АПН Онлайн-энциклопедия ПодмосковьяОнлайн-энциклопедия правды
Главная События Публикации Мнения Авторы Темы Библиотека ИНС
Вторник, 28 июня 2016 » Расширенный поиск
МНЕНИЯ » Версия для печати
2008-03-07 Дмитрий Артемьев, православный христианин

Восьмое марта: праздновать или нет?
Это день публичного преклонения перед женским началом

Я не буду говорить о том, почему праздновать Восьмое марта православный человек не может. Об этом уже давно всё сказал о. Андрей Кураев в своей знаменитой статье «Можно ли не праздновать Восьмое марта?». Несмотря на то, что его богословские взгляды вызывают очень большие вопросы и недоумения у людей истинно верующих, как и у нашего священноначалия, но в данном вопросе он совершенно прав.

Впрочем, можно и не читать умных статей. Есть непреложная истина: православный не может праздновать советские праздники, никакие советские праздники, ибо это полностью и абсолютно отделяет его от Бога, Истины и Церкви. Противобожеская и противочеловеческая совчина есть царство Антихриста, всякое иное воззрение на неё есть преступление перед Богом. И если насилие советской власти православному человеку приходилось терпеть со смирением, то добровольное соучастие в её радостях — в том числе сопразднование её побед над Богом и людьми (а всякий советский праздник таков, иным он быть не может!) есть непрощаемый смертный грех, тяжелейший даже, чем убийство — ибо это богоотступничество в чистом виде. Православный, празднующий советский праздник, убивает Бога в себе, распинает в своей душе Христа, приобщается делу Иуды, Ленина и Троцкого. И нет такого проклятья, которого бы он не заслужил, нет мук ада, которые он не заработал бы своим сорадованием совчине.

Повторюсь: это должно быть абсолютно понятно всякому церковному человеку, и говорить тут нечего. Но я хочу обратиться к людям нецерковным, светским. Людям, у которых их страшная участь — рождение в проклятой совчине, вотчине дьявола, — отняла Бога, но которые сохранили в своём сердце хотя бы естественный нравственный закон. И среди советских «людей» есть такие, которые, будучи духовно кастрированы атеизмом, всё же не совсем лишены света совести, чести, стыда, и даже начатков страха Божьего. К ним я и хочу обратиться.

Я хочу объяснить, почему даже светские не должны праздновать в этот день. Именно не должны: речь идёт о нравственном выборе, а не о вкусовщине.

Восьмое Марта сейчас называют «женским днём». Хорошо, примем это за чистую монету. Тем более, что более серьёзный, сатанический смысл празднования как бы забыт, как бы упрятан под сукно. Просто «женский день». В это верят все, поверим и мы на время.

Итак, «женский день». Что это означает? Это день публичного преклонения перед женским началом, поклонения женщине, поскольку она является женщиной. Заметим, что «дня мужчины» нет: так называемое «двадцать третье февраля» всё-таки не называют мужским днём, это «день советской армии». На самом деле это был день начала гражданской бойни, истребления православных мужчин, чему и радуются советские. Но об этом мы поговорим, если Бог даст, в другое время, а сейчас именно о женском дне.

Итак, мы поклоняемся женщине, поскольку она женщина. Речь не идёт о поклонении каким-то женским добродетелям, да это и невозможно, поскольку таковых нет. Женщина, если и способна обладать какими-то добродетелями, то лишь теми же, которые есть у мужчины, только в ослабленном и ухудшенном варианте, поскольку женская природа сильнее поражена грехом. По милости Божией женщинам прощается многое, чего нельзя простить мужчинам. Но в данном случае мы видим поклонение женщине как женщине, то есть поклонение её именно женской природе.

Хочу признать: естественные свойства женщины — например, способность рождать, а ещё более способность быть матерью, воспитывать детей и так далее — может быть, заслуживали бы уважения и даже почитания, хотя и не в форме праздника. Но в данном-то случае речь об этом не идёт: тогда бы мы праздновали День Матери, или что-то в этом роде. О нет, речь идёт именно о женском в его самом низменном смысле. Мы, фактически, воздаём почести женским душевным и телесным свойствам самого низкого, греховного толка. То есть женским грудям, лону, матке — вот чему поклоняются те, кто поклоняются «женщине».

Восьмое марта — праздник греха, греха блудного, причём особенно постыдного тем, что этот грех как бы не называется по имени, он выступает прикровенно, как одушевляющее начало действа.

Это проявляется и в символике праздника. Женщинам дарят цветы, отлично зная, что цветок — это половой орган растения, раскрытый для оплодотворения. Цветок — обнажённый символ соблазнительной похоти. Поэтому, кстати, всякие цветочки на балкончиках греховны, невинный с виду букет — откровенный символ свального греха, групповухи, и греховен всякий интерес к цветам и наслаждение цветами. Нюхающий розу не побрезгует понюхать и неудобоназываемые части женщины: ведь это, в сущности, одно и то же.

Также женщинам предподносят сладости, всякие конфеты, тортики и пирожные, вредные для здоровья: что это, как не символы греха, который, как известно, сладок в устах, но горек во чреве?

Про алкоголь я вообще молчу, тут всё понятно. Вино исторически появилось как средство для склонения мужчин и женщин ко греху: вино — орудие блуда. Вино Причастия — чудо Божье: орудие греха служит к спасению. Но просто вино, особенно шампанское — блудно. Разве самый вид шампанских пузырьков не наводит на мысли о блудном грехе? А ведь шампанское — ритуальное вино Восьмого марта, в отличие хотя бы от водки, которую пьют на двадцать третье и которая во многих отношениях является более нравственным напитком…

Теперь вопрос. Да, люди удобосклоняемы ко блуду, как и ко всем прочим грехам. Но стоит ли принимать участие в чествовании этого греха, в поклонении ему?

При этом стыдность, жалкое неприличие такого празднования прямо-таки бросается в глаза. В этот день женщины открыто вымогают из мужчин «особое отношение», подарки, поклонение. Они, впрочем, делают это всегда, по своей природе. Но тут это происходит открыто, как бы по праву. Даже те женщины, которых возраст и физические недостатки обычно удерживают от проявления блудной страсти, в этот день вспоминают о том, что они женщины. Самая почтенная, давно вышедшая из блудного возраста женщина, весь год не разгибавшаяся над рабочим столом, в этот день прихорашивается, мажется косметикой, начинает блестеть глазами и требовать мужского внимания. Она, уже позабывшая было о своей греховной природе, снова возвращается — пусть мнимо, на время — в блудное состояние. И когда мужчина дарит ей цветы и конфеты, он как бы блудит с ней, пусть даже не в мыслях и чувствах, но на дне души, в её чёрных глубинах. Где уже не человек передаёт коробку конфет бухгалтерше, а похотливый чертёнок пристраивается к женской бесовке.

Итак, прежде чем праздновать — подумайте, что вы празднуйте. И посоветуйтесь со своей душой, со своей совестью: хорошо ли творить то, что вы творите?

А если хотите в самом деле провести этот день как подобает человеку, а не похотному животному — позвоните старенькой матери, а ещё лучше бабушке. Если вы хотя бы немного верующий человек — напомните им о краткости жизни и о той вечности, которая нас ждёт за порогом, о страшном Суде Божьем, и о том, что мы должны делать и как жить, чтобы иметь надежду на милость Его к нам. Если не веруете совсем — просто скажите им ласковые, тёплые слова, упокойте их старость, их немощь.

И задумайтесь о своей собственной жизни. Впрочем, это так же полезно и в любой другой день.

РЕКЛАМА