в личностях, все хороши одинаково.

Мне говорят, что ораторы от русско-националистического крыла должны были сдерживать себя, чтобы не оттолкнуть и не раздражить союзников. Ведь там были и представители либеральных движений, например, «Солидарности», и левые, и даже либертарианцы (защитники прав геев, лесбиянок, наркоманов), анархисты, «Демократический выбор» и Пиратская партия. Драгоценный резерв протестного движения.

Но сдержанность не пошла на пользу русским ораторам. Как подметил Алексей Поликовский («Новая газета»), когда со сцены Владимир Тор попытался заговорить о национальном русском государстве, «крошечная бабушка рядом со мной - фиолетовое пальтецо, серый беретик, детские ботинки - вдруг быстрым движением перевернула картонку, висевшую у нее на веревке на груди. Что там было написано раньше, я не заметил, а сейчас у бабушки на ее картонке-перевертыше стояло: "Фашизм не пройдет!" И она так же быстро бросила на меня строгий взгляд, и я успел увидеть седую прядь, выбившуюся из-под беретика, и морщинистое, старое, но живое лицо с очень внимательными глазами». Поистине, коня и трепетную лань не запряжешь в одну телегу. И таких «бабушек» разного пола и возраста были многие тысячи. А когда три человека с имперским флагом вылезли на помост для телевидения и стали скандировать «Россия будет свободной!», то полиция через несколько минут прогнала их с помоста. Полно и других примеров, говорящих о том, что продвинуть русский дискурс в протестные массы, перевербовать их в целом не удалось.

Однако если у вас как участника совместного мероприятия нет своей четко выраженной и привлекательной для масс программы, ясных и больших целей и задач, это значит, что в меру своего понимания вы будете работать на себя, а в меру непонимания - на других.

Что, на мой взгляд, пока и получается.

Напомню, как это у нас уже бывало.

 

История учит, что она ничему не учит

Утром 19 августа 1991 года мне позвонили мои коллеги по работе и панически заявили, что на улицах Москвы танки: «Что делать?!». «Не волнуйтесь и не беспокойтесь. Живите как обычно и делайте свое дело. Нас это не касается», - ответил я и уехал в Крым в отпуск.

К тому времени я уже прекрасно разобрался в том, что представляет собой Ельцин и ведущая его к власти свора либеральной интеллигенции. И, хотя персоналии ГКЧП были мне в большинстве своем противны, да и вообще советская власть всегда воспринималась как не своя, я понимал, что на смену ей идет гораздо худшая дрянь. Но что можно было поделать? Мой голос вряд ли бы кто услышал. Никто не опубликовал бы мои мысли, никто не предоставил бы мне эфир. А между тем, огромные массы людей уже были приведены в движение, остановить которое не было шансов. Я не стал наблюдать, как одна гадина жрет другую, поскольку не мог ни вмешаться, ни даже сочувствовать ни одной из них. Махнул рукой и предоставил все своей судьбе.

Сегодня, когда появился Интернет, я не имею права на подобный эскапизм. И поскольку митинги на Чистых Прудах, на Болотной площади и на проспекте Сахарова слишком напоминают мне митинги 1989-1991 годов, я обязан высказать все, к чему обращена такая аналогия. А тогда - уехал.

Дело в том, что к 1991 году русского партийного вельможу, хозяина огромного промышленного региона Бориса Ельцина уже тайно и плотно облепила, захватила в свои объятия и повела к верховной власти, не отпуская ни на миг, нерусская и антирусская мразь, которая и воцарилась потом, и правила из-за ширмы весь срок его президентства. А затем и часть президентского срока Путина. Это был настоящий кошмар, беспредельный разгул антинародных, антинациональных сил. И казалось, что это навсегда, что нам уже не выбраться из-под их гнета. Памятная «семибанкирщина» - лишь малая, надводная частичка этого смертоносного айсберга.

Но в 1989-1991 годы на виду были совсем другие люди - «ум, честь и совесть нации». Академики Андрей Сахаров и Дмитрий Лихачев, Анатолий Собчак, Гавриил Попов, Сергей Станкевич, Геннадий Лисичкин, неразлучные Гдлян и Иванов, Виталий Коротич, Галина Старовойтова, Юрий Черниченко и др. Они говорили о нравственности и справедливости, они обличали темное царство лжи, насилия и коррупции, призывали к разумному, честному, светлому жизнеустройству, к подлинной демократии, к «реформам». Давали рецепты исправления косной советской экономики, заскорузлой общественно-политической жизни. Они казались светочами добра, интеллекта и порядочности...

Ельцин был их главным тараном, оплотом, вокруг которого группировалась названная публика; его необыкновенный дар все сокрушать был необходим как ничто иное. Все прочие строились за ним клином, приснопамятной тевтонской «свиньей», чтобы пробить брешь в стане противника, а там уж развернуться во всю мощь. Так и было сделано.

Кто же знал тогда, что Ельцину, этому божьей милостью разрушителю, не соответствует дар созидания! Массы шли за ним, верили ему, несли его на руках в Кремль. Руководствуясь, конечно же, самыми лучшими побуждениями и самыми благородными чувствами. Толпа принимала его с безумным поклонением, и кто бы посмел тогда встать против толпы! Кто бы посмел что-то вякнуть против этого чудовища, погубителя России! Дерзкого порвал бы негодующий народ.

Противостоять этому разгулу слепого, самоубийственного восторга мог бы только один человек: Александр Солженицын с его колоссальным авторитетом. Но для этого надо было срочно бросить все дела, свой обустроенный Вермонт, примчаться в Россию и дать по мозгам всей этой звездобратии. Он предпочел взять паузу... И потерял свою судьбу и свою страну. Горьким был его конец, горьким, как «Россия в обвале» - политическое завещание Солженицына, книга-предостережение, адресованная прямо нашим дням.

Даешь справедливость! Даешь правду и волю! Даешь честь и совесть! А получили легион березовских и гусинских...

Так будет и на этот раз, ведь не случайно одним из организаторов митингов на Болотной и проспекте Сахарова вновь, как в 1989-1991 гг., стал Михаил Шнейдер. Не случайно вновь выполз на божий свет и зашевелился, затряс клейменой каиновым пятном башкой Михаил Горбачев. Издал заветное шипение реваншиста: «Нас за Перестройку топтали, ломали, предавали анафеме. Сейчас восстанавливается связь со всем тем, что мы бескорыстно начинали, во имя чего шли на риск. Свобода, личная честь - мы этого хотели» (Новая газета, № 144).

Видели. Помним. Знаем, чем кончилось. Сыты последствиями по самое горло. Лично я потерял в кошмарной воронке, завихренной идущим на дно государством Российским, своих родных отца и сына. Счет потерь всего народа идет на многие миллионы человеческих жизней, о прочем уж не говорю.

Сегодня, когда я вижу Алексея Навального, ловко накаляющего стотысячную толпу своим словом с трибуны (по известному шаблону «Леопольд, выходи! Выходи, подлый трус!») - на фоне переговаривающихся с ухмылкой Бориса Немцова, Виктора Шендеровича, Михаила Касьянова, Алексея Кудрина, Гарри Каспарова, Владимира Рыжкова, Григория Явлинского и т.п. - я до боли остро вспоминаю те проклятые годы. Я вновь вижу перед собой воплощение голого пафоса разрушения «до основанья, а затем...». Знакомая картина. Только Валерии Новодворской не хватает.

Я отчетливо понимаю, что если Навальным, этим тараном, будет вновь сокрушен режим и восторжествуют ельциноиды-реваншисты, то недобитая, недоподеленная, недообглоданная при Ельцине Россия разлетится клочками по закоулочкам, и нам останется только вновь собирать ее по крохам, тихим словом поминая сокрушителей...

Итак, предположим, путчистам удастся ввергнуть страну в хаос, президентские выборы будут сорваны, Путин свергнут, в стране возьмет власть группа заговорщиков-авантюристов. Но ведь придать всему этому видимость легитимности придется все равно! Взывая сегодня к Конституции, путчистам завтра придется ее выполнять и соблюсти процедуру каких-никаких выборов главы государства.

Кого же выберут? Дадут ли самому-то Навальному выполнить в полном объеме роль Ельцина? Доведут ли обаятельного юного борца с коррупцией до трона? Сможет ли он стать президентом России?

Нет, верховной власти ему, конечно, не видать. Не тот калибр. Ельцин, все же, был хозяином огромного богатого региона, был аппаратчиком, управленцем, высокоранговой номенклатурой. Он был в той же весовой категории, что и Горбачев каких-то пять лет тому назад. Люди верили, что такой справится и с государственным кормилом. А Навальному доверить руль вряд ли можно: не та квалификация.

Для кого же он торит путь? Кому стелит одежды под ноги? Где либералы-реваншисты возьмут проходную пешку, кого поведут в ферзи?

Есть только одна фигура в российской оппозиции, покруче Навального и Касьянова вместе взятых, которую легко можно двинуть на трон.

 

Кукловоды, на сцену!

С трибуны на проспекте Сахарова (знаковое совпадение!) Алексей Навальный, и не только он, призывал всех вспомнить и почтить «несправедливо осужденного» Михаила Ходорковского.

Это имя было озвучено не случайно. Как уверяет нас главный рупор либералов «Новая газета», «более 80% участников исследования поддерживают лозунг об освобождении всех политзаключенных в стране, включая бывших руководителей ЮКОСа Михаила Ходорковского и Платона Лебедева» (№ 145).

Неважно, что Страсбургский суд по правам человека не признал Ходорковского политзаключенным. Неважно, что в представлении, скажем, большинства русских людей политзаключенными являются вовсе не экономические преступники, а те, кто сидит за мыслепреступления по откровенно политическим 280, 282 статьям и т.п. В том числе осужденные за убийство, которого, я убежден, не совершали, молодые русские националисты Никита Тихонов и Евгения Хасис. Обо всем этом, разумеется, газета умолчала.

Но она не раз и не два неназойливо подчеркнула, что выход на свободу Ходорковского есть чуть ли не главная надежда собравшихся.

В мастерски сделанной статье Зои Ерошок «Марина Филипповна, танцующая с плакатом», нам в подробностях рассказано о том, как на проспект Сахарова мать Ходорковского «приехала на метро». И «почти каждый оратор на митинге говорил: "Свободу политзаключенным!" И стотысячный (или больше?) народ кричал: "Свободу политзаключенным!" И фамилия Ходорковского звучала с трибун часто. Марина Филипповна казалась невозмутимой... Танцующую с плакатом Марину Филипповну сбежались снимать, по-моему, все фотокоры... Плакат Марина Филипповна весь митинг так и не выпустила из рук... Все, кто подходил к Марине Филипповне на митинге, говорили ей, что уже совсем скоро ее сын будет на свободе».

Вот так едва заметное простым глазом событие профессионалы делают едва ли не центральным. Ловко.

Зачем? Затем, что именно к фигуре Ходорковского тянутся ниточки надежд реваншистов.

Далеко не случайно Михаил Прохоров - согласованная кандидатура в президенты от созвездия олигархов ельцинского призыва, включая Бориса Березовского - заявил, что первым делом, став президентом, освободит Ходорковского. Понятно, что президентом ему не стать и обещание свое он не выполнит. Дело не в этом! Тут важно обозначить приоритетность дел для будущего президента, кто бы им ни стал. Важно приучить общество к простой мысли: нет, оказывается, в России более важной проблемы, нет более значительного дела, чем освобождение Ходорковского!

Далеко не случайно и то, что за пару дней до того, 21 декабря, на заседании Совета при Президенте по развитию гражданского общества и правам человека был представлен доклад о результатах «общественной экспертизы» по приговору Хамовнического суда и по второму делу Ходорковского и Лебедева в целом. Общий объем документа составил 347 страниц. Всего в Совет поступили экспертизы от девяти широко известных экспертов в области права и экономики, включая трех профессоров зарубежных университетов. Огласившая выводы экспертов бывший судья Конституционного суда Тамара Морщакова заявила на заседании совета об отсутствии доказательной базы вины Ходорковского и Лебедева, нарушении презумпции невиновности при рассмотрении дела в отношении них, а также обвинительном уклоне суда. Рекомендации Совета по правам человека, сделанные на основании доклада таковы: поставить перед Генпрокуратурой РФ вопрос «о принесении в порядке надзора представления на вступивший в силу приговор в целях его отмены». Следственному комитету также надо предложить вернуться к этому делу по вновь открывшимся обстоятельствам, так как научная общественность выявила в нем «фундаментальные нарушения, свидетельствующие о судебной ошибке».

Вполне возможно ожидать, что уходя со своего поста, Медведев отметит последней подлостью свое на нем пребывание и поступит в соответствии с рекомендацией. Хотя бы для того, чтобы отмстить «старшему в тандеме» за облом надежд на продолжение игры в президента (опасно было Путину назначать преемника ниже себя ростом). И заодно подыграть друзьям-либералам в надежде на хороший пост после путча.

Дальнейшее - дело техники. Пешка станет ферзем в рекордно короткие сроки. Пусть Ходорковский не был ни губернатором, ни министром: зато он руководил крупнейшей компанией в стране, поистине государством в государстве. Это реальный политический тяжеловес, способный сыграть в Большую Игру. В тюрьме у него было время обдумать такой вариант. Ни бывшему вице-премьеру, ельцинскому любимчику Немцову, ни даже бывшему премьеру Касьянову (в народные герои оба не годятся), ни тем более вовсе низкоранговому Навальному это не по плечу. О Ходорковском же с пиететом отзывались даже такие крутые националисты и враги режима как экс-депутат Андрей Савельев и сидевший в одной камере с олигархом полковник Квачков.

Да и народ русский, воспитанный на сказках, любит такие превращения: из камеры тюремной, со шконки лагерной - на трон Всея Руси! Даешь «невинномученика Святого Ходора» в президенты!

Что еще кому неясно?

Если что-то неясно, то дообъяснит Борис Абрамович Березовский, который уже заявил, что планирует вернуться в Москву из Лондона в марте 2012 года. «Вернусь в Москву сразу, как только меня перестанет приглашать генеральный прокурор, - пояснил он в интервью РСН. - Генеральный прокурор весной, я считаю, уже перестанет меня приглашать. Тогда у меня появится возможность свободы выбора».

Откровеннее о планах смены власти не скажешь. Как написал еще в 2007 году вологодский поэт Иван Славодаров:

Выйдет в маске страдальчика модного

Ходорковский плясать при луне,

И примчится немедля из Лондона

Березовский на белом коне.

Не перевелись пророки на земле русской!

Что можно противопоставить этим планам реваншистов-ельциноидов, этой заматерелой в борьбе с «путинским режимом», а на деле с трудно возрождающейся Россией, нерусской и антирусской публики? Что нужно сделать, чтобы не воплотился зловещий сценарий? Есть одна простая и очень действенная идея.

Очередной гигантский митинг устроителями планируется на февраль, на начало президентской кампании. Я считаю, что Алексей Навальный, если он зрелый, мыслящий человек, трезво оценивающий свои возможности, должен проникнуться сознанием ответственности момента. Ясно и понятно: приведи он к трону Ходорковского, то что бы ему самому сегодня ни обещали, делить Россию станут без него. Немцов, Каспаров, даже Явлинский и мн. др. что-нибудь да получат, но только не он, этнически чуждый этой рвущейся к власти группировке. Ведь обещать - не женится. Недаром такое раздражение вызвало у всей либеральной братии одно только появление Навального и его выступление на Русском марше 2011 года. Какой вопль негодования пронесся по всей либеральной прессе, от «Новой газеты» до «Ежедневного журнала»! Какую предъяву выкатили ему соратники по антипутинской коалиции! Какое «фэ» ему высказали!

Понятно, что для наших этнических либералов он чужой, случайный человек, чьи связи с русским национализмом выглядят непростительно, служат поводом для осуждения. Тем более что именно ловким маневром одного из русских ораторов митинга, Владимира Ермолаева, Борис Немцов, кумир еврейской диаспоры, был бесцеремонно отодвинут и заменен на Навального в качестве главы Комитета национального спасения. Да, Навального эти люди сейчас пока терпят, они попутчики, он нужен им, как нужен был разрушитель Ельцин. Но это только до победы.

Для того чтобы и сам Навальный, и сделавшая на него ставку часть Русского движения получила реальные политические дивиденды от митинговой активности, необходимо идти до конца в раз избранном направлении. Необходимо воспользоваться уникальным случаем, и против харизматического либерального вождя выдвинуть своего: Бориса Миронова. Ведь Верховный суд 26 декабря признал незаконным отказ Центризбиркома зарегистрировать его в качестве кандидата на президентских выборах. И теперь ему открыта дорога к посту президента.

Кто как не участники митингов, подобных тем, что были на Болотной площади или проспекте Сахарова, могли бы с легкостью собрать и представить в ЦИК 2 млн. подписей в поддержку кандидата, а потом и провести всю кампанию? Надо только немного смелости и ясного понимания расклада сил.

Свидетель бог, я не поклонник Миронова, это не луч света в темном царстве. Но в ситуации, когда в такой игре русским националистам выпадает козырная карта, ею надо воспользоваться. Хотя бы для того, чтобы поломать игру либералам-реваншистам. Харизматик против харизматика, русский Миронов против еврея Ходорковского: каков сюжет для исторического полотна! Тем более что именно Борис Сергеевич, в отличие от меня, пятнадцать лет неустанно взывал к народному восстанию. Так вот же оно! Используйте момент! Воплотите мечту!

Естественно, договариваться об этом надо заранее и скрытно, чтобы противник не провел контригру и не сорвал планы. Но это уже дело техники. Встреча Навального с Мироновым, на предмет негласного планирования президентской кампании, кажется мне тактически совершенно неизбежной. И политически максимально выигрышной. Уж играть, так по-крупному!

 

Что делать Путину

На Русском Марше, предшествовавшем Болоту имени Сахарова, в числе прочих несли растяжку: «Каддафи мертв. Кто следующий?». С намеком на Путина, конечно.

Сравнение и намек не очень удачные. Мне вообще-то жаль полковника Каддафи. Который для своего народа сделал столько, что ливийцы должны бы ему с утра до вечера земно кланяться и памятники ставить. Взять хоть такой показатель: с 1961 года население в Ливии выросло в четыре (!) раза: с 1,4 до 5,7 млн. человек. Это ли не результат его экономической, внешней и внутренней политики! О, если бы русский правитель смог добиться такого результата для русского народа! Да я бы ему ноги целовал!

Жалко Каддафи, которого народ «отблагодарил» известно как. Но еще больше жалко Ливию, которая скатилась в кровавый хаос, утратила независимость и попала под пяту внешнего управления. Ее по заслугам горький удел уже очевиден. О пути к процветанию, которым вел ее преданный своему народу и преданный своим народом полковник, придется забыть. Вывод отсюда - суровый и ко многому обязывающий: народ есть существо неблагодарное и переметчивое, вечно недовольное, не ценящее благодеяний и не чтящее своих благодетелей.

У Путина пока нет таких заслуг перед русскими, какие были у Каддафи перед ливийцами. Тем не менее угроза для него вполне реальна. Я не склонен недооценивать митинговую стихию, хоть у нас и не африканский климат. Тем более что под маркой бюджета митинга легко сформировать настоящий бюджет переворота, путча из «добровольных пожертвований» сильных мира сего. В том числе - самых сильных мира сего.

В этой связи я задумался: а что бы я сделал на его месте, чтобы сохранить власть и голову, а «крикунам и печальникам», а равно  их зарубежным спонсорам натянуть нос?

Прежде всего, не торопиться выполнить требования Болота имени Сахарова, но и не медлить с рядом первоочередных мер. Политика уступок - тут совершенно прав Валерий Соловей - это плохая, проигрышная политика. Стоит пойти по этому пути, и в ответ на уступки начнется безумная эскалация требований. Их будут наращивать, утрировать, доводить до абсурда. Отказ выполнять заведомо невыполнимое вызовет истерию и т.д.

Нужны не уступки, а игра на опережение, перехват инициативы.

1. Я бы, в первую очередь, вспомнил о том, что вот уже четверть века внутренняя политика в России определяется внешней политикой. Исходя из этого и учитывая, что США намерены превратить Путина во второго Лукашенко, изгоя мирового сообщества, - самый сильный, экстремальный, хотя и самый трудный ход состоит в том, чтобы наконец провести реальное объединение России и Белоруссии в одно государство, Великую Россию. После чего на первый срок Путин занял бы в нем пост президента, а Лукашенко - премьера, а на второй срок - наоборот. Вот это был бы настоящий тандем, такой, какой нам нужен! И русские люди восприняли бы его на ура, и все остались бы живы-здоровы, а наши противники надолго забыли бы о своих зловещих планах. Они с Белоруссией-то справиться не смогли пока, а с союзным государством и подавно не смогут, перетопчутся.

2. Надо до конца понять, глубоко осознать, что русский вопрос в России - ключевой. Надо его постичь досконально. Это самостоятельная, казалось бы, теоретическая задача, но без ее решения не сдвинуться на практике ни на шаг.

Постигнув же, следует открыть, наконец, дорогу самоорганизации русских: снять все ограничения на партийное строительство по национальному признаку (благо они противоправны), на создание Федеральной русской национально-культурной автономии. Эти запреты были продавлены лично обер-русофобом Владиславом Сурковым и должны быть отставлены вместе с ним. Не надо этого бояться. С основным, государствообразующим народом страны будет гораздо легче говорить и договариваться, если у него появится лицо - легитимный представитель прав и интересов. Вместо разного калибра смутьянов и демагогов, никем не уполномоченных выражать волю народа.

Основная «фишка» тут в том, что на Русское движение никого нельзя назначить сверху, можно только выбрать из наличного состава лидеров. Ни Вячеслав Никонов, назначенный на фонд «Русский мир» потомок сионистки Полины Жемчужиной, ни многоуважаемая Наталия Нарочницкая, председатель Фонда исторической перспективы и руководитель парижского отделения Института демократии и сотрудничества, ни руководство Всемирных Русских Соборов (КПД = 0), ни телеперсонажи типа Михаила Леонтьева, Ивана Демидова и т.д. - не являются таковыми лидерами и не помогут сдвинуть дело с места.

А самое главное - категорически нельзя даже пытаться изобретать свой, удобный» для публичного обозрения, устраивающий международную общественность и все местные элиты «русский национализм». Нет более опасной и проигрышной тактики! В таком национализме не будет Правды, а значит - силы. У нас есть выверенный вариант, на создание которого ушло столетие. Им и надо воспользоваться.

3. В связи с тем, что три из четырех парламентских партий (ЛДПР, КПРФ и СР) выставили на повестку дня вопрос о придании русским конституционного статуса государствообразующего народа России, нужно внести на обсуждение в Госдуму соответствующую поправку к Конституции. Преамбула должна открываться словами: «Мы, русский народ и все граждане России...», а в главе «Основы конституционного строя Русского Государства» должен быть пункт: «Русский народ является коренным, титульным и единственным государствообразующим на всей территории России (Русского Государства)».

Это минимальное требование, которое позволит в дальнейшем правильно развивать наше законодательство. Не мешало бы также внести на рассмотрение законопроекты «О русском народе» и «О разделенном положении лезгинского, осетинского и русского народов и об их праве на воссоединение», уже подготовленные специалистами и опубликованные. А также и иные, список известен.

4. Я всемерно приветствую назначение Сергея Иванова главой Администрации, а Дмитрия Рогозина вице-премьером, курирующим оборонку, а значит и лично министра Сердюкова. А равно увод со своих должностей Владислава Суркова и Джохан Поллыевой (без комментариев). Долгожданные меры, лишь бы не запоздалые.

Но этого, на мой взгляд, недостаточно.

Завершить работу в данном направлении следует, как минимум, заменой министров Фурсенко и Нургалиева. Меня спросят, а что Нургалиев, он лишь служака, выполняющий команды сверху. Так да не так. Активная комплектация офицерского состава, в том числе высшего, этническими кадрами и вытеснение русских (это, кстати, и к прокуратуре относится), повсеместный перевод отделов по борьбе с организованной преступностью в ранг отделов по борьбе с экстремизмом, ярость преследований русских националистов по политическим статьям - это все во многом зависит от нерусского министра. И должно быть изменено в корне.

5. Есть ряд мер попроще, лежащих на ладони и очевидных невооруженному глазу, например:

- отменить национальные квоты в вузах России;

- отменить ст. 282 УК РФ, закон «О противодействии экстремистской деятельности». Прекратить преследования за инакомыслие, упразднить индекс запрещенной литературы, ликвидировать новую инквизицию;

- освободить узников совести, политических заключенных, осужденных по вышеназванным статьям и законам. «Свободу политзаключенным!» - самый естественный лозунг дня;

- укомплектовать русскими кадрами Первый и Второй телеканалы. Нелепо и провоцирующе выглядят передачи, в которых два еврейских деятеля под водительством еврейского телеведущего обсуждают русскую проблему! А мы видим подобное часто;

- проводить регулярные консультации с наиболее видными представителями русского движения. В т.ч. правозащитниками. Иначе политика Кремля и дальше будет входить во все более жестокий клинч с русским движением, что неизбежно приведет к эскалации насилия.

На такие встречи с русскими у Кремля почему-то никогда не хватает не то времени, не то мужества, не то доброй воли. Но когда-то ведь придется начинать!

6. Наряду с этими тактическими требованиями «ближнего прицела» есть, конечно, гораздо более важные требования «дальнего прицела», стратегического характера. Хотя не первой срочности.

А именно:

- либо отменить национально-административные формирования на территории России, либо предоставить русским право на самоопределение и государственность, какое есть у татар, башкир, чеченцев, якутов и проч. Иначе нарушается ст. 19 Конституции РФ;

- разрешить формирование партий по национальному признаку, поскольку противное нарушает права человека на объединение;

- вернуть народу право на референдум в его первоначальном варианте, без обременительных ограничений, по сути аннулирующих данное право;

- создать новое министерство, но не «по делам национальностей», а «по делам русского народа», где будет и департамент по делам народов России;

- отменить дискриминирующую русских поправку 2003 года к Закону «О национально-культурной автономии»;

- вернуть графу «национальность» в паспорт в обеспечение ст. 26 Конституции РФ. Наличие конституционного права при отсутствии механизма его исполнения есть издевательство над человеком, над его национальными чувствами;

- учредить Чрезвычайную государственную комиссию по расследованию геноцида русского народа в ХХ-XXI вв. и преодолению его последствий;

- политически и экономически поддерживать на постоянной основе русскую диаспору в ближнем и дальнем зарубежье.

Наверное, этот список можно бы и расширить, но в любом случае заявленные изменения будут в числе первоочередных.

Они консолидирую русский народ вокруг Кремля (как и всегда должно быть в идеале) и обеспечат Путину такую поддержку, что никакие путчи станут не страшны. А призрак Каддафи придет по душу тех, кто его вызывает.

 

ВВП, работа над ошибками

Советская власть, исходя из имперских побуждений, вела крайне близорукую национальную политику, стоявшую на двух принципах: 1) соблюдение баланса сил «русской» и «еврейской» партий в имперском центре (о чем нам в деталях поведали такие участники событий как Александр Байгушев, Сергей Семанов и др.) и 2) отстраивание этнических элит в советских республиках с целью лучшей управляемости страной. Ошибочность обоих принципов ярко проявилась в годы Перестройки и крушения Советского Союза, когда более сплоченная, лучше организованная и более модерная «еврейская партия» отодвинула «русскую партию» от рычагов управления и продвинул

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter