Дружба народов на Никитском бульваре

Тема круглого стола Института национальной стратегии «Политический смысл «кадыровщины» и угроза распада Российской Федерации» была столь горяча, что от него с ужасом отказались обычные пресс-площадки. Пристанище для него нашлось в знаменитом Доме журналистов на Никитском бульваре. Бог да благословит этих добрых людей, они явно не подозревали, на что идут. Впрочем, не подозревали и организаторы. В числе участников были заявлены российские политики Дмитрий Рогозин, Виктор Илюхин, а также известный чеченский оппозиционер, бывший мэр Грозного Бислан Гантамиров.

Видимо, это последнее обстоятельство и привело к неожиданному ажиотажу вокруг мероприятия. Такого количества высокостатусных чеченцев московские круглые столы не видели давно. Быть может, не видели вообще никогда.

Кто-то в чеченском руководстве решил, что в Москве готовится интеллектуальная провокация против Рамзана Кадырова. В итоге на мероприятие ИНС были мобилизованы люди столь уважаемые, что увидеть хотя бы одного из них на обычном круглом столе было бы огромным счастьем. Между тем их было несколько.

Присутствовали — бывший кандидат в президенты Чечни Хусейн Джабраилов, бывший министр иностранных дел в правительстве Дудаева Шамиль Бено, действующий член Совета Федерации Муса Умаров, спецпредставитель президента Чечни в Москве, министр правительства Чечни Нурады Бархаматов и многие другие уважаемые люди. Каждый уважаемый человек привел с собой десяток людей менее уважаемых, так что, когда я подошел к Домжуру, во дворе его клубилось несколько десятков молодых людей пэтэушно-спортивного вида.

Чуть более уважаемые люди сидели на диванчиках внутри здания, еще более уважаемые — терлись у двери в зал, где проходило мероприятие. В маленьком зале, где проходил семинар, был аншлаг. За небольшим столом сидели Дмитрий Рогозин, Виктор Илюхин, Станислав Белковский, президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов, главред АПН Борис Межуев, известный эксперт Сергей Маркедонов, Бислан Гантамиров и «другие официальные лица». Под официальными лицами здесь следует понимать исключительно статусных чеченцев. Остальные, менее статусные, сидели вокруг стола на стульях и стояли у дверей столь плотно, что я впервые в жизни оказался в чеченской толпе.

Круглый стол открыл президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. В кратком вступительном слове он отклонил упреки в том, что повестка мероприятия слишком конфликтна. На деле значительная часть экспертного класса России встревожена теми требованиями, которые выдвинуты Кадыровым, — вывод войск, комплектация дивизий постоянной дислокации чеченцами, заявление главы парламента Абдурахманова о том, что чеченцы претендуют на побережье Каспийского моря, вмешательство в конфликт в Кондопоге. Чеченцы имеют право говорить, что если они воевали за то, чтобы остаться в с составе России, то в России им должны быть предоставлены равные условия. Однако сегодняшние условия не являются равными, поскольку за спиной у чеченцев стоит крупная силовая группировка, — заявил Михаил Ремизов.

Заведующий отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа Сергей Маркедонов говорил, что Чечня находится вне правового поля России. Во многом в этом виновата сама российская власть, которая проводит политику чеченизации власти в Чечне, то есть узаконивания чеченских взглядов на право вместо исполнения закона, — отметил Маркедонов.

Дмитрий Рогозин призвал к диалогу российской и чеченской общественности. Вместе с тем, он отметил, что «чеченское руководство сегодня допускает очевидные ошибки, которые находятся не на грани уже, а за гранью новых законодательных актов, в частности, закона «Об экстремизме». По его словам, «лакмусовой бумажкой стали недавние события в Карелии и последовавшие за ними заявления премьера правительства Чеченской республики господина Кадырова». «Мы все должны понять, что восстановление Чеченской республики… не может быть делом одной силовой группы, которая находится сегодня у власти» в Чечне, — отметил Рогозин.

Бывший мэр Грозного Бислан Гантамиров заявил, что «главная задача — наведение конституционного порядка путем восстановления органов государственной власти — не выполнена. Государственная власть Чеченской Республики присвоена группой лиц».

Член Совета Федерации от Чечни Муса Умаров призвал не критиковать Рамзана Кадырова, даже если «он что-то делает неправильно».

Бывший министр иностранных дел Ичкерии Шамиль Бено отметил, что Рамзан Кадыров пользуется большим авторитетом в Чечне. Кроме того, Кадыров «прекрасно знает, что такое Кремль, прекрасно знает цену российским элитам», — несколько двусмысленно отметил экс-министр. Он же заявил, что власть в Чечне принадлежит Владимиру Путину через Рамзана Кадырова, уподобив, таким образом, Чечню личному владению действующего президента России. Напомним, что аналогичные порядки существовали в Древнем Риме — там Египет считался личной собственностью цезаря и не входил в формальную структуру империи. «Чеченская республика будет нормальным субъектом только тогда, когда Россия станет федерацией. Пока будет унитарное государство, где доминирует славянофильство, чеченцы не будут добропорядочными гражданами», — заявил Бено.

В ходе дискуссии чуть было не возникла драка между Гантамировым и одним из чеченцев, впрочем, их быстро разняли. Обстановка, тем не менее, оставалась напряженной. На улице дежурили несколько десятков молодых чеченцев. По лестнице «Домжура» сновали туда сюда порученцы уважаемых людей. В воздухе пахло большой дракой. Точнее, пахло обструкцией Гантамирова. Оставалось только гадать, какие она примет формы. Впрочем, как передавали компетентные люди, еще до начала круглого стола чеченского стороной было сказано: «нам не нужны провокации».

Руководство «Домжура» оказалось на редкость интеллигентным. Для него молодые свитские чеченцы были кем-то вроде невежливых мальчишек, которые просто не умеют себя вести и шляются по лестницам вместо того, чтобы культурно сидеть на диванчиках. Но даже и до дирекции «Домжура» дошло, что дело пахнет скандалом, и тогда была вызвана милиция. Впрочем, стоит отметить, что она не понадобилась. Круглый стол завершился мирно. Участники стали выходить на улицу, где чеченская молодежь развернула плакаты: «Мы поддерживаем Кадырова», «Кадыров — мир и процветание», и почему-то «Рогозин — провокатор». Особенно понравился мне плакат «Кадыров — оплот России». Была в нем, если вдуматься, какая-то неожиданная правда.

Развернувшие плакаты чеченцы выглядели на редкость умильно — ни дать, ни взять движение «Наши» на митинге. И даже их спортивная выправка казалась своего рода формой.

Вице-президент Института национальной стратегии Виктор Милитарев стоял во дворе «Домжура» в окружении чеченской молодежи. Молодые люди заворожено слушали. Сначала я беспокоился за Виктора. Но, видя внимание, с которым его слушали чеченцы, постепенно перестал переживать.

Между тем Милитарев говорил: «Большая часть людей ведет себя слишком политкорректно и застенчиво. Это обычное поведение русских перед нерусскими глаза в глаза. Мне неудобно, но боюсь, что мне придется выступить от лица русских. Необходимо признать, что между нами существует замороженный межэтнический конфликт. И чеченцы имеют основания для претензий к русским и русские к чеченцам. Чеченцы этим пользуются, поскольку невозможно отрицать, что во время двух чеченских войн федеральные войска осуществляли ряд преступлений против мирного чеченского населения. Но чеченцы, увлекшись позаимствованным у евреев приемом торговли Холокостом, позабыли, что и русских есть к ним претензии. Возможно, что многие федеральные офицеры, совершая преступления против мирных чеченцев, считали, что осуществляют аналог того, что у чеченцев называется кровной местью. Я имею в виду месть за массовые убийства, изнасилования и отъемы квартир русских, осуществлявшиеся в период дудаевского правления. Пока чеченское руководство не осуществит возврат русских в Чечню, начав как минимум с того, чтобы русские, как и чеченцы, начали получать пособия и компенсации, мира не будет. Вторым условием мира является контроль авторитетов чеченской общины в России над действиями региональных диаспор, не допуская со стороны своих такие преступления в адрес русских, которые привели к массовым выступлениям в Кондопоге, либо же немедленно отмежевались от своих «быков», сдавая их в милицию или на расправу местных русских».

Чеченцы внимали.

Я поднялся наверх, в зал. Здесь еще оставались Рогозин и Гантамиров. «Там против вас плакаты», — сказал я Рогозину. «Не впервой», — ответил тот и пошел к выходу. Вместе с президентом ИНС Михаилом Ремизовым мы отправились вслед за ним. Толпа чеченцев постепенно рассасывалась. К зданию «Домжура» подъехал кем-то вызванный ОМОН. Милитарев что-то объяснял нескольким корреспондентам. Один из чеченцев скомандовал: «Передайте нашим, чтобы расходились».

По теплому осеннему солнышку мы с коллегами направились в сторону Кремля.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter